Приговор по делу о незаконном хранении, перевозке, ношении и сбыте огнестрельного оружия и боеприпасов, организации покушения на убийство изменен: суд неправильно квалифицировал действия осужденного, связанные с хранением огнестрельного оружия и боеприпасов в автомашине, так как указанные действия охватываются таким составом преступления, как незаконное хранение предметов

Определение Верховного Суда РФ от 08.04.2008 N 14-008-8

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Журавлева В.А.
судей Коваля В.С. Колесникова Н.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Картавцева Д.М., кассационную жалобу осужденного Сухарева И.А. на приговор Воронежского областного суда от 20 декабря 2007 года, по которому
СУХАРЕВ И.А., <…>, судимый 4 декабря 1996 года по ст. 102 п. п. "а, н", ст. 15. ст. 102 п. п. "а, и, н" УК РСФСР, ст. 222 ч. 1 УК РФ на четырнадцать лет лишения свободы, освобожден 26 декабря 2003 года условно-досрочно на 4 года 7 месяцев 6 дней,
осужден по ст. 222 ч. 1 УК РФ на три года лишения свободы, ст. 33 ч. 3, ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено тринадцать лет лишения свободы.
В соответствии со ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., мнение прокурора Гулиева А.Г. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Сухарев осужден за незаконные хранение, перевозку, ношение и сбыт огнестрельного оружия и боеприпасов, а также за организацию покушения на убийство потерпевшего Р. по найму.
Как установлено судом, преступление совершено им в марте 2006 года <…> при следующих обстоятельствах.
Примерно с ноября 2005 года по февраль 2006 года Сухарев и лицо, уголовное дело, в отношении которого выделено в отдельное производство (т. 5 л.д. 253 — 354), заняли у Р. денежную сумму в размере <…> рублей. Не желая возвращать долг, Сухарев предложил К. за денежное вознаграждение в размере <…> рублей совершить убийство Р., на что К. дал свое согласие.
Осуществляя задуманное, до 25 марта 2006 г. Сухарев передал К. для совершения убийства Р. огнестрельное оружие — самозарядный пистолет-пулемет кустарного производства калибра 9 мм с обоймой кустарного производства, с приспособлением кустарного производства для ведения бесшумной стрельбы, и боеприпасы — патроны калибра 9×18 мм в количестве не менее 16 штук которые до этого незаконно носил при себе в одежде, хранил и перевозил в автомобиле <…>.
26 марта 2006 г. около 22 часов 30 минут К., находясь на лестничной площадке <…>, реализуя умысел на убийство Р. по найму, произвел пять выстрелов из находившегося при нем огнестрельного оружия — самозарядного пистолета-пулемета кустарного производства калибра 9 мм с обоймой кустарного производства, оснащенного приспособлением для ведения бесшумной стрельбы в область жизненно важных органов — в том числе в область груди потерпевшего, выходившего из лифта, причинив Р. телесные повреждения в виде кровоподтека и раны на его фоне на передней поверхности грудной клетки слева, кровоподтека и ссадины на его фоне на передней поверхности грудной клетки слева, раны в области правого предплечья, ссадины в области правого лучезапястного сустава, раны в области левой локтевой ямки, квалифицирующиеся как причинившие легкий вред здоровью, так как повлекли за собой кратковременное расстройство здоровья — более 6 дней, но не свыше 21 дня.
Смерть Р. не наступила по не зависящим от К. обстоятельствам.
В суде Сухарев вину в совершении незаконных действий с огнестрельным оружием и боеприпасами признал, в организации покушения на убийство потерпевшего — не признал.
В кассационном представлении государственный обвинитель Картавцев Д.М. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство, указывая, что Сухарев помимо совершения тех действий, за которые осужден, обвинялся и в том, что 26 марта 2006 года непосредственно подвозил К., исполнителя покушения на убийство к дому потерпевшего, однако суд не дал этому оценки. Кроме того, считает, что суд не устранил противоречия в показаниях Сухарева и К., данных в ходе предварительного расследования.
Осужденный Сухарев в кассационной жалобе просит приговор в части его осуждения отменить, указывая, что покушение на убийство потерпевшего не организовывал, а его вина не доказана, свои показания в ходе предварительного расследования дал в результате незаконного воздействия со стороны работников милиции. Отмечает, что не имеется доказательств получения им в долг у потерпевшего конкретной суммы денег.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.
