Уголовное дело по обвинению лица в самоуправстве прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления

Определение Верховного Суда РФ от 27.02.2008 N 49-Дп08-25к

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
Председательствующего Ермилова В.М.
судей Борисова В.П. и Ламинцевой С.А.
рассмотрела в судебном заседании надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. на приговор мирового судьи судебного участка N 1 по г. Салават Республики Башкортостан от 1 декабря 2004 года, и последующие судебные решения, по которому
Б., 1959 года рождения, несудимый, осужден по ч. 1 ст. 330 УК РФ к штрафу в размере 10 000 рублей.
Постановлением Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2005 года приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба Б. — без удовлетворения.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 16 марта 2006 года приговор и постановление суда апелляционной инстанции оставлены без изменения.
Президиумом Верховного суда Республики Башкортостан 13 сентября 2006 года кассационное определение от 16 марта 2006 года изменено. Б. освобожден от уголовной ответственности в связи с истечением срока давности, уголовное дело прекращено.
В надзорном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Кехлеров С.Г. просит приговор мирового судьи судебного участка N 1 по г. Салават Республики Башкортостан от 1 декабря 2004 года, постановление Салаватского городского суда от 15 декабря 2005 года, кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 16 марта 2006 года и постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 13 сентября 2006 года в отношении Б. отменить, уголовное дело прекратить за отсутствием в деянии состава преступления.
Заслушав доклад судьи Борисова В.П., выслушав мнение прокурора Покровской И.Н., поддержавшей доводы надзорного представления, судебная коллегия

установила:

По приговору Б. признан виновным в самоуправстве, совершенном при следующих обстоятельствах.
В ноябре 2003 года М. сдала в автосервис, расположенный в г. Салавате на территории ООО "Полипром", автомобиль УАЗ 452 для ремонта двигателя, внеся предоплату в размере 2000 руб. Б., работавший в ООО "Полипром" слесарем с правами руководителя, составил смету на ремонт автомобиля на сумму 4000 руб. После ремонта двигателя автомобиль не завелся, и М., считая, что ремонт не произведен, потребовала вернуть автомобиль. Однако Б., подозревая, что М. с ним не рассчитается полностью, вместо того, чтобы разрешить спор в установленном законом порядке, дал указание работникам автосервиса снять колеса с автомобиля до полного выяснения возникшего спора. Несмотря на неоднократные требования М., Б. отказывался вернуть автомобиль и удерживал его до 30 апреля 2004 года, причинив тем самым М. существенный вред на сумму 8870 руб.
Проверив материалы дела и обсудив доводы надзорного представления, судебная коллегия находит их подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.
Состав уголовно наказуемого самоуправства предполагает наступление в результате действий виновного общественно опасных последствий. Обязательным признаком объективной стороны преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, является причинение потерпевшему существенного вреда, и это обстоятельство в силу ст. 73 УПК РФ подлежит доказыванию при производстве по уголовному делу.
В данном случае суд в соответствии с предъявленным Б. обвинением признал, что существенный вред выразился в причинении М. материального ущерба на сумму 8870 руб., однако вопреки закону не указал основания, по которым сделан вывод о наличии такого признака.
Вред, причиненный самоуправными действиями Б., определен исходя из оценочной стоимости автомобиля.
Между тем, в приговоре не приведены какие-либо данные, свидетельствующие о том, что в результате неправомерного удержания автомобиль пришел в негодность либо получил повреждения, приведшие к уменьшению его стоимости.
Определяя ущерб в размере стоимости автомашины, суд не принял во внимание, что она возвращена владельцу в сохранности. Согласно резолютивной части приговора вещественные доказательства — автомобиль и четыре колеса, изъятые в автосервисе и находившиеся на хранении у М., постановлено передать потерпевшей по принадлежности.
Более того, суд, признав установленным факт причинения М. материального ущерба на сумму 8870 руб., в то же время не разрешил по существу гражданский иск потерпевшей, мотивируя свое решение тем, что доказательства размера ущерба, в том числе материального, не представлены.
При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что вывод о причинении Б. существенного вреда потерпевшей не подтвержден изложенными в приговоре доказательствами; состав преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 330 УК РФ, отсутствует.
Кроме того, нельзя признать законным постановление суда надзорной инстанции, в соответствии с которым уголовное дело прекращено в связи с истечением срока давности.
Президиум Верховного суда Республики Башкортостан, принимая такое решение, течение этого срока исчислил с 29 января 2004 года. В приговоре же при описании преступного деяния указан лишь период, в течение которого автомобиль находился в автосервисе (с конца ноября 2003 г. по 30 апреля 2004 г.), но не определен момент, когда Б. отказался по требованию потерпевшей вернуть автомобиль. Таким образом, президиум, указав время совершения самоуправных действий, вышел за пределы прав суда надзорной инстанции, в нарушение п. 1 ч. 7 ст. 410 УПК РФ установил факты, которые не были установлены в приговоре.
Принимая во внимание изложенное, с учетом установленных в приговоре конкретных обстоятельств дела, судебная коллегия считает необходимым приговор мирового судьи судебного участка N 1 по г. Салават Республики Башкортостан от 1 декабря 2004 года и последующие судебные решение отменить, производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Б. состава преступления.
Руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г. удовлетворить;
2. Приговор мирового судьи судебного участка N 1 по г. Салават Республики Башкортостан от 1 декабря 2004 года, постановление Салаватского городского суда Республики Башкортостан от 15 декабря 2005 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан от 16 марта 2006 года и постановление президиума Верховного суда Республики Башкортостан от 1 сентября 2006 года в отношении Б. отменить, производство по делу прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии Б. состава преступления.