По вопросу приемлемости жалобы N 12025/02 "Евгений Евгеньевич Трифонцов (Yevgeniy Yevgenyevich Trifontsov) против Российской Федерации" По делу обжалуется незаконное задержание и ненадлежащее обращение во время задержания, заявитель выдвинул ряд возражений относительно уголовного разбирательства, приведшего к признанию его виновности, кроме того, обжалуется нарушение норм процессуального права. Жалоба признана неприемлемой

Решение ЕСПЧ от 08.06.2006

[неофициальный перевод] *

ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ

РЕШЕНИЕ ПО ВОПРОСУ ЧАСТИЧНОЙ ПРИЕМЛЕМОСТИ ЖАЛОБЫ N 12025/02 "ЕВГЕНИЙ ЕВГЕНЬЕВИЧ ТРИФОНЦОВ (YEVGENIY YEVGENYEVICH TRIFONTSOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Страсбург, 8 июня 2006 года)

———————————
* Перевод на русский язык Берестнева Ю.Ю.

Европейский Суд по правам человека (далее — Европейский Суд) (Первая секция), заседая 1 июня 2006 г. Палатой в составе:
Х.Л. Розакиса, Председателя Палаты,
Н. Ваич,
А. Ковлера,
Э. Штейнер,
Х. Гаджиева,
Д. Шпильмана,
С.Е. Йебенса, судей,
а также при участии С. Нильсена, Секретаря Секции Суда,
принимая во внимание указанную жалобу, поданную 25 июня 2001 г.,
проведя заседание, принял следующее Решение:

ФАКТЫ

Заявителем является Евгений Евгеньевич Трифонцов, гражданин Российской Федерации, 1963 года рождения, проживающий в г. Калининграде.
Заявитель определенное время работал следователем. Заявитель расследовал уголовное дело, возбужденное в отношении Н.К. (NK) по подозрению в незаконном хранении наркотических средств.
Установлено, что в декабре 1999 г. заявитель контактировал с отцом подозреваемого, В.К., и предложил ему за определенную сумму денег закрыть * уголовное дело в отношении его сына. В.К. согласился.
———————————
* Так в тексте — прим. переводчика

Некоторое время спустя, В.К. сообщил об этом предложении в Управление собственной безопасности Министерства внутренних дел Российской Федерации (далее — Управление). Сотрудники Управления экипировали В.К. скрытым подслушивающим устройством. Также сотрудники выдали ему денежные средства для передачи заявителю, предварительно выборочно переписав номера банкнот.
15 января 2000 г. В.К. встретился с заявителем в помещении районной прокуратуры, где они обсудили детали дела. В.К. сделал запись состоявшегося разговора. Заявитель сказал В.К. оставить деньги в пластиковой сумке на столе. После того, как В.К. выполнил сказанное, заявитель передал ему документы, подтверждающие, что возбужденное против Н.К. уголовное дело закрыто * .
———————————
* Так в тексте — прим. переводчика

Выйдя из помещения районной прокуратуры, В.К. связался с сотрудниками Управления, ожидавшими неподалеку. В.К. сообщил, что передал деньги, и отдал аудиозапись состоявшегося разговора с заявителем. Сотрудники немедленно произвели задержание заявителя; однако денег при нем не обнаружили. В результате произведенного обыска помещения деньги в пластиковой сумке были обнаружены спрятанными в коридоре. Номера обнаруженных банкнот совпали с теми, что были выданы В.К. сотрудниками Управления. Последние в присутствии двух понятых — военных моряков с расположенной рядом военно-морской базы — составили протокол обыска.
В результате, заявитель был допрошен и задержан. Заявитель жалуется на то, что ему не был предоставлен защитник сразу после его задержания. Дело передано в районную прокуратуру, и 18 января 2000 г. заявителю предъявлено обвинение в получении взятки. По-видимому, с указанной даты заявитель пользовался помощью защитника.
В неустановленный день * прокурор направил дело с обвинительным заключением в суд. Заявитель жалуется на то, что ему не было разъяснено право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей. В результате, его дело рассматривал суд в составе судьи и двух народных заседателей.
———————————
* Так в тексте — прим. переводчика

