По делу обжалуются серьезные телесные повреждения, причиненные случайным выстрелом, произведенным сотрудником полиции в ходе операции по пресечению демонстрации. По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о постановлении ЕСПЧ от 04.11.2008 по делу "Эврым Ектем (Evrim Oktem) против Турции" (жалоба N 9207/03)

[неофициальный перевод] *

Эврым Ектем против Турции (Evrim Oktem v. Turkey) (N 9207/03)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 4 ноября 2008 года (вынесено III Секцией)

———————————
* Перевод с английского Николаева Г.А.

Обстоятельства дела

Как утверждают турецкие власти, трое полицейских в штатском, в том числе R.C., патрулировали окрестности школы, когда заметили нескольких молодых людей, развешивавших политический транспарант на школьной ограде. Они приказали им прекратить эти действия, но те не выполнили распоряжение, а стали угрожать им железными прутьями и палками. Полицейские произвели предупредительные выстрелы в воздух. Демонстранты побежали через проход, преследуемые полицейскими, которые продолжали стрелять в воздух. R.C. заметил заявительницу, которая была ранена в колено выстрелом. Заявительница утверждала, что случайно проходила мимо, когда в нее попала пуля. R.C. немедленно доставил ее в больницу, где выяснилось, что ранение вызвало многочисленные переломы. Судебно-медицинская экспертиза установила, что пуля была выпущена из оружия R.C. Заключительное медицинское обследование подтвердило, что заявительница получила пулевое ранение, повлекшее нетрудоспособность на 60 дней.
Отец заявительницы подал заявление о возбуждении уголовного дела против полицейского. На допросе R.C. заявил, что при столкновении с демонстрантами запросил подкрепление, но демонстранты стали проявлять агрессивность. Он добавил, что был вынужден стрелять в воздух, чтобы испугать их, а также выстрелил в землю, и пуля рикошетом попала в заявительницу. Против R.C. было возбуждено уголовное дело по факту причинения вреда здоровью с помощью огнестрельного оружия. Суд оправдал его, придя к выводу о том, что заявительница не должна была продолжать бежать, несмотря на предупредительные выстрелы. Он счел, что ввиду характера происшествия, поведения демонстрантов и их отказа повиноваться подсудимый имел право применить оружие и сделал это в соответствии с законодательством. Применение силы не было несоразмерным. Заявительница подала кассационную жалобу. Кассационный суд отменил обжалуемое решение на том основании, что оно противоречило Закону N 4616 от 22 декабря 2000 г., предусматривавшему отсрочку осуждения по ряду преступлений, совершенных до 23 апреля 1999 г. Суд по уголовным делам повторно рассмотрел дело и решил отсрочить вынесение приговора. Возражения заявительницы были отклонены.

Вопросы права

a) Материально-правовой аспект статьи 2 Конвенции. Европейский Суд не может согласиться с доводом государства-ответчика о том, что оспариваемое выступление могло перерасти в мятеж. Материалы дела не позволяли установить, что преступное поведение демонстрантов угрожало жизни посторонних прохожих, находившихся на месте происшествия в момент вмешательства полиции. Также трудно понять, каким образом полицейские могли рассчитывать контролировать ситуацию, находясь в автомобиле без опознавательных знаков и в штатской одежде. Что касается угроз применения железных прутьев и палок и предполагаемой попытки одного из демонстрантов напасть на полицию, эти сведения не были подтверждены каким-либо выводом суда.
Даже если предположить, что полицейские имели основания опасаться за свою жизнь, они не должны были забывать о соблюдении необходимого равновесия между целями и средствами. В отсутствие очевидной эскалации конфликта или серьезной угрозы для безопасности людей, безусловно, было более предпочтительно дождаться подкрепления, лучше экипированного для нейтрализации подобных действий, и избегать ненужного провоцирования толпы, принимая во внимание, что в тот момент у полицейских не было иных средств принуждения, кроме оружия. Вместо этого трое полицейских предприняли выполнение импровизированной операции по собственной инициативе, вследствие которой R.C. был вынужден применить оружие неконтролируемым и опасным способом. Таким образом, Европейский Суд не может согласиться с тем, что применение силы в настоящем деле объяснялось добросовестной убежденностью полицейского в том, что от нескольких демонстрантов исходит серьезная угроза, а тем более от заявительницы, которой в период этих событий было 14 лет. В любом случае поведение R.C. не отвечало требованиям действующего турецкого законодательства.
R.C. пользовался значительной самостоятельностью действий и предпринимал непродуманные шаги, чего, возможно, не случилось бы, если бы он прошел надлежащую подготовку и обучение или, по крайней мере, подразделение, в котором он запросил подкрепление, дало ему ясные и адекватные указания. Ухудшение ситуации, несомненно, объяснялось тем, что действующая система не обеспечила четких инструкций и критериев, регулирующих применение силы в мирное время полицейскими при индивидуальных действиях или в ходе операций преследования. В совокупности эти обстоятельства порождают ответственность государства, которое в противном случае могло бы обоснованно ссылаться на трудности, сопровождающие деятельность полиции в современном обществе, непредсказуемость человеческого поведения и оперативные решения, которые неизбежно должны учитывать приоритеты и имеющиеся ресурсы.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (принято единогласно).
b) Процессуальный аспект статьи 2 Конвенции. Несмотря на судебные задержки, которые сами по себе нарушали соответствующее позитивное обязательство в данном деле, Европейскому Суду достаточно принять к сведению, что уголовное дело, возбужденное против полицейского, было прекращено на основании Закона N 4616, что фактически привело к его безнаказанности. Подобный мягкий подход турецкой системы уголовного преследования не способствовал эффективному предотвращению незаконных действий, обжалуемых заявительницей.

Постановление

По делу допущено нарушение требований статьи 2 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице 16 000 евро в счет компенсации причиненного морального вреда.