Приговор по делу об убийстве, грабеже, разбое, причинении смерти по неосторожности в части осуждения по ч. 3 ст. 162, ч. 1 ст. 109, ч. 3 ст. 162 УК РФ и оправдания осужденного по п. п. "а", "в", "е", "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ отменен, в данной части дело направлено на новое судебное разбирательство, поскольку преступные действия подсудимых, совершенные с целью причинить смерть потерпевшему, согласно уголовному закону должны квалифицироваться как убийство - независимо от того, что смерть фактически наступила от других действий

Определение Верховного Суда РФ от 14.03.2007 по делу N 34-О07-3СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Лутова В.Н.
судей — Степанова В.П., Похил А.И.
рассмотрела в судебном заседании от 14 марта 2007 года кассационное представление государственного обвинителя Машьяновой Г.Г. на приговор Мурманского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 ноября 2006 года, которым
КОРМИШИН Д.В. <…>
— осужден к лишению свободы: по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (по эпизоду с Ч.) на 2 года; по ст. 161 ч. 1 УК РФ (по эпизоду с К.) на 1 год; по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду с П.) на 3 года 6 месяцев; по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду со С.) на 3 года 6 месяцев; по ст. 105 ч. 2 п. п. "е, ж" УК РФ (по С.) на 5 лет; по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду с Ч., О., П.) на 4 года; по ст. 109 ч. 1 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 8 лет, в воспитательной колонии.
ЗАБОТИН С.Ю. <…>
— осужден к лишению свободы: по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ (по эпизоду с Ч.) на 2 года; по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду со С.) на 3 года 6 месяцев; по ст. 105 ч. 2 п. п. "е, ж" УК РФ (по С.) на 5 лет 6 месяцев; по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по Ч. и П.) на 3 года; по ст. 33 ч. 5 и 162 ч. 3 УК РФ (по О.) с применением ст. 64 УК РФ на 1 год; по ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений на 7 лет, в исправительной колонии общего режима.
По ст. 105 ч. 2 п. п. "а, в, е, ж, з" и 161 ч. 2 п. "а" УК РФ Заботин оправдан за непричастностью к совершению преступлений.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Степанова В.П. и мнение прокурора Савинова Н.В. об отмене приговора в части нападения на Ч., П. и О. и причинении смерти О., а в остальном оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении Государственный обвинитель Машьянова просит об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Указывает, что по эпизоду нападения на Ч., О. и П. суд необоснованно исключил из обвинения квалифицирующий признак совершение разбоя с применением предметов, используемых в качестве оружия, не считая таковыми телевизоры, хотя из материалов дела видно, что телевизорами, которые осужденные бросали на головы потерпевших, последним причинены телесные повреждения. Действия Заботина по разбою в отношении Ч. и П., дополнительно квалифицированы как пособничество в разбойном нападении на О. хотя его действия охватывались единым умыслом и такая квалификация излишняя.
Суд оправдал Заботина в причинении смерти О., поскольку согласно вердикту присяжных тот не участвовал в нанесении ударов О., а действия Кормишина квалифицировал по ст. 109 ч. 1 УК РФ как причинение вреда здоровью средней тяжести, хотя они обвинялись оба в убийстве, так как зажигалкой подожгли имущество и штору, бросив на тело О., в результате чего произошло его возгорание. Их действиям по поджогу тела потерпевшего не дана никакая оценка, хотя их действия в этом вердиктом присяжных признаны доказанными.
Указанные действия Кормишина и Заботина свидетельствуют о том, что они действовали с прямым умыслом и желали наступления смерти О., что подтверждали в ходе предварительного следствия при допросах. И их действия должны квалифицироваться как умышленное убийство, независимо от того, что смерть наступила фактически от полученных телесных повреждений и механической асфиксии вследствие закрытия верхних дыхательных путей сгустками крови.
Судебная коллегия, проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления, находит его подлежащим удовлетворению частично (по эпизоду нападения на Ч., П. и О. от 22 января 2006 г.), а приговор в этой части отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство с момента, следующего после провозглашения вердикта присяжных заседателей, на основании ч. 3 ст. 386 УПК РФ, как постановленный на основании вердикта присяжных заседателей и противоречащий ему.
Из материалов видно, что постановленный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.
К обстоятельствам дела, как они были установлены коллегией присяжных заседателей, уголовный закон по эпизодам нападения осужденных на Ч., К., П. С. применен правильно. Судом установлено, что: 7 ноября 2005 года Кормишин и Заботин совершили ограбление Ч., а 15 декабря 2005 года Кормишин совершил ограбление К. и действия их квалифицированы по ст. 162 ч. 3 УК РФ; 22 января 2006 года Кормишин и Заботин совершили разбойное нападение на С. и его убийство, совершенное группой лиц, общеопасным способом и их действия квалифицированы правильно по ст. 162 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "е, ж" УК РФ.
Нарушений уголовно-процессуального закона по этим эпизодам преступлений, влекущих отмену приговора, не допущено судом.
