Приговор по делу о разбое и убийстве оставлен без изменения, поскольку при назначении наказания учтены общие начала назначения наказания, соблюден порядок рассмотрения дела с участием присяжных заседателей

Определение Верховного Суда РФ от 03.05.2006 N 56-О05-104сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Кудрявцевой Е.П.
судей — Боровикова В.П., Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 3 мая 2006 года кассационное представление прокурора Василенко В.В., жалобы адвокатов Протас А.И., Чебуниной Ю.П. и осужденных Баранова В.О., Гавшина А.Ю., Тимофеева И.И. на приговор Приморского краевого суда от 14 апреля 2005 года, которым:
БАРАНОВ В.О. <…>
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, ж, з" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) к пожизненному лишению свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) — к 12 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено наказание в виде пожизненного лишения свободы в исправительной колонии особого режима;
ГАВШИНА А.Ю. <…> судимый Арсеньевским городским судом по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а, б, в" УК РФ к 4 годам лишения свободы, освободился из мест лишения свободы 8 мая 2002 года по отбытии срока наказания,
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, ж, з" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) к пожизненному лишению свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) — к 12 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима;
ТИМОФЕЕВ И.И. <…> ранее судимый:
— 15 сентября 2003 года — Арсеньевским городским судом по ст. 162 ч. 2 УК РФ к 7 годам лишения свободы;
— 4.11.2004 г. — тем же судом по ст. 161 ч. 2 п. п. "а, г" УК РФ с применением ст. 69 ч. 5 УК РФ к 7 годам 3 месяцам лишения свободы,
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, ж, з" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ (в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года N 64-ФЗ) — к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет 10 месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору Арсеньевского городского суда от 4 ноября 2004 года и по совокупности преступлений окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
По делу разрешены гражданские иски.
Заслушав доклад судьи Боровикова В.П., объяснения осужденных Баранова В.О., Гавшина А.Ю., просивших об отмене приговора по изложенным в кассационных жалобах доводам, выступление прокурора Хорлиной И.О., полагавшей изменить приговор по изложенным в кассационном представлении доводам, судебная коллегия

установила:

согласно приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, Баранов В.О., Гавшин А.Ю. и Тимофеев И.И. осуждены за то, что 13 января 2003 года они, предварительно договорившись между собой, совершили разбойное нападение на потерпевших К., П. Г. и Р., в ходе которого убили потерпевших.
Преступления совершены <…> при указанных в приговоре обстоятельствах.
В кассационном представлении прокурор Василенко В.В. просит изменить приговор в отношении Баранова В.О., Гавшина А.Ю. и Тимофеева И.И. и исключить из приговора ссылку суда при назначении наказания на то, что Баранов, Гавшин и Тимофеев совершили преступление в группе и от их действий наступили тяжкие последствия — смерть 4-х человек.
В кассационной жалобе адвокат Протас А.И. просит отменить приговор в отношении Баранова В.О. и направить дело на новое судебное рассмотрение. По мнению адвоката, приговор является незаконным и несправедливым ввиду нарушений в суде требований уголовно-процессуального закона, а именно, положений ст. ст. 381 ч. 1 и 47 п. 4 УПК РФ, выразившихся в том, что:
— суд, отказывая стороне защиты в удовлетворении ходатайства о допросе в присутствии присяжных заседателей эксперта К. который проводил судебно-медицинскую экспертизу трупа Г. в нарушение принципа всесторонности, полноты и объективности исследования обстоятельств дела ограничил его и Баранова в праве на представление доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела.
Необходимость допроса эксперта вызвана наличием сомнений в правильности заключения, в котором указано, что Г. причинена одна царапина на грудной клетке в результате избиения того Гавшиным и Тимофеевым.
Данный вывод эксперта противоречит показаниям Гавшина и Тимофеева в ходе предварительного следствия о том, что они нанесли потерпевшему множественные удары в область головы и тела;
— выводы дополнительных судебно-медицинских экспертиз о времени наступления смерти потерпевших (экспертизы были проведены экспертом К.) в промежуток между 20 — 24 часами 13 января 2003 года противоречат показаниям потерпевшего Р. который пояснил, что он пришел на место преступления 13 января 2003 года в 15 часов и обнаружил потерпевших, из которых К. была еще "тепленькой".
Адвокат полагает, что, назначая Баранову суровое наказание, суд не учел, что его подзащитный ранее не судим, на иждивении имеет малолетнего ребенка.
