Приговор по делу о разбойном нападении, убийстве, сопряженном с разбоем, оставлен без изменения, так как наказание лицу назначено в соответствии с требованиями УК РФ, с учетом всех конкретных обстоятельств дела, соразмерно содеянному им, оснований для смягчения наказания суд не усматривает

Определение Верховного Суда РФ от 27.03.2008 N 66-О07-130

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Коннова В.С.
судей Русакова В.В. и Чакар Р.С.
рассмотрела в судебном заседании 27 марта 2008 года кассационные жалобы осужденного Титорова С.Г. и адвоката Красниковой Е.Г. на приговор Иркутского областного суда от 27 сентября 2007 года, по которому
ТИТОРОВ С.Г., <…> ранее судим: 1). 31 мая 2000 года по п. п. "а. г" ч. 2 ст. 162 УК РФ к пяти годам лишения свободы; 2). 17 октября 2000 года по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к пяти годам трем месяцам лишения свободы, освобожден 21 июля 2003 года условно-досрочно на один год пять месяцев восемнадцать дней
осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к четырнадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний окончательно Титорову С.Г. назначено шестнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Титорова С.Г. в счет возмещения материального ущерба <…> в пользу Г.
Титоров признан виновным и осужден за разбойное нападение и за убийство <…>, сопряженное с разбоем, совершенное 25 июля 2005 года <…>
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Модестовой А.А., полагавшей судебное решение в отношении Титорова оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах:
— осужденный Титоров просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение, ссылаясь, что в ходе судебного разбирательства было нарушено его право на защиту, полагает, что не доказан его умысел на убийство потерпевшего; при назначении наказания суд не учел признание его вины, наличие заболевания, участия в боевых действиях <…>;
— адвокат Красникова Е.Г. в интересах осужденного Титорова просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное разбирательство, указывая, что дело рассмотрено с обвинительным уклоном, с нарушением права Титорова на защиту, выразившееся в отказе суда о замене в судебном заседании защитника; выводы суда о виновности Титорова основаны на предположениях; при назначении наказания судом смягчающие обстоятельства — признание Титоровым своей вины и желание возместить моральный вред.
В возражениях исполняющая обязанности прокурора Нижнеудинска Иркутской области Тренькина Л.С. и потерпевший Г. просят приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, выслушав объяснение адвоката Карпухина С.В., поддержавшего доводы кассационных жалоб, по основаниям в них изложенным, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Виновность осужденного Титорова в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства потерпевшая Ч. в категорической форме поясняла о том, что 25 июля 2005 года она со своим знакомым Я. находились во дворе <…> и сидели на лавочке. Переговорив по сотовому телефону с матерью, она положила телефон в свою сумку. В это время Я. увидел, что рядом с лавочкой за деревом стоит мужчина, который резко подбежал к ней и вырвал из ее рук сумочку и попытался убежать. Тогда Я. побежал и догнал того мужчину и между ними завязалась драка. Вскоре она увидела, что мужчина убежал, а Я. подошел к ней и попросил вызвать машину "скорой помощи". Из-за причиненных ножевых ранений Я. потерял сознание и, как ей стало известно в тот же день скончался в больнице.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Ч. в ходе предварительного следствия и в судебном заседании достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
Из сообщения дежурного фельдшера <…> центральной районной больницы следует, что Я. поступил в приемный покой с диагнозом: проникающее ножевое ранение брюшной полости 25 июля 2005 года в 4 часа 45 минут.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что 25 июля 2005 года в 25 метрах от деревянной скамейки, находящейся на территории двора <…> на траве были обнаружены пятна бурого цвета, похожие на кровь.
Согласно заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы телесное повреждение в виде проникающего колото-резаного ранения живота, осложнившиеся массивной потерей относятся к категории, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшее смерть Я.
Виновность Титорова в разбойном нападении и в убийстве подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Титорова в разбое, совершенном с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшему и в убийстве, сопряженном с разбоем, верно квалифицировав его действия по п. "в" ч. 4 ст. 162; п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Выводы суда о наличии у Титорова умысла на совершение разбоя и убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными в приговоре фактическими данными.
Доводы осужденного Титорова в жалобах на то, что он защищался от неправомерных действий Я., в руках которого он видел предмет, похожий на нож, не имеют юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что именно Титоров противоправно завладел сумкой потерпевшей Ч. Кроме того, данное обстоятельство не влияет на оценку действий Титорова, поскольку по делу правильно установлено, что действия Титорова по убийству Я. обуславливались его корыстными побуждениями, а потерпевший Я. имел право защищаться от действий преступника, причем не только путем применения силы и демонстрации какого-либо оружия, но и путем лишения его — Титорова жизни, что им — Я. по данному делу не совершалось.
Ссылка осужденного Титорова на то, что в судебном заседании не допрошен и суд не вызвал для допроса в качестве нового свидетеля Ф. не свидетельствует о нарушении закона, поскольку данной фамилии Титоров не называл и в судебном заседании ходатайства об его допросе не заявлял, а в обязанности суда с учетом конституционного принципа осуществления судопроизводства в России на основе состязательности сторон — сбор дополнительных доказательств не входит.
Необнаружение орудия преступления — ножа, не свидетельствует о не виновности Титорова при наличии совокупности других, правильно оцененных доказательств. Вывод суда о мотивах действий Титорова соответствует имеющимся доказательствам.
Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного Титорова об оговоре его со стороны потерпевших, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.
Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного Титорова, в том числе об отсутствии орудия преступления, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.
Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.
Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного Титорова в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.
Не может судебная коллегия согласиться с доводами адвоката Красниковой о нарушении права Титорова на защиту, поскольку как видно из протокола судебного заседания Титоров отводов адвокату Красниковой Е.Г. не заявлял, позиции адвоката и Титорова к предъявленному обвинению совпадали, соглашения с другим адвокатом Титоров не заключал. При таких данных, суд обоснованно отказал Титорову в замене адвоката, о чем в материалах дела имеется соответствующее постановление (т. 3 л.д. 71).
Наказание назначено Титорову в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.
Гражданский иск разрешен судом в соответствии с действующим законодательством.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Доводы осужденного и адвоката на то, что судом не учтено при назначении наказания признание вины и раскаяние Титорова, по мнению судебной коллегии, не могут быть признаны состоятельными, поскольку по смыслу закона, под раскаянием в содеянном понимается полное и достоверное сообщение о происшедшем, отрицательная характеристика своих действий, осуждающее отношение к ним. В судебном заседании Титоров свою вину признал лишь частично, об обстоятельствах им убийства Я. показаний не давал. Указанные данные опровергают искренность раскаяния Титорова в содеянном.
Таким образом, оснований к отмене либо изменению приговора в отношении Титорова не имеется.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Иркутского областного суда от 27 сентября 2007 года в отношении Титорова С.Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Титорова С.Г. и адвоката Красниковой Е.Г. — без удовлетворения.