Приговор по уголовному делу об оказании пособничества по найму лиц, уголовное дело в отношении которых прекращено в связи с их смертью, в покушении на умышленное убийство группой лиц по предварительному сговору оставлен без изменения, поскольку виновность осужденных в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре

Определение Верховного Суда РФ от 11.09.2008 по делу N 20-008-47

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Магомедова М.М.
судей — Степанова В.П. и Пелевина Н.П.
рассмотрела в судебном заседании от 11 сентября 2008 г. кассационное представление государственного обвинителя Керимова С.А. на приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 20 июня 2008 года, которым
СААДУЛАЕВ З.Ш. <…>, судимый 15.08.2005 г. по ч. 1 ст. 109, ч. 1 ст. 222 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,
осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ на 8 лет лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 15.08.2005 г. и окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
АБДУЛАЕВ Г.М., <…>
осужден по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и ст. 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Саадулаев и Абдулаев признаны виновными в том, что по найму оказали пособничество А. и М., уголовное дело в отношении которых прекращено в связи с их смертью, в покушении на умышленное убийство М. группой лиц по предварительному сговору, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Степанова В.П. и мнение прокурора Соломоновой В.А. об оставлении приговора без изменения, а кассационного представления — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

в кассационном представлении ставится вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение ссылаясь на то, что Саадулаев и Абдулаев обвинялись в совершении посягательства на жизнь сотрудника правоохранительного органа, однако судом их действия необоснованно переквалифицированы на ст. ст. 33 ч. 5, 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "ж, з" УК РФ, хотя в ходе следствия они подробно показывали об обстоятельствах соучастия в посягательстве на жизнь работника милиции М. Эти их показания подтверждены показаниями свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями экспертиз и другими доказательствами.
Обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении и проверив материалы дела, Судебная коллегия не находит оснований для его удовлетворения.
Виновность осужденных в совершении преступления подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств, полно и правильно изложенных в приговоре.
Так, из показаний осужденных Абдулаева и Саадулаева следует, что весной 2006 года они приняли предложение расправиться с потерпевшим, который пристает к какой-то девушке, получили за это вознаграждение, после чего наблюдали за ним и видели его в кафе <…>, куда тот приехал в гражданской одежде на своей автомашине <…> за <…>. Следя за потерпевшим они установили его местожительство и время его выезда из дома на работу. 19 апреля 2007 года У. через Г. попросил отвезти его в Т., а по пути У. попросил заехать в г. К. и забрать его знакомого С., что они и сделали. После этого они поехали в сторону <…> и остановились у кафе на трассе возле перекрестка к дому потерпевшего, а когда машина потерпевшего проехала мимо, то они поехали за ней. На следующее утро он и Г. приехали в К. и, забрав У. и С. поехали в <…> и высадили тех на том же перекрестке. Они отъехали на 3 км к <…> и вскоре Г. сказал, что звонит У. и они вернулись к перекрестку, но не нашли их и поехали дальше, где У. с С. выбежали на дорогу и сели к ним в автомашину и У. рассказал, что между ними и потерпевшим произошел конфликт и потерпевший стал стрелять в них и ранил С. в плечо, а перед <…> У. с С. из машины вышли и ушли.
Из показаний потерпевшего М. видно, что он посадил в автомашину двоих мужчин, один из них — худощавый сел на переднее сиденье и держал руку в правом кармане куртки и он спросив у них про документы, тронул своей рукой его карман и ощутил пистолет. После этого открыл свою дверь, выпрыгнул из автомашины и стал доставать свой табельный пистолет и услышал выстрелы сзади и в ходе перестрелки был ранен. Никаких конфликтов с нападавшими у него не было. По фотокарточкам он опознал М. и А., как лиц, напавших на него 20 апреля 2007 года.