В кассационной жалобе адвокат Чебунина Ю.П. просит отменить приговор в отношении Гавшина ввиду нарушений уголовно-процессуального закона.
Адвокат полагает, что суд необоснованно отказал ему в удовлетворении ходатайства о признании недопустимыми доказательствами протоколов допроса Гавшина в качестве подозреваемого и проверки его показаний на месте, полученных в результате незаконных методов (избиения сотрудниками милиции) ведения следствия.
Кроме того, в жалобе адвокат указал на то, что:
— суд необоснованно отказал стороне защиты в допросе свидетеля Т. который находится на излечении от туберкулеза, в приобщении к делу материалов прокурорской проверки по жалобам его подзащитного о применении недозволенных методов ведения следствия;
— в нарушение ст. ст. 120 и 122 УПК РФ им было отказано в удовлетворении ходатайства о допросе в качестве свидетелей экспертов, проводивших судебно-медицинские экспертизы и экспертизы вещественных доказательств;
— в ходе прений председательствующий, нарушая ст. 336 УПК РФ, безосновательно останавливал защитников и не позволял им ссылаться на исследованные доказательства — протокол выемки от 27.01.2003 г. (т. 2 л.д. л.д. 250 и 251), заключение эксперта <…> от 16.04.2003 г. (т. 4 л.д. л.д. 197 — 204).
Председательствующий запретил защите указывать дату проведения выемки и не позволил защите говорить о том, что волокна общей родовой принадлежности с волокнами брюк потерпевших Р. и П. были обнаружены на брюках свидетеля Г.
— в нарушение ст. 340 УПК РФ в напутственном слове председательствующий не напомнил ряд доказательств, а именно, выводы геномной экспертизы <…> от 12.11.03 г. (т. 3 л.д. 357), из которых следует, что на ноже, который, по мнению государственного обвинителя, является орудием убийств, обнаружены биологические объекты, происходящие от других лиц, не фигурантов по делу, дополнительных дактилоскопических экспертиз (т. 4 л.д. л.д. 290 — 292, 309 — 311 и 358 — 360);
— вопросный лист не соответствует требованиям ч. 1 ст. 339 УПК РФ, так как необоснованно были поставлены три основных вопроса по убийству и разбойному нападению;
— при назначении Гавшину пожизненного лишения свободы суд не учел, что последний болен туберкулезом.
В кассационной жалобе осужденный Гавшин А.Ю. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь при этом на то, что:
— в ходе предварительного следствия он оговорил себя, Баранова и Тимофеева в результате пыток, примененных к нему сотрудниками милиции Ш. И. К. Незаконные действия в отношении него совершили и работники <…> прокуратуры. Недозволенные методы ведения следствия применялись и в отношении Тимофеева;
— суд необоснованно отказал стороне защиты в допросе свидетелей Д. Г. К. А. Т. М. Ф. подтверждающих его алиби. Не были оглашены показания свидетелей Б. и Б. которые не явились в суд по состоянию здоровья.
Осужденный ссылается в жалобе и на доводы аналогичные тем, которые указаны в жалобе адвоката Чебунина Ю.П.
В жалобе Гавшин дает анализ определенных исследованных в суде доказательств, на основании которых делает вывод, что по делу нет доказательств, подтверждающих его виновность. Он полагает, что ввиду небрежного хранения вещественных доказательств на них могли оказаться наслоения частиц с других вещей.
В дополнительных кассационных жалобах осужденный Гавшин указал на то, что Д. вынудили дать показания, которые также вынуждена была подтвердить Д. председательствующий, пять раз возвращая присяжных заседателей в совещательную комнату, оказывал давление на них, в суде ему не дали дать показания, прокурор исследовал только то, что ему необходимо для поддержания обвинения, судом было отказано ему в удовлетворении всех ходатайств, в напутственном слове председательствующий не сообщил присяжным заседателям о том, что экспертизы, на которые ссылается государственный обвинитель, опровергаются выводами других экспертиз.
При этом в дополнительных жалобах осужденный Гавшин дает подробный анализ материалов уголовного дела, делая из этого вывод о недоказанности его вины.
В кассационной жалобе осужденный Баранов В.О. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение.
