Дело по обвинению в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба, убийстве двух лиц и уничтожении чужого имущества, совершенного путем поджога, направлено на новое рассмотрение, так как суд надлежащим образом не оценил все обстоятельства дела и имеющиеся доказательства, что могло повлиять на правильность его выводов

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.01.2006 по делу N 66-О05-135

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Линской Т.Г.
судей Русакова В.В. и Зеленина С.Р.
рассмотрела в судебном заседании 25 января 2006 года кассационное представление государственного обвинителя Рябец В.М. на приговор Иркутского областного суда от 20 августа 2005 года, по которому
ЕРШОВ Г.И., <…> ранее судим: 20 ноября 2003 года по ч. 1 ст. 222 УК РФ к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком один год
оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. п. "а, д, к" ч. 2 ст. 105; п. п. "а, в" ч. 2 ст. 161; ч. 2 ст. 167 УК РФ за непричастностью к совершению указанных преступлений в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.
АКСЮТИН Р.С., <…>, ранее судим: 1) 11 сентября 1978 года по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 161; п. п. "а, б, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы условно с испытательным сроком три года; 2) 31 июля 2001 года по п. п. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к двум годам пяти месяцам лишения свободы, освобожден по отбытии срока наказания
оправдан по предъявленному ему обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за непричастностью к совершению преступления в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ.
Ершов и Аксютин обвинялись органами предварительного расследования в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба. Кроме того, Ершов обвинялся в убийстве двух лиц и в уничтожении чужого имущества, совершенного путем поджога.
Постановляя оправдательный приговор, суд сослался на то, что показания Аксютина в ходе предварительного следствия, в которых он признавал свою вину, не могут быть положены в основу обвинительного приговора при отсутствии совокупности других доказательств, подтверждающих виновность как Аксютина, так и Ершова, а версии о причастности к совершенным преступлениям других лиц (за исключением Аксютина и Ершова) органами предварительного следствия не проверены.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Костюченко В.В., поддержавшего кассационное представление, по основаниям в нем изложенным, и просившего об отмене приговора, Судебная коллегия

установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель Рябец В.М. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на неправильность выводов суда о невиновности Аксютина и Ершова; на неправильную оценку доказательств; указывает, что очная ставка между Аксютиным и Ершовым была проведена в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.
В возражении адвокат Герделеско А.Р. в интересах оправданного Ершова просит приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия находит приговор суда подлежащим отмене, а дело — направлению на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.
Согласно п. 2 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом, если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.
Обвиняя Аксютина и Ершова органы предварительного следствия сослались на их показания, от которых каждый из них отказался в судебном заседании, заявив, что оговорили себя в результате недозволенных методов ведения следствия.
Между тем, как следует из протоколов допросов, допросы Аксютина и Ершова в ходе предварительного следствия сотрудники милиции не проводили, а при допросах, проводимых заместителем <…> межрайонным прокурором, оперативные сотрудники милиции не присутствовали.
Указанным данным о даче Аксютиным и Ершовым показаний работнику прокуратуры в отсутствие оперативных сотрудников милиции судом оценки в приговоре не дано.
Кроме того, как видно из материалов дела, свое объяснение заместителю <…> межрайонного прокурора Аксютин писал собственноручно, при допросах давал показания в присутствии своего защитника — адвоката, при этом желал давать показания и ни от кого из участников этих следственных действий не поступало заявлений о применении каких-либо незаконных методов расследования (т. 1 л.д. 63; 69 — 73).
Отсутствие оценки всех указанных обстоятельств могло повлиять на выводы суда по постановлению приговора.
Как следует из приговора, суд, ставя под сомнение показания Аксютина и Ершова в ходе предварительного следствия в той части, что 18 октября 2004 года около 23 часов вечера они находились в дачном домике <…> садоводческого кооператива <…> сослался на показания свидетелей Б., С., Л. о том, что Ершов после работы оставался ночевать в лесу. Утром 19 октября 2004 года Ершов и Аксютин были на рабочем месте.
Однако, правильность этого вывода вызывает сомнение, поскольку он сделан без учета и оценки всех показаний Б., С. и Л. в том числе их показаний в ходе предварительного расследования.
Так, Б. в ходе предварительного следствия категорически утверждал о том, что нахождение Аксютина и Ершова на работе он не контролировал. Также никто не контролировал его (Ершова) нахождение ночью (т. 1 л.д. 155).
Аналогичные показания на предварительном следствии, относительно нахождения Аксютина и Ершова в ночь с 18 на 19 октября 2004 года были даны свидетелем С. (т. 1 л.д. 158).
Свидетель Л. показал, что алиби Ершова он подтвердить не может (т. *** л.д. 167).
Отсутствие учета судом указанных показаний Б., С. и Л. не могло не повлиять на выводы суда об оправдании Аксютина и Ершова.
Ссылка суда на то, что во время допроса Л. в ходе предварительного следствия на последнего было оказано воздействие противоречит имеющимся материалам и не подтверждена никакими доказательствами.
Не может Судебная коллегия согласиться с выводами суда относительно нарушений уголовно-процессуального закона органами предварительного расследования при проведении очной ставки между Аксютиным и Ершовым, поскольку ранее неоднократно Аксютину и Ершову в полном объеме разъяснялись их процессуальные права, в том числе и право каждого давать показания по обстоятельствам дела и что эти показания в случае отказа от них могут быть использованы в качестве доказательств. Очная ставка проводилась в присутствии двух защитников — адвокатов, от которых по окончании следственного действия никаких заявлений не поступило.
Таким образом, совокупность указанных данных, надлежащим образом не оцененная судом, могла повлиять на правильность выводов суда, изложенных в приговоре.
При таких обстоятельствах приговор суда не может быть признан законным, обоснованным и справедливым, подлежит отмене, а дело — направлению на новое судебное разбирательство.
При новом судебном разбирательстве суду необходимо рассмотреть дело с соблюдением всех требований уголовно-процессуального законодательства и принять по делу законное, обоснованное и справедливое решение.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Оправдательный приговор Иркутского областного суда от 20 августа 2005 года в отношении Ершова Г.И., Аксютина Р.С. отменить и дело направить в тот же суд на новое судебное разбирательство со стадии судебного разбирательства.
Кассационное представление государственного обвинителя Рябец В.М. удовлетворить.