В процессе судебного разбирательства заявитель сделал заявление о своей невиновности. Как утверждает заявитель, именно В.К. предложил ему деньги. Заявитель не отрицает, что согласился принять деньги; однако он заявил, что истинным его намерением было уличить В.К. в даче взятки. Именно поэтому заявитель назначил встречу в помещении районной прокуратуры, где работал его друг. Заявитель также ходатайствовал об исключении аудиозаписи и протокола обыска в качестве доказательств.
Государственный обвинитель настаивал на том, что заявитель вымогал деньги у В.К. В поддержку своей позиции обвинение предъявило протокол обыска коридора, где была обнаружена пластиковая сумка с деньгами. Также суду предъявлены результаты дактилоскопической экспертизы. Экспертиза подтвердила наличие отпечатков пальцев заявителя на пластиковой сумке. Аудиозапись разговора между заявителем и В.К. от 15 января 2000 г. также предъявлена суду. Наконец, обвинение предъявило постановление о прекращении уголовного дела, подписанное заявителем.
Суд заслушал показания нескольких свидетелей. В.К. в своих свидетельских показаниях утверждал, что подсудимый предложил за взятку закрыть * уголовное дело в отношении его сына. Н.К. подтвердил указанные показания, сообщив суду, что в 1999 году его отец рассказал ему о поступившем от заявителя предложении. Другой свидетель, жена В.К., утверждала, что знала о договоренности с заявителем и посоветовала мужу обратиться в Управление. Суд также заслушал свидетельские показания сотрудников Управления, принимавших участие в операции. Они подтвердили, что В.К. сообщил в Управление о предложении заявителя. В судебном заседании также допросили начальство заявителя. Согласно показаниям руководителей, в чьем подчинении находился заявитель, последний никогда не упоминал о том, что В.К. предложил ему за определенную сумму денег закрыть уголовное дело в отношении Н.К.
———————————
* Так в тексте — прим. переводчика

13 июля 2000 г. судебная коллегия по уголовным делам Калининградского областного суда признала заявителя виновным в получении взятки и приговорила его к четырем годам лишения свободы. Заявитель утверждает, что во время перерыва для постановления приговора он видел председательствующего судью вне совещательной комнаты, беседующего с представителем стороны обвинения.
Заявитель также апеллировал к тому, что сотрудники Управления необоснованно привлекли его к ответственности. Во-первых, сотрудникам Управления надлежало взять с В.К. письменное заявление, затем провести оперативно-розыскную деятельность или возбудить уголовное дело в отношении заявителя. Однако этого не было сделано.
Далее, заявитель оспорил допустимость и достоверность аудиозаписи его разговора с В.К. Он также оспорил достоверность протокола обыска помещения, где заявитель был задержан. Заявитель обратил внимание на то, что указанные доказательства собраны с нарушением требований Федерального закона от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". К тому же, заявитель подверг сомнению достоверность и согласованность свидетельских показаний, подтверждающих его виновность.
Тем не менее, 28 декабря 2000 г. решение судебной коллегии по уголовным делам Калининградского областного суда было оставлено без изменений Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации подтвердила соответствие выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела. Суд кассационной инстанции также отметил, что проведенная операция, в результате которой заявитель был задержан, соответствовала требованиям действующего законодательства. Полученные сотрудниками Управления результаты оперативно-розыскной деятельности переданы для формирования доказательственной базы в соответствии с требованиями действующего законодательства. Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства сотрудники Управления имели право начать операцию, не дожидаясь следователя прокуратуры. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации также признала, что судьи суда первой инстанции имели право сделать перерыв для отдыха с выходом из совещательной комнаты.