В обоснование своей просьбы он ссылается на то, что:
— в суде нарушались права подсудимых (не указано, какие);
— не разобравшись в деле, суд не смог установить истину;
— в суде были нарушены нормы уголовно-процессуального закона;
— в ходе предварительного следствия Гавшин и Тимофеев дали показания в результате незаконных методов ведения следствия;
— суд не обеспечил явку свидетеля Т. о чем ходатайствовала сторона защиты;
— в суде не был допрошен эксперт К.;
— назначенное ему наказание является несправедливым.
Осужденный обращает внимание на обстоятельства, аналогичные тем, которые изложены в жалобах адвоката Протас и Чебуниной.
Дав соответствующий анализ исследованных в суде доказательств, он делает вывод, что по делу отсутствуют доказательства, подтверждающие его виновность.
В дополнительных кассационных жалобах Баранов указывает на то, что уголовное дело сфальсифицировано, анализируя материалы уголовного дела, он считает, что по делу не проверены другие версии о возможной причастности к совершению преступлений иных лиц.
В кассационных жалобах осужденный Тимофеев И.И. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство.
В жалобах он ссылается на то, что:
— сотрудники милиции заставили его оговорить Баранова и Гавшина в убийстве 4-х человек;
— в результате избиения его сотрудниками милиции он оговорил себя;
— его бабушка, находясь в болезненном состоянии (ей 80 лет), дала в суде неправдивые показания;
— его алиби могут подтвердить Д. Г. А. Т. М. и Ф.
Потерпевшие Р. В. Г. В. государственный обвинитель Телегина Е.Н. подали возражения на кассационные жалобы.
В возражениях, не соглашаясь с доводами жалоб, они просят отказать авторам кассационных жалоб в удовлетворении их просьб.
В возражениях на кассационное представление осужденные Баранов В.О. и Гавшин А.Ю., поддерживая изложенные в нем доводы, выразили свое несогласие с просьбой прокурора об изменении приговора: они полагают, что приговор подлежит отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство.
Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы — без удовлетворения по следующим основаниям.
Доводы кассационных жалоб и представления судебная коллегия считает несостоятельными.
Согласно положениям ч. 3 ст. 60 УК РФ "При назначении наказания учитываются характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи".
В ст. 63 ч. 2 УК РФ указано, что "Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания".
В ч. 1 ст. 63 УК РФ дан исчерпывающий перечень отягчающих наказание обстоятельств, к которым относятся, в том числе наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, совершение преступления в составе группы, особо активная роль в совершении преступления.
Решая вопрос о назначении Баранову и Гавшину пожизненного лишения свободы, в приговоре суд сослался на тяжесть совершенных преступлений и конкретные обстоятельства уголовного дела, указав при этом на обстоятельства, изложенные выше. При этом в приговоре при назначении наказания в виде пожизненного лишения свободы суд не ссылался на наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, совершение преступления в составе группы, особо активную роль Баранова в совершении преступления как на отягчающие наказание обстоятельства.
Таким образом, назначая наказание, суд не учитывал эти обстоятельства дважды, что запрещено законом.
Суд, выполняя требования ст. ст. 307 ч. 4 и 308 ч. 1 п. 4 УПК РФ и ст. 58 УК РФ (в последнем законе указано, что пожизненное лишение свободы назначается за совершение особо тяжких преступлений, посягающих на жизнь), обязан мотивировать свое решение, почему он пришел к выводу о необходимости назначения Баранову и Гавшину пожизненного лишения свободы.
Поэтому суд был вынужден сослаться на оспариваемые прокурором обстоятельства, раскрывая особую тяжесть совершенного преступления, посягающего на жизнь граждан, но не на как отягчающие наказание обстоятельства.
В силу этого приговор не может быть изменен по изложенным в представлении доводам.
По делу нет оснований и для отмены приговора, о чем ставится вопрос в кассационных жалобах.
В ст. 379 ч. 2 УПК РФ указано, что "основаниями отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей, являются основания, предусмотренные пунктами 2 — 4 части первой настоящей статьи", то есть обвинительный приговор суда присяжных заседателей может быть отменен либо изменен ввиду нарушений уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несправедливости приговора.
Таких оснований в жалобах не приведено.
Из положений ст. 379 УПК РФ следует, что обвинительный приговор не может быть отменен либо изменен ввиду несоответствия выводов присяжных заседателей, изложенных в вердикте, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным ими.
Поэтому подробный анализ материалов уголовного дела и исследованных в суде доказательств, изложенный в жалобах, из чего авторы кассационных жалоб делают свои выводы о недоказанности вины осужденных, не являются предметом кассационного рассмотрения.