Назначенное по этим эпизодам наказание как Кормишину, так и Заботину является справедливым и соответствует требованиям статей 6, 43, 60 УК РФ.
Вердиктом присяжных заседателей Кормишин и Заботин признаны заслуживающими снисхождения и это учтено судом при назначении наказания. Решая вопрос о наказании, суд учел характер и степень общественной опасности преступлений, данные о личности виновных, их несовершеннолетний возраст на момент совершения преступлений, а также условия жизни и воспитания осужденных и смягчающие наказание обстоятельства.
В части нападения Кормишина и Заботина на Ч. П. и О. приговор суда подлежит отмене по следующим основаниям.
Органом предварительного следствия Кормишин и Заботин обвинялись в том, что Заботин, располагая информацией о наличии денег у жильцов коммунальной квартиры <…> в ночь с 21 на 22 января 2006 года, вступил в преступный сговор с Кормишиным на совершение разбойного нападения, после чего они незаконно проникли в указанную квартиру, а затем через незапертую дверь в комнату напали на Ч., где высказывая угрозы избиения и требуя передачи денег, нанесли совместно не менее шести ударов по голове и телу потерпевшего, отчего тот потерял сознание.
Затем через незапертые двери зашли в комнаты, занимаемые О. и П., где, требуя деньги, умышленно нанесли совместно О. не менее двенадцати ударов ногами и руками, а также металлическими предметами, по голове и телу потерпевшего, причинив телесные повреждения в виде двух ушибленных ран волосистой (теменной) областей с кровоизлиянием в мягкие ткани головы, шесть ссадин на правой боковой поверхности лица, ушибленной раны лобной области, трех кровоподтеков левой половины лица, кровоподтека в области носа с переломом костей носа, кровоподтека и кровоизлияния с одной ушибленной раной верхней губы с повреждением хрящевой части носовой перегородки, ссадины в подбородочной области и закрытый перелом шестого ребра слева, повлекшее расстройство здоровья сроком свыше 21 дня, что повлекло наступление вреда здоровью потерпевшего средней тяжести, после чего совместно с Заботиным изъяли у О. <…> рублей.
Затем, продолжая свои преступные действия, направленные на хищения чужого имущества, Кормишин и Заботин, с требованием о передаче им денежных средств, напали на П., совместными и согласованными действиями нанесли множественные удары ногами и руками по голове и телу потерпевшей.
Кроме этого, Кормишин и Заботин, подавляя волю П. к сопротивлению, взяли в руки по телевизору, являющимися твердыми тяжелыми предметами, и используя их в качестве оружия, бросили на голову и тело женщины, при этом причинили потерпевшей кровоподтек на левом плече, ссадины в области носа и лба, раны в теменно-затылочной области головы, а также сотрясение головного мозга, что повлекло наступление легкого вреда здоровья.
Изложенные действия Кормишина и Заботина органом предварительного следствия были квалифицированы по ч. 3 ст. 162 УК РФ, как разбойное нападение, совершенное с целью хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.
Отвечая на вопросы, поставленные в вопросном листе, присяжных заседатели признали доказанным совершение Кормишиным и Заботиным указанного преступления, за исключением совершения Заботиным насильственных действий в отношении О.
Между тем, суд квалифицировал действия Заботина по этому эпизоду обвинения как по ч. 3 ст. 162 УК РФ, так и по ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162 УК РФ, признав его виновным по двум преступлениям, а именно в совершении разбойного нападения на потерпевшего Ч. и П., и в совершении пособничества в разбойном нападении на потерпевшего О., выразившегося в изъятии и присвоении его денежных средств.
Как следует из обвинительного заключения, действия Кормишина и Заботина, связанные с нападением на потерпевших Ч., П. и О., охватывались единым умыслом, направленным на завладение их имущества, и квалифицированы как одно продолжаемое преступление.
Дополнительная квалификация действий по ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162 УК РФ свидетельствует о совершении Заботиным двух разных преступлений, что противоречит фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного разбирательства и подтвержденным вердиктом присяжных заседателей.
Таким образом, квалификация действий Заботина по ч. 5 ст. 33 и ч. 3 ст. 162 УК РФ является излишней.
По этому же эпизоду обвинения, суд исключил квалифицирующий признак "совершение разбойного нападения с применением предметов, используемых в качестве оружия" и мотивировал тем, что объективных данных о том, что представляли собой телевизоры, которые использовали Кормишин и Заботин при нанесении ударов, сторона обвинения не представила, а также указал, что данными предметами не могут быть причинены телесные повреждения, опасные для жизни и здоровья.
Этот вывод суда, по мнению гособвинителя, нельзя признать обоснованным, так как такие повреждения при ударе по голове телевизорами, могут быть причинены.
Более того, из показаний П., оглашенных судом в порядке ст. 281 УПК РФ следует, что после того, как на нее бросили второй телевизор, из раны на ее голове пошла кровь (т. 3 л.д. 10 — 12).
Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что у потерпевшей П. имеются ссадины в области носа и в области лба, рана в теменно-затылочной области, сотрясение головного мозга, кровоподтек на левом плече, которые образовались от действия тупых твердых предметов и по степени тяжести квалифицируются как повлекшие за собой легкий вред здоровью, то есть опасные для жизни и здоровья (т. 2 л.д. 62).
Также органом предварительного следствия Заботин и Кормишин обвинялись в том, что в ночь с 21 на 22 января 2006 года, в ходе совершения разбойного нападения на Ч., П. и О. находившегося в бессознательном состоянии после избиения его, совершили убийство О. при этом Кормишин и Заботин при помощи зажигалки подожгли имущество О. и штору, бросив ее на тело потерпевшего, в результате чего произошло его возгорание.
По данному эпизоду обвинения суд оправдал Заботина и указал в приговоре, что данные действия не могут быть признаны как умышленное причинение смерти, поскольку смерть О. наступила от полученных телесных повреждений в результате механической асфиксии вследствие закрытия верхних дыхательных путем сгустками крови, а Заботин, исходя из вердикта коллегии присяжных заседателей, не принимал участие в нанесении ударов О., в связи с чем в его деянии не содержится признаков преступления.
Действия Кормишина по этому эпизоду суд квалифицировал как причинение смерти по неосторожности, мотивировав тем, что, нанося множественные удары О. ногами и руками, а также металлическими предметами, в результате чего потерпевшему был причинен вред средней тяжести и он потерял сознание, Кормишин, хоть и не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, однако, при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия.
Выводы суда в этой части являются также необоснованными по следующим основаниям, поскольку судом эти действия Кормишина, связанные с избиением О. и причинением ему вреда средней тяжести квалифицированы как разбойное нападение, в связи с чем, признавая его по этим же обстоятельствам виновным по ст. 109 УПК РФ, суд в нарушение требований ст. 252 УПК РФ, вышел за пределы предъявленного ему обвинения.
Между тем, действия Кормишина и Заботина, связанные с поджогом тела потерпевшего О. фактически судом оставлены без внимания и им в нарушение закона не дана юридическая оценка.
Однако, их совместные действия, выразившиеся в поджоге имущества О. и шторы, а затем в бросании огня на тело потерпевшего, признаны вердиктом коллегии присяжных заседателей доказанными.
Более того, указанные действия, по мнению стороны обвинения, свидетельствуют о том, что Кормишин и Заботин желали наступления смерти О., и таким образом, действовали с прямым умыслом на убийство.
Об этом свидетельствуют показания самих осужденных, исследованных в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ.
Так, Заботин в ходе предварительного следствия пояснял, что после избиения О. Кормишин решил поджечь его комнату и самого, еще живого О. после чего поджег штору на окне, сорвал ее вместе с карнизом, и кинул на лицо и тело О., а сам Заботин одобрял его действия (т. 4, л.д. 100 — 103).
Осужденный Кормишин на предварительном следствии заявлял, что после избиения О. Заботин решил поджечь его комнату и еще живого О., в связи с чем поджег штору на окне, сорвал ее и кинул на лицо и тело О. а сам он одобрял действия Заботина (т. 3 л.д. 258 — 262).
Преступные действия подсудимых, согласно уголовному закону, совершенные с целью причинить смерть потерпевшему, должны квалифицироваться как умышленное убийство, независимо от того, что смерть фактически наступила от других действий.
В связи с необходимостью применения закона о более тяжком преступлении приговор в отношении Кормишина и Заботина подлежит отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение.
Поэтому, обсуждая последствия вердикта присяжных, председательствующий судья, согласно ч. 3 ст. 348 УПК РФ должен квалифицировать содеянное подсудимыми в соответствии с обвинительным вердиктом и установленными судом обстоятельствами.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Мурманского областного суда с участием присяжных заседателей от 14 ноября 2006 года в отношении Кормишина Д.В. в части осуждения его: по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду нападения на Ч. О. и П. от 22.01.2006 г.) и ст. 109 ч. 1 УК РФ (в отношении О.), а также в отношении Заботина С.Ю. в части осуждения по ст. 162 ч. 3 (по эпизоду нападения на Ч. и П.), и оправдания его по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, в, е, ж, з" УК РФ (в отношении О.) отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство с момента следующего после провозглашения вердикта присяжных заседателей.
В остальном приговор в отношении Кормишина Д.В. и Заботина С.Ю. оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.
Считать осужденными: Кормишина Д.В. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (по эпизоду с Ч.), ст. 161 ч. 1 УК РФ (по эпизоду с К.), по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду с П.), на ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду со С.), на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к семи годам лишения свободы;
Заботина С.Ю. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 161 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ (по эпизоду с Ч.), по ст. 162 ч. 3 УК РФ (по эпизоду со С.), по ст. 105 ч. 2 п. п. "е, ж" УК РФ (по эпизоду со С.) на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к шести годам лишения свободы.

Председательствующий — ЛУТОВ В.Н.

Судьи — СТЕПАНОВ В.П. ПОХИЛ А.И.

Верно: СТЕПАНОВ В.П.