Приговор по делу о вымогательстве изменен: переквалифицированы действия виновных с п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 163 УК РФ на ч. 2 ст. 330 УК РФ, так как осужденные, подозревая потерпевшую в причастности к краже их имущества, применяя насилие и высказывая угрозы, требовали от нее возместить причиненный им в результате хищения ущерб, ограничив свои требования возвратом суммы, выплаченной ими последней за проживание в квартире

Определение Верховного Суда РФ от 17.05.2007 N 18-Д07-30

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Ермилова В.М.,
судей Валюшкина В.А. и Тимошина Н.В.
рассмотрела уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Селина В.И., адвоката Закутайло А.И., представителей осужденной Максимовой Л.А. — Шуваловой Н.К. и Шувалова А.А. на приговор Геленджикского городского суда Краснодарского края от 6 марта 2006 года, по которому
Максимова Л.А., <…> —
осуждена по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима;
Селин В.И., <…> —
осужден по ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Постановлено взыскать с Максимовой Л.А. и Селина В.И. по <…> рублей с каждого в пользу Ж. в счет компенсации морального вреда.
Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 7 июня 2006 года приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Краснодарского краевого суда от 12 октября 2006 года судебные решения оставлены без изменения, а надзорное представление прокурора Краснодарского края, в котором ставился вопрос об изменении судебных решений в связи с неправильной квалификацией действий осужденных — без удовлетворения.
В надзорных жалобах:
осужденный Селин В.И. утверждает, что потерпевшая и свидетели оговорили его и его супругу Максимову. Считает, что дело сфабриковано и он осужден необоснованно и несправедливо. Просит изменить приговор и применить закон о менее тяжком преступлении;
адвокат Закутайло А.И. в защиту осужденной Максимовой Л.А. не согласен с приговором. Утверждает, что Максимова не требовала передачи чужого имущества, а требовала возврата имущества, принадлежащего именно ей. Указывает, что все свидетели, за исключением работников милиции, являются родственниками либо друзьями, нигде не работающие и заинтересованные в обвинительном исходе дела, показавшие об обстоятельствах дела с чьих-то слов. Полагает, что суд основал приговор на предположениях и не оценил последовательные и логичные показания осужденных, наличие у Максимовой 2-х малолетних детей, наличие заболевания у престарелой матери, противоречивые и путаные показания потерпевшей и свидетелей. Считает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, поэтому суд неправильно применил статьи Уголовного кодекса РФ. Просит приговор в отношении Максимовой изменить, переквалифицировать ее действия на ст. 330 УК РФ и применить Акт амнистии в связи со столетием Государственной Думы Российской Федерации;
представители Максимовой Л.А. — Шувалов А.А. и Шувалова Н.К. считают. что приговор несправедливый и просят о пересмотре состоявшихся судебных решений.
В возражении потерпевшая Ж. указывает, что ей причинили вред и повреждения, повлекшие расстройство здоровья. Поясняет, что она отдавала Максимовой ключи-дубликат, но они видимо специально их не взяли, что Максимова не передала ей паспорта для регистрации. Все это, как она считает, говорит о спланированном вымогательстве с нее денег и привлечения к этому своих детей.
Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснения адвоката Закутайло А.И., поддержавшего свою кассационную жалобу, возражения потерпевшей Ж. на доводы надзорных жалоб и просившей оставить приговор без изменения, а также мнение прокурора Дудукиной Л.В., полагавшей приговор изменить, переквалифицировать действия Максимовой Л.А. и Селина В.И. на ст. 330 ч. 2 УК РФ, по которой назначить наказание, судебная коллегия

установила:

