В удовлетворении заявления о признании Закона Пермской области от 27.12.2004 N 1939-419 "О мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" противоречащим федеральному законодательству и недействующим отказано правомерно, поскольку порядок и способ социальных выплат не изменились, совокупный объем финансирования льгот уменьшен не был, что подтверждается анализом расходов на питание в год на 1 ребенка в бюджете 2005 года

Определение Верховного Суда РФ от 21.12.2005 N 44-Г05-35

Дело N 44-Г05-35

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                          Манохиной Г.В.,
судей                                           Еременко Т.И.,
Харланова А.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Пермской области о признании Закона Пермской области от 27.12.2004 N 1939-419 "О мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" противоречащим федеральному законодательству и недействующим по кассационному представлению прокурора Пермской области на решение Пермского областного суда от 8 сентября 2005 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Еременко Т.И., объяснения представителя администрации Пермской области по доверенности Д., возражавшей против удовлетворения кассационного представления, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Н.Я. Селяниной, полагавшей решение суда оставить без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Законодательным Собранием Пермской области 16 декабря 2004 года принят Закон Пермской области от 27.12.2004 N 1939-419 "О мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", официально опубликованный в "Российской газете" 13.01.2005.
Прокурор Пермской области обратился в Пермский областной суд с заявлением о признании положений пункта 1 статьи 3, пунктов 1 и 2 ст. 4, пункта 5 ст. 5, пункта 6 ст. 5 Закона Пермской области от 27.12.2004 N 1939-419 "О мерах по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и приложения 1, 3, 4, 5, 6, 7, 8 к Закону в редакции от 09.08.2005 противоречащими федеральному законодательству и недействующими со дня принятия.
В обоснование своих требований прокурор Пермской области указал на то, что при принятии оспариваемого Закона Пермской области не были соблюдены следующие условия, предусмотренные федеральным законодательством:
вновь устанавливаемые размеры и условия социальных выплат, гарантии и компенсации отдельным категориям граждан в денежной форме не могли быть ниже предоставлявшихся им по состоянию на 31 декабря 2004 года;
при изменении после 31 декабря 2004 года порядка реализации льгот и выплат, предоставлявшихся отдельным категориям граждан до указанной даты в натуральной форме, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не мог быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены.
Поскольку Постановлением Правительства РФ от 20.06.92 N 409 "О неотложных мерах по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" были установлены нормы обеспечения воспитанников детских домов, Законодательное Собрание Пермской области не могло установить натуральные нормы ниже аналогичных натуральных норм, установленных ранее.
Решением Пермского областного суда от 8 сентября 2005 г. в удовлетворении заявленных требований прокурору Пермской области отказано.
В кассационном представлении прокурор Пермской области просит указанное решение Пермского областного суда отменить в связи с нарушением судом норм материального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены обжалуемого решения суда.
Согласно п. "ж" ч. 1 ст. 72 Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находятся социальная защита, включая социальное обеспечение, а также защита семьи, материнство, отцовство и детство. В соответствии с требованиями п. 2 ст. 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения РФ и ее субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов РФ.
В соответствии с ч. 1 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 года полномочия органов государственной власти субъекта РФ по предметам, отнесенным к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, осуществляются данными органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта РФ.
Частью 1 ст. 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" установлено, что дополнительные гарантии для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, на имущество и жилое помещение устанавливаются законодательством субъектов Российской Федерации и относятся к расходным обязательствам субъектов Российской Федерации.
В соответствии ст. 85 Бюджетного кодекса Российской Федерации расходные обязательства субъекта РФ возникают в результате принятия законов и иных нормативных правовых актов субъекта РФ при осуществлении органами государственной власти субъектов РФ полномочий по предметам совместного ведения, указанных в пункте 2 ст. 26.3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ", в том числе решение вопросов социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (за исключением детей, обучающихся в федеральных образовательных учреждениях). Эти расходные обязательства субъекта РФ устанавливаются органами государственной власти субъекта РФ самостоятельно и исполняются за счет собственных доходов и источников покрытия дефицита бюджета субъекта РФ.
Как усматривается из материалов дела, оспариваемым Законом Пермской области установлено, что дети-сироты, дети, оставшиеся без попечения родителей, и лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящиеся на полном государственном обеспечении в учреждениях здравоохранения, образования, социального обслуживания населения, обеспечиваются питанием, одеждой, обувью, мягким инвентарем и необходимым оборудованием в соответствии с нормами, согласно приложениям 1, 2, 3, 4, 5, 6 к данному Закону.
При этом пунктом 1 ст. 4 Закона Пермской области предусмотрено, что на содержание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, находящихся под опекой (попечительством), воспитанников приемных, патронатных семей и семейных воспитательных групп, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, обучающихся в учреждениях начального и среднего профессионального образования, устанавливаются ежемесячные выплаты на питание, одежду, обувь, мягкий инвентарь, размер которых установлен согласно нормам и фактическим ценам на продукты питания и товары.
В соответствии с пунктом 5 ст. 5 Закона Пермской области выпускники государственных (областных) и муниципальных образовательных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, при выпуске из этих образовательных учреждений обеспечиваются соответствующим образовательным учреждением одеждой и обувью по нормам, согласно приложению 7 к настоящему Закону, а также единовременным денежным пособием в размере 200 рублей.
Выпускники образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования (за исключением обучающихся в федеральных государственных образовательных учреждениях) из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, за исключением лиц, продолжающих обучение по очной форме в образовательных учреждениях профессионального образования, обеспечиваются за счет средств образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования одеждой, обувью, мягким инвентарем и оборудованием по нормам, установленным приложением 8 к настоящему Закону, а также единовременным денежным пособием в размере 500 рублей (п. 6 ст. 5 Закона Пермской области).
Дав анализ оспариваемым положениям Закона Пермской области, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что данный Закон принят в пределах предоставленных субъекту Российской Федерации полномочий и не содержит противоречий с действующим федеральным законодательством.
Довод кассационного представления о том, что суд не применил норму материального права, подлежащую применению — ст. 153 Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", в соответствии с которой при изменении после 31 декабря 2004 года порядка реализации льгот и выплат, предоставлявшихся отдельным категориям граждан до указанной даты в натуральной форме, совокупный объем финансирования соответствующих льгот и выплат не мог быть уменьшен, а условия предоставления ухудшены, был предметом исследования судом первой инстанции и правильно признан несостоятельным.
Пермским областным судом установлено, что порядок и способ социальных выплат не изменился, совокупный объем финансирования соответствующих льгот уменьшен не был, что подтверждается анализом расходов на питание в год на 1 ребенка в бюджете 2005 года, полученным в Главном управлении финансов и налоговой политики Пермской области.
При данных обстоятельствах дела Пермский областной суд правильно отказал в удовлетворении заявленных требований прокурору Пермской области.
Оснований для отмены обжалуемого решения суда Пермской области не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Пермского областного суда от 8 сентября 2005 г. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора Пермской области — без удовлетворения.