Приговор по делу о приготовлении к организации убийства оставлен без изменения, так как вина осужденного в совершении преступления подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, его действиям дана правильная юридическая оценка, наказание назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, обстоятельств дела, данных о его личности

Определение Верховного Суда РФ от 01.10.2008 N 73-О08-17сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего: Кудрявцевой Е.П.
судей: Боровикова В.П. и Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Павловой М.Н., кассационные жалобы потерпевшей П. осужденного Жербанова М.М. на приговор Верховного суда Республики Бурятия от 7 апреля 2008 года, которым
Жербанов М.М. <…> судимый 23 апреля 1998 года Советским районным судом г. Улан-Удэ РБ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 147 ч. 3 УК РСФСР, 159 ч. 3 п. "б" УК РФ путем частичного сложения наказаний к 6 (шести) годам лишения свободы, был освобожден условно-досрочно на 2 года 2 месяца 7 дней 19 июня 2001 года освобожден, —
осужден: по ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и по п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 8 (восьми) годам и 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, с исчислением срока отбытия наказания с 7 апреля 2008 года и зачетом в срок отбытия наказания время содержания под стражей с 25 апреля 2007 года по 6 апреля 2008 года включительно.
Курбетьева А.Н. <…>
оправдана по обвинению в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33 и п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, на основании п. п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, за непричастностью к совершению преступления.
Мера пресечения в виде содержания под стражей в отношении Курбетьевой А.Н. отменена.
Вердиктом присяжных заседателей Жербанов М.М. признан виновным в организации приготовления к убийству П. являвшейся <…> территориального управления <…>. Преступление совершено с целью предупреждения возможности привлечения Жербанова к уголовной ответственности на основании материалов служебных проверок, к формированию которых П., по мнению Жербанова, имела отношение в силу своих служебных обязанностей.
В связи со своевременно принятыми сотрудниками милиции мерами, смерть П. не наступила по обстоятельствам, не зависящим от воли Жербанова.
На основании установленных вердиктом присяжных заседателей обстоятельств, суд квалифицировал действия Жербанова по ст. ст. 30 ч. 1, 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "б", "ж", "з" УК РФ.
Курбетьева А.Н., согласно предъявленному ей обвинению, обвинялась в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 30, ч. 3 ст. 33, п. п. "б", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Вердиктом присяжных заседателей, постановленным 2 апреля 2008 года, участие Курбетьевой в совершении указанного деяния признано недоказанным и она, на основании п. 2, 4 ч. 2 ст. 302 УПК РФ была оправдана за непричастностью к совершению преступления.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденного Жербанова М.М. и адвоката Озеровой И.Л. возражавших на доводы кассационного представления и поддержавших доводы кассационной жалобы осужденного Жербанова об изменении приговора, со смягчением наказания Жербанову, с учетом его явки с повинной, признания им своей вины и отсутствия тяжких последствий от преступных действий; выслушав мнение прокурора Кузнецова С.В., поддержавшего доводы кассационного представления и жалоб потерпевшей об отмене приговора в связи с нарушением уголовно-процессуального закона и просившего об оставлении кассационной жалобы осужденного без удовлетворения, судебная коллегия

установила:

Осужденный Жербанов в кассационной жалобе просит об изменении приговора со смягчением ему наказания. Он просит учесть его явку с повинной, то, что он признал свою вину, в содеянном раскаялся, активно способствовал раскрытию преступления, положительно характеризуется за период его нахождения в местах лишения свободы. Кроме того, в жалобе ставится вопрос о переквалификации действий Жербанова на ч. 1 ст. 105 УК РФ или на ст. 119 УК РФ с учетом того, что в отношении Курбетьевой вынесен оправдательный приговор и того, что он не преследовал умысла на убийство потерпевшей. Одновременно Жербанов высказывает мнение о том, что суд необоснованно учел в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, его погашенную судимость, и признал наличие в его действиях опасного рецидива.
В кассационных жалобах потерпевшая П. и в кассационном представлении Государственный обвинитель Павлова М.Н. просят об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение в связи с нарушением уголовно-процессуального закона.
В обоснование указанной просьбы в жалобах потерпевшей и в кассационном представлении содержатся ссылки на то, что со стороны подсудимых и их защитников на присяжных заседателей оказывалось незаконное воздействие, повлиявшее на формирование мнения присяжных заседателей и содержание их ответом на поставленные перед ними вопросы.
Незаконное воздействие на присяжных заседателей, по мнению потерпевшей и государственного обвинителя, выразилось в допускаемых подсудимыми и их защитниками высказываниях относительно допустимости доказательств и оценки указанных доказательств, в высказываниях о мотивах, побудивших Жербанова к совершению преступления и о состоянии здоровья Курбетьевой, а также в выяснении обстоятельств, не относящихся к существу рассматриваемого дела.
Несогласие с приговором выражается также в постановке перед присяжными заседателями вопросов под N 1 и N 8. Высказывается мнение о том, что объединение данных вопросов по позиции обвинения и защиты недопустимо, поскольку повлекло неясность и противоречивость вердикта.
Кроме того, в обоснование доводов об отмене приговора содержится ссылка на нарушение судом требований ч. 3 ст. 344 УПК РФ в случае, когда присяжные заседатели просили дать соответствующие разъяснения по вопросу N 8 и удалились в совещательную комнату без соответствующих исправлений в вопросном листе и краткого напутственного слова. Также высказывается мнение о том, что о нарушении судом требований п. 3 ст. 351 УПК РФ свидетельствует то, что суд, назначая наказание Жербанову, незаконно сослался на явку с повинной, как на обстоятельство смягчающее наказание, несмотря на то, что явка с повинной не являлась предметом исследования в судебном заседании и не могла быть учтена судом по тем основаниям, что о готовящемся преступлении органам милиции стало известно со слов У. и Б., и она имела место уже после задержания Жербанова.
В жалобе потерпевшей содержится ссылка на то, что присяжные заседатели в судебном заседании не всегда были сосредоточены на материалах исследуемого дела. Председательствующим не было разъяснено право, предоставляющее возможность заявить отвод конкретному присяжному заседателю в ходе судебного разбирательства после принятия присяги, поэтому потерпевшая считает, что вердикт коллегии присяжных заседателей вынесен незаконным составом.
Осужденным Жербановым М.М., оправданной Курбетьевой А.Н. и адвокатом Гришиным В.И. представлены возражения на кассационные жалобы потерпевшей П. и государственного обвинителя Павловой М.Н., в которых они просят об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб и кассационного представления — без удовлетворения, полагая, что приговор является законным и обоснованным, вынесенным с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. Приведенные в кассационных жалобах и кассационном представлении доводы, по мнению осужденного, оправданной Курбетьевой и адвоката, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не свидетельствуют о нарушении судом закона.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы потерпевшей и кассационного представления, судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии со ст. 379 УПК РФ основаниями отмены приговора по делам, рассмотренным с участием присяжных заседателей, являются нарушения уголовно-процессуального закона, неправильное применение уголовного закона и несправедливость приговора.
В силу ст. 381 УПК РФ нарушениями уголовно-процессуального закона, влекущими отмену приговора, являются такие нарушения, которые путем лишения или ограничения гарантированных уголовно-процессуальным законом прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдения процедуры судопроизводства или иным путем повлияли или могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.
При рассмотрении данного уголовного дела таких нарушений уголовно-процессуального закона не установлено.
Подготовительная часть судебного заседания и формирование коллегии присяжных заседателей проведены судом в полном соответствии с требованиями ст. ст. 327, 328 УПК РФ. Из протокола судебного заседания усматривается, что каких-либо замечаний со стороны участников процесса в адрес председательствующего не было высказано.