по приговору Максимова Л.А. и Селин В.И. признаны виновными в вымогательстве, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия и с угрозой применения насилия при следующих обстоятельствах.
7 августа 2005 года Максимова с гражданским мужем Селиным и двумя несовершеннолетними детьми приехали на отдых в город <…>. По приезду они сняли жилье у Ж. в 2-комнатной квартире <…>.
За проживание Максимова и Селин заплатили Ж. <…> рублей из расчета <…> рублей за сутки.
11 августа 2005 года в 21 час Селин и Максимова обнаружив в квартире кражу принадлежавших им денег и мобильных телефонов, решили использовать это обстоятельство как предлог для совершения вымогательства в отношении Ж.
С этой целью для реализации своих преступных намерений, действуя согласованно, обманным путем под предлогом затопления квартиры, они через несовершеннолетнюю дочь Максимовой — М. пригласили Ж.
В течение 4 часов Максимова и Селин удерживали в квартире Ж., избивали ее, нанося удары кулаками по голове и другим частям тела, при этом Селин угрожал потерпевшей убийством и душил ее, сопровождая свои заведомо незаконные действия требованиями передачи денег от <…> до <…> рублей, в окончательном варианте — до <…> рублей.
В результате применения насилия Ж. был причинен вред здоровью средней тяжести, а также повреждения, не влекущие расстройства здоровья.
Ж. реально воспринимавшая угрозы убийством в случае невыполнения требований Селина и Максимовой, по их указанию с мобильного телефона последней позвонила К. и просила через Селина в условленном месте передать <…> рублей, но деньги ему не были переданы по причинам, не зависящим от потерпевшей.
К. догадавшись, что Ж. незаконно удерживают, через родственников потерпевшей вызвала сотрудников милиции, которые задержали Селина и Максимову.
Проверив материалы дела, и обсудив доводы надзорных жалоб, судебная коллегия находит жалобы подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым и признается таковым, если постановлен в соответствии с требованиями настоящего Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона.
По настоящему уголовному делу эти требования закона должным образом не выполнены.
В судебном заседании Селин В.И. и Максимова Л.А. вину в вымогательстве денег у Ж. не признали и показали, что, обнаружив кражу своего имущества, заподозрили в причастности к краже Ж. поскольку у нее находился второй ключ от квартиры. По своему мобильному телефону они пытались сообщить о краже в органы милиции, но им не удалось этого сделать из-за незнания кода города. Они вызвали Ж. рассказали ей о краже и необходимости позвонить в милицию, но Ж. просила не вызывать милицию и обещала вернуть деньги, звонила женщине по имени В., просила принести и передать <…> рублей Селину. Полагая, что Ж. является соучастницей кражи и с помощью своих сообщников собирается вернуть им деньги, Селин ударил ее по лицу рукой, когда потерпевшая начала падать, подхватил ее, но при этом она ударилась о косяк.
Селин и Максимова утверждали, что решив уехать, хотели вернуть <…> рублей, из ранее уплаченных ими Ж. денег, последнюю не избивали и деньги у нее не вымогали.
Из приговора видно, что показания Селина и Максимовой судом по существу не опровергнуты.
Из материалов дела усматривается, что по факту кражи имущества у Селина В.И. и Максимовой Л.А. 25 октября 2005 года возбуждено уголовное дело по ст. 158 ч. 3 УК РФ, а 19 сентября 2005 года — по ст. 167 ч. 1 УК РФ по факту умышленного повреждения автомашины Максимовой.
Потерпевшая Ж., также показывала, что Селин и Максимова сообщили ей о совершенной у них краже и после этого начали ее избивать, требуя деньги.
Ж. не отрицала, что получила от Максимовой и Селина деньги за проживание в квартире и должна им вернуть <…> рублей. По требованию Селина просила родственников принести и передать ему <…> а затем <…> рублей.
Из материалов дела видно, что показания потерпевшей и свидетелей относительно требуемой Селиным и Максимовой суммы денег достаточно противоречивы и не конкретны, не ясно и какую цель при этом Селин и Максимова преследовали.
Между тем, согласно ч. 4 ст. 302 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, что в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.
С объективной стороны вымогательство заключается в том, что виновный предъявляет собственнику или иному законному владельцу имущества заведомо незаконные требования передать ему или иным указанным им лицам определенное имущество либо совершить в его пользу какие-либо конкретные действия имущественного характера, при этом виновный сопровождает свои требования угрозами.
Субъективная сторона вымогательства характеризуется лишь прямым умыслом. Виновный должен сознавать, что требует передачи чужого имущества, на которое он не имеет никаких прав.
Исходя из установленных судом обстоятельств настоящего уголовного дела видно, что Селин В.И. и Максимова Л.А., подозревая Ж. в причастности к краже их имущества, применяя насилие и высказывая угрозы, требовали от потерпевшей возместить причиненный им в результате хищения ущерб, ограничив свои требования возвратом суммы, выплаченной ими последней за проживание в квартире, то есть самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку, совершили действия, правомерность которых оспаривается гражданином, и своими действиями, с применением насилия или с угрозой его применения, причинили существенный вред потерпевшей.
При таких обстоятельствах, действия Селина и Максимовой являются незакономерными, однако они не могут влечь уголовную ответственность по ст. 163 УК РФ, а должны квалифицироваться как самоуправство, совершенное с применением насилия и с угрозой его применения, то есть по ст. 330 ч. 2 УК РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 313 УПК РФ наряду с установлением обстоятельств, указанных в ст. ст. 307 и 308 УПК РФ, одновременно с постановлением приговора при наличии у осужденного к лишению свободы несовершеннолетних детей, других иждивенцев, а также престарелых родителей, нуждающихся в постороннем уходе, на суд возлагается принятие решения о судьбе указанных лиц.
Согласно ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, поэтому в силу ч. 1 ст. 82 УК РФ при постановлении приговора в отношении Максимовой, имеющей двух малолетних детей, <…>, суду надлежало рассмотреть вопрос об отсрочке реального отбывания осужденной наказания до достижения детьми четырнадцатилетнего возраста.
Однако указанные требования закона судом первой инстанции оставлены без внимания.
Не был устранен этот пробел и судом второй инстанции, несмотря на то, что Максимова Л.А. в своей кассационной жалобе просила об отсрочке отбывания наказания.
Максимова Л.А. и Селин В.И. ранее ни к административной, ни к уголовной ответственности не привлекались, характеризуются исключительно положительно.
Суд надзорной инстанции, как и кассационная инстанция, ограничились лишь ссылкой на назначение Максимовой и Селину наказания в соответствии с положениями ст. 63 УК РФ.
Кроме того, нельзя признать обоснованным приговор и в части взыскания с осужденных <…> рублей в пользу потерпевшей Ж. в счет компенсации морального вреда.
Размер взысканной суммы суд мотивировал лишь тем, что "Гражданский иск потерпевшей о компенсации морального вреда подлежит удовлетворению в разумных пределах".
Между тем, в соответствии с ч. 2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется не только с учетом разумных пределов требований потерпевшего, но и в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда и с учетом справедливости.
Судебная коллегия считает, размер компенсации морального вреда потерпевшей должен быть определен с учетом указанных требований закона.
При таких данных доводы надзорных жалоб в защиту осужденных о неправильной квалификации содеянного и несправедливости назначенного наказания Максимовой Л.А. и Селину В.И. являются обоснованными, поэтому приговор и кассационное определение подлежат изменению, а постановление суда надзорной инстанции, оставившего без удовлетворения надзорное представление прокурора Краснодарского края о переквалификации действий осужденных на ст. 330 ч. 2 УК РФ и смягчении им наказания — отмене.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

