Уголовное дело передано на новое кассационное рассмотрение, поскольку кассационное определение не соответствует фактическим обстоятельствам произошедшего и вынесено с существенными нарушениями норм материального и процессуального права

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25.01.2006 N 816п05

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                           Лебедева В.М.,
членов Президиума                                Жуйкова В.М.,
Карпова А.И.,
Кузнецова В.В.,
Магомедова М.М.,
Петроченкова А.Я.,
Радченко В.И.,
Разумова С.А.,
Свиридова Ю.А.,
Серкова П.П.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе адвоката Антонова А.А. на приговор Волгоградского областного суда от 22 марта 2002 года, по которому У., <…>, несудимый,
осужден по ст. 103 УК РСФСР к 9 годам лишения свободы, по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 330 ч. 2 УК РФ к 3 годам лишения свободы, 158 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 291 ч. 2 УК РФ к 5 годам лишения свободы, по ст. 159 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 4 годам лишения свободы, по ст. 316 УК РФ к 2 годам лишения свободы.
На основании ст. ст. 69 ч. 3 УК РФ и 40 УК РСФСР путем частичного сложения наказаний У. назначено наказание в виде лишения свободы на 11 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества.
Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2002 года приговор в части осуждения У. по ст. 316 УК РФ отменен и дело в этой части прекращено за истечением срока давности. В остальном приговор оставлен без изменения.
По делу осуждены также С., К., Х. и М., надзорное производство в отношении которых не возбуждено.
В надзорной жалобе адвоката Антонова А.А. поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся судебных решений ввиду их незаконности.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Мещерякова Д.А., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего, что кассационное определение по делу подлежит отмене, а дело — передаче на новое кассационное рассмотрение, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

установил:

У. осужден за совершение кражи чужого имущества, за участие в банде и совершенных ею нападениях, за убийство С.О.
Преступления, как указано в приговоре, совершены в период с 5 февраля 1996 года по август 2000 года в г. Волгограде при следующих обстоятельствах.
5 февраля 1996 года У. совершил умышленное убийство С.О. на почве личных неприязненных отношений.
В мае 1999 года осужденный по делу С. создал устойчивую организованную вооруженную группу в целях нападения на граждан и организации. Вовлеченный С. в банду У., не имея охотничьего билета, приобрел огнестрельное и холодное оружие для использования его в преступлениях. 6 июля 1999 года У. приобрел охотничий карабин, который официально зарегистрировал на свое имя, примерно в это же время приобрел нож, изготовленный самодельным способом, по типу охотничьих ножей, являющийся холодным оружием. Для маскировки во время совершения преступлений С., У. и Н. приобрели вязаные шапочки черного цвета с прорезями для глаз (маски). Кроме того, 17 августа 2000 года С. и У. приобрели самозарядный пистолет с глушителем и обойму с патронами калибра 9 мм.
8 июня 1999 года С., У. и К. завладели автомашиной Ш. и помимо воли потерпевшего продали ее неустановленному лицу, а полученные деньги поделили между собой. Таким образом, совершили самоуправство.
В конце сентября — начале октября 1999 года С., У. и Н. в составе банды совершили разбойное нападение на базу ООО "Металлавто", однако завладеть металлом и похитить его по независящим от участников преступления обстоятельствам не удалось.
В ночь с 14 на 15 мая 2000 года С., У. и Н. в составе банды совершили разбойное нападение на АООТ ВТКП "Волга", в процессе которого было похищено шесть комплектов гусеничных тракторов на сумму 91140 рублей.
В марте 2000 года У. совместно с С. и Н. тайно похитили имущество из квартиры своих знакомых С.С. и С.О. на сумму 77010 рублей, совершив кражу с незаконным проникновением в жилище, организованной группой, в крупном размере.
В первых числах апреля 2000 года У., С. и К. совершили передачу взятки в сумме 19500 рублей следователю Х.Р. за прекращение в отношении их уголовного дела.
26 июля 2000 года С. и У. совершили передачу взятки следователю Х.Р. в сумме 19000 рублей за то, чтобы тот принял меры к прекращению в отношении них уголовного преследования за хищение имущества С. и С.О.
7 августа 2000 года С., совершивший убийство Н., совместно с У. через ООО "Недвижимость" продали принадлежавшую Н. и А. квартиру за 215000 рублей, совершив мошенничество, то есть хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество путем обмана, совершенное организованной группой, в крупном размере.
В надзорной жалобе адвокат Антонов А.А. указывает на то, что в отношении У. неправильно применен уголовный закон, поскольку в резолютивной части копии приговора и подлинника кассационного определения указано, что У. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 209 УК РФ, в то время как У. признан виновным по ч. 2 ст. 209 УК РФ. Кроме того, по мнению адвоката, за участие в банде и совершенных ею нападениях У. осужден необоснованно, поскольку в ходе совершения разбойных нападений на базу ООО "Металлавто" и на базу АООТ ВТК "Волга" угрозы насилием в отношении сторожей применялись С. и Н. внутри базы, У. же находился снаружи, около ворот, наблюдал за окружающей обстановкой и полагал, что происходят кражи металла, что не противоречит показаниям потерпевших и подтверждается показаниями иных соучастников.
Президиум находит, что надзорная жалоба адвоката Антонова А.А. подлежит удовлетворению частично.
У. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 209 УК РФ, т.е. в участии в банде и совершенных ею нападениях, однако в изготовленной копии приговора в резолютивной части было ошибочно указано на осуждение У. по ч. 1 ст. 209 УК РФ, т.е. за создание банды, а равно руководство бандой.
Кассационная инстанция не обратила внимание на допущенную техническую ошибку и в своем определении не только ошибочно указала на осуждение У. по ч. 1 ст. 209 УК РФ, но и признала такую квалификацию его действий правильной.
Кроме того, кассационная инстанция отменила приговор в части осуждения У. по ст. 316 УК РФ и дело в этой части прекратила за истечением сроков давности. В связи с этим кассационной инстанции надлежало обсудить вопрос о назначении У. в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ более мягкого наказания, однако этого сделано не было, в резолютивной части определения указано, что в остальной части приговор оставлен без изменения.
Кассационной инстанцией также не дано оценки тому факту, что в резолютивной части подлинника приговора У. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ, но наказание по данной статье УК РФ ему судом 1-й инстанции не назначено.
Таким образом, кассационное определение по делу не соответствует фактическим обстоятельствам произошедшего и с учетом допущенных ошибок при квалификации содеянного и назначения наказания его нельзя считать законным и обоснованным, оно подлежит отмене, а дело — направлению на новое кассационное рассмотрение.
Что касается иных доводов надзорной жалобы, то они подлежат проверке при новом кассационном рассмотрении дела.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

1. Надзорную жалобу адвоката Антонова А.А. удовлетворить частично.
2. Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 16 июля 2002 года в отношении У. отменить и дело передать на новое кассационное рассмотрение.

Председательствующий В.М.ЛЕБЕДЕВ