В возражениях на кассационные жалобы и кассационное представление правильно отмечено, что представленный председательствующему список со стороны защиты и обвиняемого, был отклонен по ходатайству государственного обвинителя и потерпевшей, за основу, а был принят список представленный стороной обвинения.
С учетом результатов судебного следствия, прений сторон, судьей были сформулированы в письменном виде вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, которые были представлены участникам процесса.
Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационного представления о неясности или противоречивости в вопросах под N 1 и 8. Вопрос N 1 сформулирован в соответствии с требованиями п. 1 ч. 1 ст. 339 УПК РФ — доказано ли, что деяние имело место. Вопрос N 8 сформулирован в соответствии с требованиями с п. 2 ч. 1 ст. 339 УПК РФ — доказано ли, что это деяние совершил Жербанов.
Из протокола судебного заседания усматривается, что в стадии обсуждения поставленных судом вопросов, в том числе и под N 1 и 8, ни со стороны государственного обвинителя, ни со стороны потерпевшей заявлений о неясности или противоречивости вопросов не поступило. Не было сделано заявлений о неясности или противоречивости вердикта, вынесенного на основании вопросов поставленных перед присяжными заседателями.
Согласно вердикту присяжных заседателей они пришли к единодушному мнению о непричастности Курбетьевой к преступлению совершенному Жербановым.
Из протокола судебного заседания (т. 7 л.д. 213 — 215) усматривается, что в 12 часов 37 минут 2 апреля 2008 года коллегия присяжных заседателей удалилась в совещательную комнату для вынесения вердикта. В 15 часов 40 минут, совещание было прервано в связи с тем, что присяжные заседатели возвратились из совещательной комнаты и в присутствии подсудимых, их защитников, государственного обвинителя и потерпевшей попросили дать им разъяснения в связи с возникшими у них затруднениями при разрешении вопроса под N 2 и N 8. Председательствующим было дано разъяснение присяжным заседателям с полным соблюдением требований закона. Ответ председательствующего содержал разъяснения, касающееся только технической стороны порядка дачи ответов на поставленные вопросы и не затрагивал сути их содержания. Допущенная в вопросном листе опечатка была своевременно устранена и не повлияла на законность и обоснованность вердикта.
Протокол судебного заседания свидетельствуют о том, что председательствующим трижды возвращался вердикт присяжным заседателям с признанием его неясным и противоречивым и трижды они вновь удалялись в совещательную комнату. Однако нарушений уголовно-процессуального закона при этом судом не было допущено. Все действия председательствующего связанные с дополнительными разъяснениями, уточнениями поставленных вопросов свидетельствовали о соблюдении требований ст. 344 УПК РФ.
Изученные судебной коллегией материалы судебного заседания не давали оснований для вывода о том, что на присяжных заседателей в ходе судебного разбирательства было оказано какое-либо давление со стороны участников процесса.
С соблюдением требований ст. 340 УПК РФ составлено напутственное слово председательствующего, с которым он обратился к присяжным заседателям пред удалением их в совещательную комнату для вынесения вердикта.
На основании вынесенного присяжными заседателями вердикта, Курбетьева оправдана за непричастность к преступлению, Жербанов осужден за преступление, в совершении которого он признан виновным вердиктом, вынесенным присяжными заседателями. Наказание Жербанову назначено в соответствии с требованиями закона и данными о личности осужденного. Ссылка в кассационном представлении на то, что суд необоснованно сослался на "явку с повинной" Жербанова, которая имела место, но не являлась предметом исследования в стадии судебного разбирательства, не дает судебной коллегии основания для признания приговора в этой части необоснованным. Несостоятельно утверждение Жербанова о том, что судом, при решении вопроса о наказании незаконно была учтена его погашенная судимость. Из материалов дела видно, что Жербанов 1960 года рождения, в 1998 году был судим за тяжкое преступление к 6 годам лишения свободы. 18 июня 2001 года он был освобожден от дальнейшего отбывания наказания условно-досрочно. Новое преступление Жербановым было совершено в марте — апреле 2007 года до истечения 6-летнего срока, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 86 УК РФ для признания его несудимым по предыдущему приговору.
С учетом изложенного судебная коллегия не усмотрела, предусмотренных ч. 2 ст. 379 УПК РФ оснований, для отмены либо изменения судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, а именно: нарушения уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора.
Председательствующий судья по данному уголовному делу действовал, как это усматривается из протокола судебного заседания, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

определила:

Приговор Верховного суда Республики Бурятия от 7 апреля 2008 года в отношении Жербанова М.М. и оправданной Курбетьевой А.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы потерпевшей и кассационные представления государственного обвинителя — без удовлетворения.