1. Надзорные жалобы осужденного Селина В.И., адвоката Закутайло А.И., представителей осужденной Максимовой Л.А. — Шуваловой Н.К. и Шувалова А.А. удовлетворить.
2. Приговор Геленджикского городского суда Краснодарского края от 6 марта 2006 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 7 июня 2006 года в отношении Максимовой Л.А. и Селина В.И. изменить, переквалифицировать их действия со ст. 163 ч. 2 п. п. "а", "в" на ст. 330 ч. 2 УК РФ, по которой назначить Максимовой Л.А. и Селину В.И. по 2 (два) года лишения свободы каждому.
Максимову Л.А. на основании п. 1 ст. 2 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи со 100-летием учреждения Государственной Думы в России" от 19 апреля 2006 года освободить от наказания.
Максимову Л.А. из-под стражи немедленно освободить.
Изменить Селину В.И. вид исправительного учреждения с исправительной колонии общего режима на колонию-поселение.
Изменить приговор и кассационное определение в части гражданского иска, снизить размер взыскания с Максимовой Л.А. и Селина В.И. в пользу Ж. в счет компенсации морального вреда до <…> рублей с каждого.
В остальном приговор и кассационное определение оставить без изменения.
Постановление президиума Краснодарского краевого суда от 12 октября 2006 года в отношении Максимовой Л.А. и Селина В.И. отменить.