Об оставлении без изменения решения Воронежского областного суда от 31.05.2006, которым частично удовлетворено заявление о признании недействующим пункта 2 статьи 1 Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. "О внесении изменений в Закон Воронежской области "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области"

Определение Верховного Суда РФ от 06.09.2006 N 14-Г06-15

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Г.В. Манохиной
судей Л.А. Калининой и А.М. Маслова
рассмотрела в судебном заседании 06 сентября 2006 г. гражданское дело по заявлениям: общества с ограниченной ответственностью "ВЕГАТЕК" о признании недействующими положений подпунктов 2, 3 и 4 пункта 2 статьи 1 Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. "О внесении изменений в Закон Воронежской области "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области"; индивидуального предпринимателя И.Ю. Макрушенко о признании недействующими положений подпунктов 2, 4 и 8 пункта 2 статьи 1 указанного Закона и пункта 2 статьи 6 Закона Воронежской области N 64-ОЗ от 04 октября 2005 г. "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области"; общества с ограниченной ответственностью "БСКОМ", индивидуального предпринимателя И.А. Сергеевой, индивидуального предпринимателя А.В. Долматова о признании недействующим Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. полностью по кассационному представлению прокуратуры Воронежской области и кассационной жалобе Воронежской областной Думы на решение Воронежского областного суда от 31 мая 2006 г., которым заявленные требования удовлетворены частично. Положения пункта 2 статьи 1 Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. "О внесении изменений в Закон Воронежской области "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области" признаны недействующими со дня принятия этого закона. В остальной части заявления индивидуального предпринимателя И.Ю. Макрушенко, ООО "БСКОМ", индивидуального предпринимателя И.А. Сергеевой и индивидуального предпринимателя А.В. Долматова оставлены без удовлетворения.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.В. Манохиной, объяснения представителя Воронежской областной Думы М.А. Иващенко, поддержавшей доводы кассационной жалобы, представителей ООО "ВЕГАТЕК" Е.В. Пономаренко, ООО "БСКОМ" Л.В. Сидельникова, ИП И.Ю. Макрушенко О.В. Иванова, возражавших против доводов кассационного представления и кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Т.А. Власовой, полагавшей отменить решение суда в части, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

В Воронежский областной суд обратились с заявлениями: ООО "ВЕГАТЕК" — о признании недействующими положений подпунктов 2, 3 и 4 пункта 2 статьи 1 Закона Воронежской области N З-ОЗ от 26 февраля 2006 г. "О внесении изменений в Закон Воронежской области "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области"; ИП И.Ю. Макрушенко — о признании недействующими положений подпунктов 2, 4 и 8 пункта 2 статьи 1 указанного Закона и пункта 2 статьи 6 Закона Воронежской области N 64-ОЗ от 04 октября 2005 г. "Об упорядочении размещения тотализаторов и игорных заведений (объектов игорного бизнеса) на территории Воронежской области"; ООО "БСКОМ", ИП И.А. Сергеева, ИП А.В. Долматов — о признании недействующим Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. полностью.
В обоснование заявлений ООО "ВЕГАТЕК", ООО "БСКОМ", ИП И.А. Сергеева, ИП А.В. Долматов, осуществляющие предпринимательскую деятельность в сфере игорного бизнеса, в том числе и на территории Воронежской области, на которую выданы лицензии и срок действия их не истек, указывали, что предусмотренные ограничения размещения объектов игорного бизнеса противоречат действующему федеральному законодательству: статьям 8, 34, 71 Конституции Российской Федерации, статье 7 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", статьям 364 и 365 Налогового кодекса Российской Федерации, статьям 1 — 3, 9 и 49 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункту 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, статьям 12 и 17 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", поскольку введенные ограничения фактически запрещают игорный бизнес как таковой на территории области и нарушают права общества в осуществлении законной предпринимательской деятельности.
ИП И.Ю. Макрушенко обратилась в суд с заявлением о признании недействующими с момента принятия подпунктов 2, 4, 8 пункта 1 статьи 1 Закона области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. и пункта 2 статьи 6 Закона области N 64-ОЗ от 04 октября 2005 г., как противоречащих статьям 3, 4, 5, 7, 12, 14 и 17 Закона Российской Федерации "О лицензировании отдельных видов деятельности", статьи 7 Федерального закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", пункту 4 Положения "О лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений".
Судом вынесено приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационных представлении и жалобе прокуратура Воронежской области и Воронежская областная Дума, полагая, что суд неправильно применил нормы материального права.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалобы, не находит оснований для отмены решения по следующим основаниям.
Согласно части 2 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, признает его недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.
Удовлетворяя требования заявителей, суд пришел к правильному выводу о том, что оспариваемые ими положения областного закона в части противоречат действующему федеральному законодательству.
Согласно статье 2 Федерального закона N 128-ФЗ от 08 августа 2001 г. (с последующими изменениями и дополнениями) "О лицензировании отдельных видов деятельности" под лицензией понимается специальное разрешение на осуществление конкретного вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, а под лицензионными требованиями и условиями — совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и условий, выполнение которых лицензиатом обязательно при осуществлении лицензируемого вида деятельности.
В соответствии со статьями 3 и 5 указанного Федерального закона обеспечение экономического пространства на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.
В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.
В силу пункта 2 статьи 17 Федерального закона N 128-ФЗ от 08 августа 2001 г. перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования в помещениях казино (деятельность казино), деятельность по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), устанавливается Положением о лицензировании конкретных видов деятельности.
Постановлением Правительства Российской Федерации N 525 от 15 июля 2002 г. утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом "б" пункта 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность. Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений, кроме указанных в пункте 4, данное Положение не содержит.
Вопросы размещения игорного бизнеса являются лицензионными требованиями и условиями при осуществлении деятельности по организации и содержанию тотализаторов игорных заведений.
Удовлетворяя требования заявителей частично, суд пришел к обоснованному выводу о том, что федеральным законодательством разрешен вопрос размещения игорного бизнеса, поэтому субъекты Российской Федерации, не наделенные федеральным законом и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации правом регулировать отношения в сфере лицензирования данного вида деятельности, не могут принимать законы о запрете осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию, в местах, не запрещенных законом.
Анализ содержания подпункта "б" пункта 4 Положения о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений и пункта 2 статьи 1 Закона Воронежской области N 3-ОЗ от 26 февраля 2006 г. показывает, что областным законом значительно расширен перечень ограничений в размещении объектов игорного бизнеса по сравнению с перечнем, установленным федеральным законодательством, наименования некоторых запрещенных мест размещения объектов игорного бизнеса не соответствует наименованиям, содержащимся в указанном выше Положении, в связи с чем суд обоснованно признал положения областного закона недействующими в этой части.
Доводы кассационных представления и жалобы основаны на неверном толковании норм материального права и не могут служить поводом к отмене решения суда.
Руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Воронежского областного суда от 31 мая 2006 г. оставить без изменения, кассационное представление прокуратуры Воронежской области и кассационную жалобу Воронежской областной Думы — без удовлетворения.