При выполнении требований ч. 5 ст. 217 УПК РФ и в ходе предварительного слушания Баранову, Гавшину и Тимофееву были разъяснены особенности и юридические последствия рассмотрения дела судом присяжных заседателей, в том числе порядок и основания обжалования такого судебного решения.
Дело было рассмотрено судом присяжных заседателей по просьбе осужденных, о чем они заявили в ходе предварительного слушания.
При таких обстоятельствах доводы авторов кассационных жалоб о недоказанности вины осужденных не основаны на уголовно-процессуальном законе.
Доводы кассационных жалоб о нарушении судом первой инстанции уголовно-процессуального закона не вытекают из материалов уголовного дела.
По делу нет обстоятельств, указанных в ст. 381 УПК РФ, влекущих отмену обвинительного приговора, который соответствует положениям ст. 297 УПК РФ.
В ходе судебного разбирательства стороны не были лишены или ограничены в предоставлении на суд присяжных заседателей определенных доказательств. Сторона защиты не была ограничена в реализации в суде и других прав, предусмотренных нормами уголовно-процессуального закона.
Процедура рассмотрения дела судом присяжных заседателей соблюдена.
В суде не были допущены какие-либо нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора.
В присутствии присяжных заседателей исследовались только допустимые доказательства.
В суде не был нарушен принцип состязательности сторон и их равенства в уголовном процессе. Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с требованиями ст. 328 УПК РФ.
Каких-либо нарушений в стадии формирования коллегии присяжных заседателей не выявлено. При проведении судебного следствия с участием присяжных заседателей были соблюдены положения ст. ст. 334 и 335 УПК РФ.
Довод кассационных жалоб о том, что суд необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайству о допросе в суде эксперта К., судебная коллегия считает несостоятельным.
Суд обсудил данное ходатайство и принял по нему обоснованное и мотивированное решение.
Согласно положениям ч. 1 ст. 282 УПК РФ в суде может быть допрошен эксперт, давший заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения.
Сторона защиты не указала, какие же разъяснения или дополнения они хотели получите от эксперта.
Несоответствие выводов эксперта, по мнению защиты, показаниям Гавшина и Тимофеева о количестве нанесенных ударов, которые были даны в ходе предварительного следствия, — есть вопрос оценки доказательств, находящийся на разрешении в компетенции присяжных заседателей.
По делу не усматриваются основания для того, чтобы подвергать сомнению научную обоснованность проведенных экспертиз. Суд исследовал вопросы о допустимости доказательств.
В суде достаточно полно проверялись утверждения Гавшина и Тимофеева о применении недозволенных методов ведения следствия.
В суде были допрошены лица, задействованные в проведении оспариваемых защитой следственных действий, исследованы постановления должностных лиц, проводивших проверку по заявлениям Тимофеева и Гавшина.
Суд, признав указанные выше доводы необоснованными, принял мотивированное решение по данному вопросу.
Принимались меры к обеспечению явки в суд свидетеля Т. Данный свидетель был болен туберкулезом, а поэтому нельзя было обеспечить его явку в суд.
Суд обеспечил явку в судебное заседание свидетелей защиты М. и Д. Последняя дала определенные показания (не в пользу подсудимых), после чего адвокат Чебунина Ю.П. (как и другие защитники) отказалась от обеспечения явки в суд других свидетелей, заявленных стороной защиты.
Суд принимал все необходимые меры к обеспечению явки в суд свидетелей, на которых в жалобе ссылается осужденный Тимофеев (в том числе и путем принудительного привода).
В материалах уголовного дела имеются документы, подтверждающие невозможность обеспечения явки в суд Т. и других свидетелей, указанных в кассационных жалобах.
Нельзя согласиться с доводом жалобы о том, что свидетель Д. (бабушка Тимофеева И.И.) дала в суде неправдивые показания ввиду болезненного состояния и в силу своего возраста (ей 80 лет).
Возраст, а иных обстоятельств по делу нет, — не есть основание в данном конкретном случае для того, чтобы сомневаться в способности свидетеля правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания, что обязательно влечет назначение и проведение судебной экспертизы, о чем речь идет в п. 4 ст. 196 УПК РФ.
Напутственное слово председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.
При его произнесении председательствующий напомнил все исследованные в суде доказательства, в том числе и оправдывающие подсудимых, что следует из текста напутственного слова (т. 8 л.д. л.д. 214 — 231).