СУТЬ ЖАЛОБЫ

1. Ссылаясь на Статью 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее — Конвенция), заявитель жалуется на ненадлежащее обращение во время задержания.
2. Ссылаясь на Статью 5 Конвенции, заявитель жалуется на незаконное и необоснованное задержание. Заявитель также жалуется на тот факт, что ему не были сообщены причины его задержания.
3. Ссылаясь на пункт 1 Статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что его обвинение основано на доказательствах, собранных с нарушением требований законодательства Российской Федерации и что уголовное дело в отношении него сфабриковано.
4. Ссылаясь на пункты 1 и 3 Статьи 6 Конвенции, заявитель выдвинул ряд возражений относительно уголовного разбирательства, приведшего к признанию его виновности. В частности, заявитель жалуется на нарушение норм процессуального права. Он также жалуется на то, что ему не был предоставлен защитник в первые дни задержания. Заявитель также подчеркивает, что он не требовал слушания дела с участием присяжных заседателей, поскольку ему не было разъяснено соответствующее право; вместо этого его дело рассматривалось судом в составе судьи и двух народных заседателей. Он заявляет, что председательствующий судья оказывал давление на народных заседателей. Заявитель также жалуется на общение председательствующего судьи с представителем стороны обвинения во время перерыва слушаний.
5. Ссылаясь на пункт 1 Статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что длительность уголовного разбирательства в двух инстанциях не соответствовала требованию "разумного срока".
6. Наконец, заявитель жалуется на то, что суд кассационной инстанции весьма поверхностно оценил выводы суда первой инстанции и оставил без внимания доводы заявителя. В связи с этим заявитель ссылается на положения Статьи 13 Конвенции.

ПРАВО

1. Ссылаясь на Статью 3 Конвенции, заявитель жалуется на ненадлежащее обращение в период задержания с 15 января и 13 июля 2000 г. Статья 3 Конвенции в соответствующей части гласит:
"Никто не должен подвергаться ни пыткам, ни бесчеловечному или унижающему достоинство обращению или наказанию".
Допуская, что все средства правовой защиты исчерпаны и жалоба подана в Европейский Суд с соблюдением шестимесячного срока, как того требует пункт 1 Статьи 35 Конвенции, Суд напоминает, что заявления о ненадлежащем обращении должны быть подкреплены соответствующими доказательствами. Однако заявитель не представил каких-либо доказательств такого обращения, к примеру, медицинских заключений, показаний свидетелей и так далее. Утверждения заявителя в этом отношении голословны. Соответственно, доказательственная база ненадлежащего обращения с заявителем в период задержания недостаточна.
Следовательно, жалоба в этой части явно необоснованна и подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 Статьи 35 Конвенции.
2. Ссылаясь на Статью 5 Конвенции, заявитель жаловался на незаконное и необоснованное задержание. Заявитель также жалуется на тот факт, что ему не были сообщены причины его задержания.
Суд отмечает, что задержание заявителя окончилось с постановкой приговора судебной коллегией по уголовным делам Калининградского областного суда от 13 июля 2000 г. (см. Постановление Европейского Суда по делу "Вемхофф против Германии" (Wemhoff v. Germany) от 27 июня 1968 г., стр. 23, § 9), таким образом, прошло более чем шесть месяцев с момента вынесения окончательного решения и до подачи жалобы в Европейский Суд.
Следовательно, жалоба была представлена по истечении срока подачи и должна быть отклонена в соответствии с пунктами 1 и 4 Статьи 35 Конвенции.
3. Ссылаясь на пункт 1 Статьи 6 Конвенции, заявитель жалуется на то, что его обвинение основывалось на доказательствах, собранных с нарушением требований законодательства Российской Федерации, и что уголовное дело в отношении него сфабриковано. Сказанное можно понять как жалобу на то, что заявитель был обвинен в результате провокации со стороны сотрудников милиции. Пункт 1 Статьи 6 Конвенции в соответствующей части гласит:
"Каждый при предъявлении ему… любого уголовного обвинения имеет право на справедливое разбирательство дела… судом…".
Европейский Суд считает, что на основании материалов дела он не может определить приемлемость этой части жалобы, поэтому необходимо в соответствии с подпунктом "b" пункта 2 правила 54 Регламента Суда уведомить об этой части жалобы власти Российской Федерации.
4. Принимая во внимание все материалы, имеющиеся в его распоряжении, Европейский Суд приходит к выводу, что оставшиеся жалобы заявителя, основанные на положениях Статей 6 и 13 Конвенции, не обнаруживают наличия нарушений прав и свобод, изложенных в Конвенции и Протоколах к ней.

На этих основаниях Суд единогласно:

Решил отложить рассмотрение жалоб заявителя по поводу его обвинения, основанного на доказательствах, собранных сотрудниками милиции в рамках тайной операции,
Объявил неприемлемыми остальные жалобы заявителя.

Секретарь Секции Суда СОРЕН НИЛЬСЕН

Председатель Палаты ХРИСТОС РОЗАКИС