По смыслу статей 299 и 334 УПК РФ в полномочия присяжных заседателей не входит рассмотрение юридических вопросов, в том числе и связанных с выполнением процессуальных действий в уголовном судопроизводстве

Определение Верховного Суда РФ от 20.11.2007 N 41-о07-74сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Кочина В.В.,
судей Климова А.Н. и Каменева Н.Д.
рассмотрела в судебном заседании дело по кассационному представлению государственного обвинителя Кашубиной С.А., кассационной жалобе представителя потерпевшего М., Скрипка И.В. и Куюмджи А.Б. на приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 июля 2007 года, которым
Н., <…>, ранее не судимый,
оправдан в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а", "в", "д", "к" ч. 2 ст. 105, ч. 2 ст. 167 УК РФ, за непричастностью.
Заслушав доклад судьи Климова А.Н., объяснения представителей потерпевшего М. адвокатов Скрипка И.В., Куюмджи А.Б., мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавших приговор отменить, и дело направить на новое рассмотрение, возражения оправданного Н., потерпевшей Н.Л., их адвокатов Плотникова И.В. и Хырхырьяна М.А., полагавших приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Н. обвинялся в том, что 30 января 2006 года, примерно в 18 — 19 часов, с целью лишения жизни своего брата Н.Е. проник к нему в дом, где из двуствольного охотничьего ружья произвел в него выстрел и убил. После этого, с целью скрыть преступление Н. выстрелом из этого же ружья убил Н.Н. в присутствии ее малолетнего сына Н.Н.Е., 13 ноября 1999 года рождения. Затем прикладом ружья ударил беспомощного Н.Н.Е., отнес тело ребенка в одну из комнат и поджег. Малолетний Н.Н.Е. также погиб.
Вердиктом коллегии присяжных заседателей Н. был оправдан во всех вмененных ему деяниях за непричастностью.
В кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Указывается, что представитель потерпевшего адвокат Соколенко в присутствии присяжных заседателей критиковал работу следствия и представителей обвинения. Защитник Плотников во время допроса свидетеля З. вступил в пререкания с председательствующим судьей, на замечания не реагировал. Затем он же в прениях подверг критике протокол опознания свидетелем Х. подсудимого, протокол с показаниями подсудимого на следствии, признанные допустимыми доказательствами. Аналогичное воздействие на присяжных заседателей оказали потерпевшая Н.Л., свидетель Н.Н.Ф., а защитник Хырхырьян в прениях ссылался на недозволенные методы следствия. Председательствующий должен был удовлетворить ходатайство государственного обвинителя об отводе коллегии присяжных заседателей по мотиву утраты ею доверия. Присяжные заседатели Д. и М.Т. еще до ухода в совещательную комнату высказали свое мнение по делу.
В кассационной жалобе представители потерпевшего М., Скрипка И.В. и Куюмджи А.Б. приводят аналогичные доводы, просят приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение. В дополнительной жалобе потерпевший М. ссылается на заявление присяжного заседателя Р. о том, что присяжные заседатели М.Т. и Л. еще до удаления в совещательную комнату высказывались о невиновности Н.
В возражениях защитники Плотников И.В., Хырхырьян М.А., представитель потерпевшей Н.Л., адвокат Какалия Ф.Л. не согласны с доводами кассационного представления и кассационной жалобы, и просят оставить приговор без изменения.
Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы представления и жалоб, Судебная коллегия считает необходимым приговор отменить по следующим основаниям.
По смыслу ст. ст. 299 и 334 УПК РФ в полномочия присяжных заседателей не входит рассмотрение юридических вопросов, в том числе и связанных с выполнением процессуальных действий в уголовном судопроизводстве.
Между тем, по настоящему делу это требование закона не выполнено.
Так, при обсуждении вопроса о порядке представления доказательств стороной обвинения представитель потерпевшей адвокат Соколенко А.А. в присутствии присяжных заседателей заявил, что сторона обвинения и предварительное следствие в лице следователя не заинтересованы в установлении истины по делу (т. 12 л.д. 72).
Адвокат Плотников И.В., защищавший интересы подсудимого Н., в присутствии присяжных заседателей вступил в пререкания с председательствующим судьей, не реагировал на его замечания и, несмотря на запрет, цитировал нормы уголовно-процессуального закона (т. 12 л.д. 92 — 93), тем самым создал мнение о необъективности председательствующего в исходе дела.
Протокол с показаниями свидетеля С. был признан допустимым доказательством. Однако после оглашения этого документа в присутствии присяжных заседателей сторона защиты поставила перед свидетелем вопросы процессуального характера. В частности, о том, говорил ли свидетель С. работникам милиции о том, что записано в протоколе его допроса (т. 12 л.д. 179).
В ходе судебного заседания адвокатом Плотниковым И.В. незаконно формировалось у присяжных заседателей недоверие к показаниям свидетеля Х. Желая опорочить протокол опознания, допущенный к исследованию, защитник Плотников задал вопрос свидетелю: "Кто и где показывал Вам подсудимого?". В прениях адвокат Плотников заявил, что протокол допроса свидетеля Х. и протокол опознания им подсудимого якобы получены с нарушением закона (т. 13 л.д. 124, т. 14 л.д. 45).
Также в прениях адвокат Плотников заявил, что допущенные к судебному разбирательству показания Н., подсудимый давал на предварительном следствии в чьих-то интересах, намекая, что они были получены с использованием недозволенных методов следствия (т. 14 л.д. 45, 46).
В прениях адвокат Хырхырьян М.А. также заявлял о необъективности следствия, утверждая, что Н.А.Н. "назначен убийцей" (т. 14 л.д. 53).
В результате незаконного воздействия на коллегию присяжных заседателей еще до удаления в совещательную комнату их старшина Д. высказал мнение, что к подсудимому Н. в ходе расследования применялись недозволенные методы (т. 13 л.д. 230, 231). А присяжная заседатель М.Т. при обсуждении вопроса о том, кто еще из членов жюри сформировал по делу свое мнение, заявила: "Топольки, детский сад". В результате государственный обвинитель правомерно заявил отвод всему составу коллегии присяжных заседателей, однако заявленный отвод, несмотря на приведенные выше факты, в нарушение требований ст. 61 УПК РФ, оставлен председательствующим судьей без удовлетворения (т. 14 л.д. 237 — 238).
Перечисленные нарушения, как это обоснованно утверждается в кассационном представлении, могли повлиять на вердикт коллегии присяжных заседателей. Следовательно, вынесенный на его основе оправдательный приговор в отношении Н., является незаконным, и поэтому он подлежит отмене, а дело — направлению на новое рассмотрение.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда с участием присяжных заседателей от 17 июля 2007 года в отношении Н. отменить, и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства в ином составе судей.