Приговор по делу о разбое, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, незаконным проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, убийстве, сопряженном с разбоем, покушении на убийство заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии лица, совершенном с целью скрыть другое преступление, оставлен без изменения, поскольку вина осужденного в совершении преступлений доказана, его действия квалифицированы правильно

Определение Верховного Суда РФ от 16.11.2005 по делу N 49-005-55

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Галиуллина З.Ф.
судей — Ахметова Р.Ф. и Тимошина Н.В.
рассмотрела в судебном заседании от 16 ноября 2005 г. кассационную жалобу осужденного Имамутдинова А.А. на приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 июня 2005 года, которым
Имамутдинов А.А., <…>, судимый 15.12.2004 г. по ст. 191 ч. 1 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства,
осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 11 лет, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "в, к" УК РФ на 14 лет, по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет 10 месяцев лишения свободы. В силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Имамутдинова А.А. в счет компенсации морального вреда <…> рублей в пользу В.
Заслушав доклад судьи Галиуллина З.Ф., объяснения осужденного Имамутдинова А.А., поддержавшего доводы жалоб, и мнение прокурора Аверкиевой В.А., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Имамутдинов признан виновным в разбойном нападении на В. совершенном с применением ножа, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в убийстве В. сопряженном с разбоем, а также в покушении на убийство В., заведомо для виновного находящейся в беспомощном состоянии, и с целью скрыть ранее совершенные преступления.
Преступления совершены <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании осужденный Имамутдинов вину признал частично и показал, что девочке удары ножом не наносил, а женщине нанес всего один удар. Остальные удары ей нанес Б., он же нанес удары ножом девочке.
В кассационной жалобе /основной и дополнении к ней/ осужденный Имамутдинов, не отрицая, что он находился в комнате потерпевших, утверждает, что он ударов ножом потерпевшим не наносил, а это сделал Б. На предварительном следствии давал показания в результате оказанного на него физического воздействия со стороны оперативных работников. Просит объективно разобраться в деле. В дополнительной жалобе утверждает, что он психически больной человек, а суд ему необоснованно отказал в проведении стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Просит приговор суда отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.
В возражении на кассационную жалобу государственный обвинитель Абдрахманова И.Х. просит приговор суда оставить без изменения, а жалобу — без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что вывод суда о виновности осужденного Имамутдинова в совершенных преступлениях основан на всесторонне исследованных в судебном заседании доказательствах, полно и правильно изложенных в приговоре.
Что же касается приведенных в кассационных жалобах доводов о том, что Имамутдинов никаких преступлений не совершал, которые совершил Б. в его присутствии, то они судом проверены и обоснованно отвергнуты с приведением в приговоре подробных доказательств, не соглашаться с которыми у кассационной инстанции оснований не имеется.
Так, вина Имамутдинова в совершенных преступлениях полностью установлена показаниями потерпевшей В., свидетеля Р. об обстоятельствах совершения преступлений, подробно изложенных в приговоре, заключениями судебно-медицинского эксперта о характере и степени тяжести обнаруженных у потерпевших телесных повреждений и причине смерти потерпевшей В., заключением судебно-биологической экспертизы об обнаружении на брюках осужденного крови, которая могла произойти от потерпевшей В., заключением судебно-дактилоскопической экспертизы о том, что следы пальцев руки, изъятые с коробки конфет в квартире потерпевших, оставлены средним и безымянным пальцами правой руки осужденного Имамутдинова, заключением судебно-почерковедческой экспертизы на тетради, обнаруженной на месте происшествия, расписка от имени В. выполнена самой потерпевшей, а расписка от имени Ш. выполнена осужденным Имамутдиновым, а также другими доказательствами, имеющимися в деле и подробно изложенными в приговоре.
Доводы жалоб о том, что на предварительном следствии осужденный Имамутдинов давал показания в результате незаконных методов ведения следствия, нельзя признать убедительными, так как он на предварительном следствии давал такие же показания, что и в судебном заседании. Более того, показания Имамутдинова на предварительном следствии не приведены в приговоре в качестве доказательств.
Из последовательных показаний малолетней потерпевшей В., а также свидетеля Р. видно, что в квартире потерпевших находился один человек. Поэтому доводы осужденного о том, что преступления совершил Б., полностью опровергаются приведенными показаниями потерпевшей и свидетеля, а также последовательными показаниями самого Б. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании о его непричастности к совершенным преступлениям.
Таким образом, оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Имамутдинова в совершенных преступлениях и правильно квалифицировал его преступные действия. Наказание осужденному назначено в строгом соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, и оснований для его смягчения не имеется.
Психическое состояние Имамутдинова проверялось. В стадии предварительного следствия была назначена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, заключением которой он признан вменяемым. При этом экспертам было известно, что осужденный состоял на учете у психиатра и находился на стационарном лечении. Данное заключение судом исследовано и ему дана надлежащая оценка в приговоре. Поэтому с доводами жалобы об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение для назначения осужденному стационарной судебно-психиатрической экспертизы согласиться нельзя.
На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Башкортостан от 22 июня 2005 года в отношении Имамутдинова А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.