Об оставлении без изменения решения Верховного Суда Республики Ингушетия от 06.07.2006, которым был признан недействующим Закон Республики Ингушетия от 23.06.2005 "О мерах социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей"

Определение Верховного Суда РФ от 20.09.2006 N 26-Г06-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Пирожкова В.Н.
судей Еременко Т.И., Соловьева В.Н.
рассмотрела в судебном заседании 20 сентября 2006 г. дело по кассационной жалобе Народного Собрания Республики Ингушетия на решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 6 июля 2006 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Пирожкова В.Н., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Селяниной Н.Я., полагавшей решение оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Цороев И.В.-Г. обратился в суд с заявлением о признании недействующим Закона Республики Ингушетия от 23 июня 2005 г. "О мерах социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей".
В обоснование заявленного требования ссылался на то, что оспариваемый Закон значительно ухудшает положение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по сравнению с Федеральным законом "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" от 21 декабря 1996 г., противоречит иным нормативным правовым актам, регулирующим права детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Установленный данным Законом единый размер ежемесячного пособия в размере 1933 р. не покрывает всех затрат на содержание ребенка школьного возраста. Кроме того, указанному Закону в нарушение установленного федеральным законодательством порядка введения в действие нормативных правовых актов придана обратная сила с 1 января 2005 г.
Указанным решением Верховного Суда Республики Ингушетия заявление Цороева удовлетворено.
В кассационной жалобе Народного Собрания Республики Ингушетия ставится вопрос об отмене решения и принятии по делу нового решения об отказе в удовлетворении заявленного требования.
Судебная коллегия, обсудив доводы жалобы, не находит оснований для отмены решения.
Удовлетворяя требование заявителя, суд пришел к обоснованному выводу о том, что оспариваемый Закон противоречит федеральному законодательству.
При этом суд исходил их того, что пунктом "ж" статьи 72 Конституции Российской Федерации координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение отнесены к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. По предмету совместного ведения субъект Российской Федерации вправе принимать законы и иные нормативные акты, которые не могут противоречить федеральным законам (ч. 2, 5 ст. 76 Конституции РФ).
Конституция Российской Федерации в соответствии с целями социального государства, закрепленными в ее статье 7 (часть 1), гарантирует каждому социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом (статья 39, часть 1).
Осуществление государством конституционной обязанности по установлению гарантий социальной защиты предполагает учет особенностей положения определенных категорий граждан (детей-сирот, нетрудоспособных, малообеспеченных и др.), для которых государственная поддержка является необходимым источником средств к существованию. Правовые основания предоставления социальной помощи, круг лиц, на которых она распространяется, ее виды и размеры устанавливаются законом (статья 39, часть 2, Конституции Российской Федерации).
Федеральный закон от 1 декабря 1996 г. N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", как указано в его преамбуле, определяет общие принципы, содержание и меры государственной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
Как указано в ст. 1 Закона полное государственное обеспечение детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, это предоставление им за время пребывания в семье опекуна, попечителя, приемных родителей бесплатного питания, бесплатного комплекта одежды и обуви, бесплатного общежития и бесплатного медицинского обслуживания или возмещение их полной стоимости и др.
Право опекуна на получение ежемесячно денежных средств на содержание ребенка было установлено п. 3 Постановления Правительства РФ от 20.06.92 г. N 409 "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" (в ред. Постановления Правительства РФ от 14.05.2001 г. N 374). Этим же Постановлением установлены нормы питания, обеспечения одеждой, обувью, мягким инвентарем и необходимым оборудованием детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (Приложения N 1, 2, 3).
На основании указанного Постановления Приказом Минобразования России от 19 августа 1999 г. N 199 утверждено Положение о порядке выплаты денежных средств на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря для детей, находящихся под опекой (попечительством), п. 1 которого установлено, что денежные средства на питание, приобретение одежды, обуви, мягкого инвентаря выплачиваются опекунам (попечителям) исходя из установленных натуральных норм по фактическим ценам данного региона.
Кроме этого, право опекуна на получение ежемесячно денежных средств на содержание ребенка предусмотрено абз. 2 п. 5 ст. 150 СК РФ, введенного в действие с 1 марта 1996 г.
Таким образом, до 1 января 2005 г. порядок и размер определялся Правительством Российской Федерации, а именно: Постановлением Правительства РФ от 20.06.92 г. N 409 "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и Приказом Минобразования России от 19 августа 1999 г. N 199, т.е. исходя из установленных натуральных норм по фактическим ценам данного региона.
Федеральным законом от 22.08.2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" в ст. 152 СК РФ внесены изменения и с 1 января 2005 г. порядок и размер денежных средств определяется законами субъекта Российской Федерации.
Согласно ч. 2 ст. 153 указанного Закона при издании органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления в связи с принятием настоящего Федерального закона нормативных правовых актов должны быть соблюдены следующие условия: вновь устанавливаемые размеры и условия оплаты труда (включая надбавки и доплаты), размеры и условия выплаты пособий (в том числе единовременных) и иных видов социальных выплат, гарантии и компенсации отдельным категориям граждан в денежной форме не могут быть ниже размеров и условий оплаты труда (включая надбавки и доплаты), размеров и условий выплаты пособий (в том числе единовременных) и иных видов социальных выплат, гарантий и компенсаций в денежной форме, предоставлявшихся соответствующим категориям граждан, по состоянию на 31 декабря 2004 г.
Как установлено судом, до 1 января 2005 г. в Республике Ингушетия размер денежных средств, выплачиваемых опекуном, определялся и выплачивался исходя из указанных выше норм с учетом цен на товары и услуги в Республике и возраста детей.
Так, постановлением Правительства Республики Ингушетия от 16 ноября 2001 г. "О размерах ежемесячных и разовых выплат детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей" был установлен размер пособия, в частности, на детей школьного возраста в сумме 3031 руб. Кроме того дополнительно предусматривались разовые денежные выплаты при поступлении детей в учебные заведения и при их окончании при трудоустройстве.
Таким образом, установленный оспариваемым Законом размер выплат (1933 руб.) значительно меньше сумм, выплачиваемых опекуном по состоянию на 31 декабря 2004 г., что нарушает права граждан, в том числе и заявителя и противоречит ФЗ N 122-ФЗ от 22.08.2004 г., который, как указано в Преамбуле, принят в целях защиты прав и свобод граждан Российской Федерации, нормы настоящего Федерального закона должны реализовываться в соответствии с положениями, закрепленными в данной Преамбуле, и не могут использоваться для умаления прав и законных интересов человека и гражданина.
При таких обстоятельствах вывод суда о противоречии оспариваемого Закона Республики федеральному законодательству является правильным.
Доводы, указанные в кассационной жалобе, приводились представителем заинтересованного лица в суде первой инстанции в обоснование своих возражений, судом им дана правильная правовая оценка.
Нарушений или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, которые являлись бы основанием к отмене решения суда, судом не допущено.
Не усматривая оснований для отмены решения суда в кассационном порядке, руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Республики Ингушетия от 6 июля 2006 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Народного Собрания Республики Ингушетия — без удовлетворения.