Эти обстоятельства нападения на потерпевшего подтверждены протоколами осмотра места происшествия; осмотрами автомашин потерпевшего и осужденного; заключениями экспертов; протоколом осмотра места происшествия и изъятия пистолета ИЖ 70-18А серия <…> который был применен М. и А. при нападении на 20.04.2007 г., что подтверждается баллистической экспертизой <…>; показаниями свидетелей.
Суд оценив совокупность этих доказательств, обоснованно признал их допустимыми и достоверными и пришел к правильному выводу о достаточности доказательств и доказанности виновности осужденных в оказании пособничества в покушении группе лиц, действовавших по предварительному сговору на умышленное убийство человека, а пособничество оказывалось в связи с получением ими ранее денег за эти действия и правильно квалифицировал их действия по ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30 и п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Правильно, в соответствии с характером и степенью общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных, роли и степени их участия в содеянном и отягчающих обстоятельств, назначающим наказание, которое является справедливым.
С доводами кассационного представления об отмене приговора в связи с неправильной квалификацией действий осужденных, Судебная коллегия не может согласиться.
Действия осужденных органы следствия и государственный обвинитель в суде квалифицировали по ст. 317 УК РФ и об этом же утверждается в кассационном представлении.
Согласно закону уголовная ответственность за посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа наступает при наличии у виновного цели воспрепятствовать законной деятельности по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, либо мотива мести за такую деятельность.
Однако, в нарушение п. 2 ч. 1 ст. 73 УПК РФ, согласно которой следователь обязан доказать не только виновность лица в совершении преступления, но и форму его вины и мотивы совершения им преступления, указанные цель и мотив в предъявленном осужденным обвинении не указаны. Из предъявленных обвинения не ясно в чем заключалось исполнение потерпевшим своих служебных обязанностей, за которое было совершено посягательство на его жизнь и было ли связано оно с его законной деятельностью по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности, либо с иной его деятельностью по службе. Если же посягательство на его жизнь было совершено из мести, то когда, в отношении кого и какие конкретно, законные действия по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности совершал потерпевший Магомедгаджиев.
Тот факт, что осужденные знали о том, что потерпевший является сотрудником милиции, само по себе не дает оснований для квалификации их действий именно по ст. 317 УК РФ, так как из установленных судом обстоятельств видно, что пособничество в покушении на убийство потерпевшего было совершено не в связи с его служебной деятельностью, а из личных взаимоотношений.
В судебном заседании потерпевший показал, что не знаком с М. никогда его, либо его родственников, друзей и знакомых не задерживал и никаких действий, связанных с его службой в милиции, в отношении них не совершал. Не может он сказать и о том, с какими конкретными его действиями по службе, связано это преступление в отношении него.
Государственный обвинитель в суде пытался выяснить у потерпевшего сведения о лицах, привлеченных по его инициативе к какой-либо ответственности незадолго до организации совершения нападения на него, однако, таких сведений потерпевший не сообщил.
Таким образом, сторона обвинения не смогла представить в суде и не указывается в кассационном представлении на доказательства, подтверждающие обоснованность обвинения по ст. 317 УК РФ о причинах и мотивах совершения преступления М. и А. и осужденными. Поэтому с учетом, на основании ч. 3 ст. 14 УПК РФ необходимости толкования неустранимых сомнений в пользу осужденных, показания осужденных в суде о событиях, имевших место 20 апреля 2007 года, а также о мотиве совершения ими преступления в отношении потерпевшего на бытовой почве, не опровергнуты и обоснованно признаны судом первой инстанции достоверными, с чем соглашается и Судебная коллегия оставлял кассационное представление без удовлетворения.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Дагестан от 20 июня 2008 года в отношении Абдулаева Г.М. и Саадулаева З.Ш. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Керимова С.А. — без удовлетворения.

Председательствующий — МАГОМЕДОВ М.М.

Судьи — СТЕПАНОВ В.П. ПЕЛЕВИН Н.П.

Верно: судья В.П.СТЕПАНОВ