Вина осужденного в незаконных действиях с огнестрельным оружием, боеприпасами, а также в организации покушения на убийство потерпевшего подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и изложенных в приговоре.
В частности о том, что он заказал К. убийство потерпевшего за <…> рублей, так как не мог выплатить последнему имевшийся у него долг, Сухарев дал показания в ходе предварительного расследования при допросах в качестве подозреваемого, обвиняемого, в том числе при проверке его показаний на месте происшествия.
Оснований считать, что он оговорил себя в результате недозволенных методов, не имеется, поскольку допрошен он был в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, с участием адвоката.
О том, что по предложению Сухарева за денежное вознаграждение он совершил покушение на убийство потерпевшего, дал показания в ходе предварительного расследования и уже осужденный по приговору Воронежского областного суда от 5 февраля 2007 года за совершение преступления К. При этом, из его показаний следует, что пистолет-пулемет с патронами ему передал Сухарев.
Суд в приговоре дал оценку показаниям Сухарева и К., отказавшихся в судебном заседании от своих прежних показаний.
Кроме того, вина Сухарева подтверждается и другими доказательствами.
Так в ходе предварительного расследования у свидетеля Д. был изъят пистолет-пулемет, который он забрал у К. после совершения покушения не убийство потерпевшего.
Указанный пистолет-пулемет, согласно заключению эксперта <…> от 24 июля 2006 г. является короткоствольным нарезным огнестрельным оружием — самозарядным пистолетом-пулеметом калибра 9 мм, изготовленным самодельным способом с использованием станочного оборудования, пригодны для стрельбы. Приспособление кустарного производства для ведения бесшумной стрельбы согласно этому же заключению является предметом цилиндрической формы, изготовленным самодельным способом с использованием станочного оборудования по типу приборов для бесшумной стрельбы (глушителей), который может быть присоединен при помощи резьбового соединения к вышеуказанному устройству в форме пистолета-пулемета.
По заключению эксперта гильзы и пули, изъятые на месте совершения покушения на потерпевшего, стреляны из указанного пистолета-пулемета.
О том, что пистолет-пулемет находился в офисе Сухарева и К., а также в машине Сухарева, подтвердили свидетели М., К.
Из показаний свидетеля Б., работавшей в офисе, следует, что указанный пистолет-пулемет приносил К. к ней в квартиру, а забрал его Сухарев.
При таких обстоятельствах Сухарев обоснованно признан виновным в содеянном, а его действия правильно квалифицированы по ст. 33 ч. 3. ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, ст. 222 ч. 1 УК РФ.
Доводы осужденного, изложенные им в кассационной жалобе, о том, что не установлена точная сумма долга потерпевшему, не влияют на выводы суда о его виновности, к тому же он сам в судебном заседании признал наличие долга.
По мнению судебной коллегии, кассационное представление государственного обвинителя удовлетворению не подлежит по следующим основаниям.
Как следует из оглашенных в судебном заседании показаний Сухарева и К. в них имеются противоречия в той части, что Сухарев пояснял о том, что подвозил К. 26 марта 2006 года к дому потерпевшего и ждал его, пока он стрелял в потерпевшего, а К. утверждал, что он один ездил к дому потерпевшего.
Суд признал более достоверными показания К.
Кроме того, указанное противоречие не имеет значения для вывода суда о виновности Сухарева, поскольку, как следует из протокола судебного заседания, государственный обвинитель отказался от обвинения в той части, что Сухарев привез К. к дому потерпевшего и ждал его.
Поэтому суд обоснованно не признал, что Сухарев совершил указанные действия.
Тот факт, что суд в приговоре не отметил эти обстоятельства и не исключил указанные действия из предъявленного Сухареву обвинения, не является основанием для отмены приговора.
Вместе с тем, суд неправильно квалифицировал действия осужденного, связанные с хранением огнестрельного оружия и боеприпасов в автомашине, на которой он ездил, как перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов, поскольку указанные действия охватываются таким составом преступления как незаконное хранение указанных предметов.
Поэтому приговор в этой части подлежит изменению.
Несмотря на изменение приговора судебная коллегия не находит оснований для снижения осужденному наказания, назначенному с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.
Руководствуясь ст., ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Воронежского областного суда от 20 декабря 2007 года в отношении СУХАРЕВА И.А. изменить.
Исключить его осуждение за незаконную перевозку огнестрельного оружия и боеприпасов.
В остальном приговор оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Картавцева Д.М., кассационную жалобу осужденного — без удовлетворения.