Приговор по делу о дезорганизации деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, оставлен без изменения, поскольку виновность осужденного в совершении преступления подтверждена совокупностью доказательств, проверенных в судебном заседании, действия осужденного квалифицированы правильно, при назначении наказания суд учел характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осужденного, наличие отягчающего обстоятельства

Определение Верховного Суда РФ от 20.11.2006 N 47-О06-92

Дело N 47-О06-92

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                          Журавлева В.А.,
судей                                           Яковлева В.К.,
Бондаренко О.М.,

рассмотрев в судебном заседании 20 ноября 2006 года уголовное дело по кассационной жалобе адвоката Пономарева Е.Н. на приговор Оренбургского областного суда от 1 сентября 2006 года, по которому
П., <…>, ранее судимый
— 18 ноября 2005 года по ст. 162 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы
осужден по ст. 321 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ окончательное наказание П. по совокупности приговоров, путем частичного присоединения не отбытой части наказания по приговору от 18 ноября 2005 года, назначено в виде лишения свободы сроком на 5 лет и 6 месяцев в исправительной колонии строгого режима.
Срок наказания исчислен с 14 июня 2006 года.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Бондаренко О.М. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, выслушав мнение прокурора Кравца Ю.Н., полагавшего приговор суда законным и обоснованным, а доводы кассационной жалобы не подлежащими удовлетворению, Судебная коллегия

установила:

П., отбывая наказание в виде лишения свободы, совершил действия, дезорганизующие деятельность учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, выразившиеся в применении насилия, опасного для жизни и здоровья, совершенные им в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности.
Допрошенный в качестве подсудимого П. виновным себя в предъявленном ему обвинении не признал.
В кассационной жалобе адвоката Пономарева Е.Н. ставится вопрос об отмене приговора в отношении П. и направлении уголовного дела на новое судебное рассмотрение.
По мнению адвоката Пономарева, заключение судебно-медицинской экспертизы в отношении потерпевшего недостаточно полно и объективно устанавливает характер полученного им повреждения в виде перелома ребра, т.к. рентгеновский снимок с описанием перелома получен в ведомственной поликлинике, т.е. по месту службы потерпевшего.
Суд, по мнению адвоката, необоснованно отказал защите в проведении следственного эксперимента, результаты которого могли бы подтвердить версию П. о том, что перелом руки был ему причинен потерпевшим ударом ноги, а не при применении потерпевшим приема самообороны, т.е. при падении.
Государственный обвинитель Морозова Ж.В. в своих возражениях на кассационную жалобу адвоката отмечает необоснованность приведенных в ней доводов и просит Судебную коллегия оставить приговор суда без изменения.
Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения, оснований для отмены либо изменения приговора суда.
Виновность осужденного П. в совершении преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах подтверждена совокупностью доказательств, которые были получены в период предварительного следствия, проверены в судебном заседании и приведены в приговоре.
Допрошенный в качестве подсудимого П., признавая то, что он был задержан на территории учреждения ЮК-25/4 начальником отряда N 5 С. и между ними по этой причине произошел конфликт, отрицал совершение в отношении С. каких-либо насильственных действий. По утверждениям подсудимого, от ударов, полученных от С., у него оказалась сломана рука, образовались ссадины на лице.
Вместе с тем виновность П. в применении насилия в отношении потерпевшего С., являвшегося сотрудником мест лишения свободы, в связи с осуществлением им своей служебной деятельности, подтверждена:
показаниями потерпевшего С. о том, что он, обнаружив в расположении отряда N 5, начальником которого он являлся, осужденного из другого отряда — П., стал выяснять причину нарушения тем режима. При попытке вытащить руку П. из кармана, где тот, предположительно, мог держать "заточку", осужденный нанес ему удар кулаком в левую часть груди. Находясь в дежурной части, П. ругался нецензурно и ударил его кулаком в лицо. В ответ он применил, по отношению к П., прием самообороны, отчего тот упал. От полученного им от осужденного удара он сразу боли не почувствовал, а при обращении в поликлинику у него был обнаружен перелом ребра;
показаниями свидетелей П., Н., З., А. о том, что П. был задержан начальником отряда N 5 С. за нарушение режима. П., который вел себя агрессивно, в их присутствии ударил С. кулаком в грудь, а находясь в дежурной части учреждения, при попытке провести его личный досмотр, П. нанес С. удар кулаком в лицо, ругался нецензурно;
показаниями свидетелей Д. и С., о том, что через несколько дней, после конфликта, потерпевший стал жаловаться на боли в груди. После того, как он стал чувствовать себя хуже и обратился в поликлинику, у него обнаружился перелом ребра;
заключением судебно-медицинской экспертизы о том, что обнаруженный у потерпевшего С. перелом 9-го ребра слева мог образоваться от воздействия тупого твердого предмета, удара и относится к категории телесных повреждений, причинивших легкий вред здоровью, по признаку — кратковременного расстройства здоровья;
показаниями в суде судебно-медицинского эксперта Т., пояснившего, что перелом ребра у потерпевшего, зафиксированный рентгенограммой грудной клетки, мог образоваться от удара кулаком.
Доказательства, приведенные судом в обоснование виновности П., были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и являются допустимыми.
В ходе предварительного следствия и судебного заседания законные права П., в том числе и право на защиту от обвинения, были ему реально обеспечены.
Нарушений уголовно-процессуального закона в ходе расследования настоящего уголовного дела и его рассмотрения в суде, которые могли бы повлиять на объективность вывода о доказанности виновности осужденного и правильности квалификации его действий по ст. 321 ч. 3 УК РФ, допущено не было.
Квалификация действий П., как дезорганизация деятельности учреждения, обеспечивающего изоляцию от общества, выразившаяся в применении насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего, совершенного в отношении сотрудника места лишения свободы в связи с осуществлением им служебной деятельности, объективно и правильно оценивает, как правомерность действий потерпевшего С., по осуществлению им своих служебных полномочий, так и характер причиненного ему насилия, отбывающим уголовное наказание в местах лишения свободы, осужденным П.
Доводы кассационной жалобы об отмене приговора суда в связи с неправильным, по мнению адвоката Пономарева Е.Н., установлением фактических обстоятельств дела, нельзя признать обоснованными.
Проведенная следственная проверка заявлений П. о применении к нему насилия со стороны сотрудника учреждения С. с причинением ему перелома руки, установила правомерность действий С., который, защищая свою жизнь и здоровье, применил приемы самообороны — подсечку ног, после которой П. упал и сломал руку. Спецсредства сотрудником С. применены не были, хотя в возникшей ситуации он был вправе, на основании положений ст. ст. 28, 29 и 30 Федерального Закона от 21 июля 1993 года "Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы" и ст. 8 Уголовно-исправительного кодекса, их применить. Положения ст. 37 УК РФ устанавливают правомерность причинения вреда обороняющегося, если посягательство было сопряжено с насилием, для жизни и здоровья обороняющегося.
При назначении П. наказания, суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, учитывал характер и степень общественной опасности им содеянного, данные о его личности, наличие отягчающего обстоятельства. Окончательное наказание П. по совокупности преступлений правильно назначено по правилам ст. 70 УК РФ и является справедливым.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Оренбургского областного суда от 1 сентября 2006 года в отношении П. оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Пономарева Е.Н. без удовлетворения.