По делу обжалуется прекращение трудовых отношений, обусловленное религиозными взглядами заявительницы. По делу допущено нарушение требований статьи 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод

Информация о постановлении ЕСПЧ от 12.04.2007 по делу "Иванова (Ivanova) против Болгарии" (жалоба N 52435/99)

[неофициальный перевод] *

Иванова против Болгарии (Ivanova v. Bulgaria) (N 52435/99)

По материалам Постановления Европейского Суда по правам человека от 12 апреля 2007 года (вынесено V Секцией)

———————————
* Перевод с английского Николаева Г.А.

Обстоятельства дела

Заявительница, относившаяся к непреподавательскому составу техникума, входила в христианскую евангелическую группу, известную под названием "Слово жизни", которая действовала нелегально в связи с отказом властей в регистрации. Ее собрания периодически разгонялись полицией, а средства массовой информации вели против нее агитацию, призывая к увольнению ее членов, в числе которых называлась и фамилия заявительницы. После проверки, проведенной региональной прокуратурой и Национальной службой безопасности, губернатор области и член парламента выступили с угрозами увольнения в адрес главного инспектора народного образования в случае, если он не примет решительных мер для пресечения религиозной деятельности в техникуме и смещения его директора. В октябре 1995 г. директор был смещен, в частности, за то, что он не уволил работников, принадлежавших к "Слову жизни", и терпимо относился к их деятельности. Позднее заявительница подверглась давлению с целью заставить ее уйти с работы или отказаться от своих верований, поскольку инспектор угрожал ей увольнением независимо от того, как она выполняла свои трудовые обязанности. Заявительница не уступила. В радиоинтервью член парламента прямо назвал должность заявительницы и указал, что ее до сих пор занимает последователь "Слова жизни". В декабре 1995 г. новый директор уволил заявительницу по причине несоответствия занимаемой должности. Было утверждено новое штатное расписание, вступившее в силу с января 1996 г., в котором должность заявительницы была преобразована в новую должность в основном с теми же обязанностями, однако требующую высшего образования. Заявительница обратилась в районный суд, утверждая, что ее увольнение незаконно и обусловлено дискриминацией по признаку религии. Суд отклонил ее иск, обжалование решения не дало результатов.

Вопросы права

Главный вопрос по настоящему делу заключается в том, вызвано ли увольнение заявительницы исключительно потребностью техникума в изменении требований к должности, которую она занимала, как утверждает государство-ответчик, или, как считает заявительница, она была уволена из-за своих религиозных взглядов. Доводы государства-ответчика в этой части являются двусмысленными и противоречивыми. Оценивая последовательность событий в их совокупности, Европейский Суд приходит к выводу о том, что трудовые отношения заявительницы были действительно прекращены по причине ее религиозных взглядов и принадлежности к "Слову жизни". Это являлось вмешательством властей в ее право на свободу религии в нарушение Статьи 9 Конвенции. Тот факт, что трудовой договор заявительницы был расторгнут в соответствии с применимым трудовым законодательством — в связи с введением новых требовании к занимаемой должности, которым она не соответствовала, — не отменяет подлинного мотива ее увольнения. Европейский Суд усматривает основание для ответственности государства в том факте, что заявительница являлась работником техникума, находившегося в прямом подчинении министерства. Кроме того, он отмечает совершавшиеся по всей стране действия, такие, как разгон собраний "Слова жизни", и участие иных органов власти и должностных лиц в рассматриваемых событиях. Это свидетельствует о политике нетерпимости со стороны властей в период событий по отношению к "Слову жизни", его деятельности и приверженцам. Увольнение заявительницы вскоре после назначения нового директора выглядит прямым следствием проведения такой политики.

Постановление

По делу допущено нарушение требований Статьи 9 Конвенции (принято единогласно).

Компенсация

В порядке применения Статьи 41 Конвенции. Европейский Суд присудил выплатить заявительнице 589 евро в счет компенсации причиненного ей материального ущерба и 4000 евро в счет компенсации причиненного ей морального вреда.