После произнесения напутственного слова председательствующий выяснял у сторон, имеются ли у них заявления о тенденциозности (нарушении принципа объективности и беспристрастности) председательствующего.
Таких заявлений от участников процесса, в том числе и со стороны защиты не поступило (т. 8 л.д. 201). Вопросный лист соответствует положениям ст. ст. 338 и 339 УПК РФ.
Довод жалобы о том, что по каждому преступлению необходимо ставить три основных вопроса, не основан на ч. 1 ст. 339 УПК РФ, где указано, что по каждому деянию, а не преступлению, ставятся три основных вопроса.
Квалифицированный разбой, в ходе которого совершено убийство, — есть одно деяние, содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя статьями УК РФ, о чем речь идет в ч. 2 ст. 17 УК РФ (идеальная совокупность преступлений).
По делу нет данных, свидетельствующих, что в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель оказывал незаконное воздействие на присяжных заседателей.
При демонстрации фототаблицы перед присяжными заседателями государственный обвинитель не делала каких-либо комментарий, относящихся к существу рассматриваемого уголовного дела.
Из протокола судебного заседания не следует, что председательствующий оглашал данные, характеризующие Баранова.
В присутствии присяжных заседателей был исследован протокол допроса Гавшина в качестве обвиняемого, где отражены данные, характеризующие личность подсудимого.
Однако данный протокол был исследован в части, в которой изложены фактические обстоятельства уголовного дела.
Исходя из положений ст. ст. 343 и 344 УПК РФ, председательствующий, как это следует из протокола судебного заседания (т. 8 л.д. 202), обоснованно возвратил присяжных заседателей в совещательную комнату, так как у них не было единодушного решения, и в совещательной комнате они находились менее 3-х часов (в совещательную комнату они удалились 11 апреля 2005 г. в 14 часов 58 минут, а вернулись — в тот же день в 15 часов 49 минут). Потом председательствующий еще 4 раза возвращал присяжных заседателей в связи с неясностью и противоречивость вердикта, не высказывая при этом своего мнения по вопросам, находящимся на разрешении в компетенции присяжных заседателей.
Нет и данных, свидетельствующих, что председательствующий поддерживал дружеские отношения с потерпевшим Р.
В ходе судебного разбирательства никто не заявлял отвод председательствующему.
В ходе судебного разбирательства всем участникам процесса, в том числе и со стороны защиты была предоставлена возможность в реализации права на равное представление на суд присяжных заседателей допустимых и относимых доказательств.
После реализации данного права все участники процесса заявили о том, что они считают возможным закончить судебное следствие (т. 8 л.д. 167).
Никто из них не заявил об исследовании в присутствии присяжных заседателей иных доказательств.
В ходе судебных прений председательствующий прервал речь адвоката Савченко и предупредил того, чтобы он не ссылался "…на процессуальное положение подзащитного во время выполнения следственных действий…" и на дату проведения этих действий (речь идет об анализе и оценке защитником протокола допроса его подзащитного от 16 января 2003 года).
Данные действия председательствующего нельзя признать нарушением уголовно-процессуального закона, о чем говорится в ч. 1 ст. 381 УПК РФ, влекущим отмену обвинительного приговора.
В остальных случаях председательствующий обоснованно прерывал речь защитников, когда они пытались подвергать сомнению законность исследованных доказательств, говорили об обстоятельствах, выходящих за пределы предъявляемого подсудимым обвинения. Применительно к обстоятельствам, признанных установленными коллегией присяжных заседателей, действия Баранова, Гавшина и Тимофеева судом квалифицированы правильно. Назначенное осужденным наказание следует считать законным, обоснованным и справедливым.
При назначении наказания суд в полной мере учел общие начала назначения, указанные в ст. 60 УК РФ, в том числе и обстоятельства, на которые идет ссылка в жалобах.
В приговоре суд достаточно подробно мотивировал свое решение о назначении Баранову и Гавшину пожизненного лишения свободы.
Судебная коллегия не усматривает оснований для изменения им и Тимофееву назначенного судом наказания.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 14 апреля 2005 года в отношении Баранова В.О. Гавшина А.Ю. и Тимофеева И.И. оставить без изменения, а кассационные представление и жалобы — без удовлетворения.

Председательствующий — КУДРЯВЦЕВА Е.П.

Судьи — БОРОВИКОВ В.П., ЛИНСКАЯ Т.Г.

Верно: судья БОРОВИКОВ В.П.