Приговор по делу о краже, хищении оружия, покушении на кражу изменен: действия переквалифицированы со ст. 30 ч. 3 и ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003) на ст. 30 ч. 3 и ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13.06.1996), поскольку в законодательство РФ были внесены изменения

Определение Верховного Суда РФ от 09.08.2005 N 4-005-92

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Шурыгина А.П.
судей — Иванова Г.П. и Зырянова А.И.
рассмотрела в судебном заседании от 9 августа 2005 года уголовное дело по кассационному представлению прокурора Павловой Е.В. и кассационным жалобам представителей потерпевших — адвокатов Бреевой Е.В. и Велиева Ф.Ф., и осужденного Волкодаева С.С. на приговор Московского областного суда от 2 июня 2005 года, которым
ВОЛКОДАЕВ С.С., <…>,
осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 3 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 4 годам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 2 годам лишения свободы и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 5 годам лишения свободы в воспитательной колонии.
Оправдан по ст. 162 ч. 2 п. п. "а, б, в, г" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.
ИГНАТОВ В.С., <…>,
осужден по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении.
Оправдан по ст. ст. 158 ч. 3, 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж, з, к", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а, ж, з, к" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.
КОНДРАТЬЕВ Д.П., <…>,
оправдан по ст. ст. 162 ч. 3 п. "в", 105 ч. 2 п. п. "ж, з, к", 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "а, ж, з, к" УК РФ за непричастностью к совершению преступления.
САФОШКИН М.Г., <…>, судимый:
1) 27 января 2005 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в", 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 3 годам 7 месяцам лишения свободы,
осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 2 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) к 1 году лишения свободы без штрафа, по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 3 годам лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к 4 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Дело в отношении Сафошкина М.Г. рассматривается в порядке ч. 2 ст. 360 УПК РФ.
По этому же делу осужден Соловьев В.А. к 4 годам лишения свободы, приговор в отношении которого не обжалуется.
Заслушав доклад судьи Иванова Г.П., объяснения осужденного Волкодаева по доводам его кассационной жалобы, объяснения адвокатов Велиева Ф.Ф. и Бреевой Е.В., просивших отменить оправдательный приговор и дело направить на новое рассмотрение, возражения адвокатов Коршуновой Н.Ф., Широченко С.Н., оправданного Кондратьева Д.П. и его законного представителя — Кондратьевой против отмены оправдательного приговора и мнение прокурора Лущиковой В.С., полагавшей необходимым обвинительный приговор изменить, переквалифицировав действия Сафошкина и Волкодаева по эпизоду покушения на совершение кражи и действия Волкодаева по эпизодам совершения кражи имущества у потерпевших Т. и М. на федеральный закон от 13 июня 1996 года, отменить оправдательный приговор в отношении Волкодаева, Игнатова Кондратьева и дело в этой части направить на новое рассмотрение, судебная коллегия

установила:

По приговору суда Волкодаев признан виновным в краже чужого имущества, с причинением значительного ущерба гражданину, с незаконным проникновением в жилище, группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, в хищении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору, в покушении на кражу чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, а Игнатов — в краже чужого имущества с причинением значительного ущерба гражданину.
Преступления совершены в период с 22 апреля по 25 сентября 2002 года <…> при обстоятельствах, указанных в приговоре.
Кроме того, органами предварительного следствия Волкодаев, Игнатов и Кондратьев обвинялись в совершении 24 сентября 2002 года <…> разбойного нападения на М. и Д., а Игнатов и Кондратьев также в умышленном убийстве и в покушении на убийство, сопряженных с этим разбоем.
В кассационном представлении ставится вопрос об отмене оправдательного приговора и направлении дела на новое рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и допущенными судом нарушениями уголовно-процессуального закона.
При этом автор представления ссылается на то, что суд лишь перечислил доказательства, не раскрыл их содержание, не дал им оценку в совокупности, не учел, что дробь, контейнер и гильза, изъятые с места убийства М., стреляны из ружья, похищенного Волкодаевым накануне нападения на потерпевших. Согласно показаниям осужденных Сафошкина и Соловьева это оружие после похищения оставалось у Волкодаева и сам Волкодаев впоследствии указал место хранения этого оружия. В деле имеются показания Волкодаева от 29 октября 2002 года, изобличающие Игнатова и Кондратьева в том, что они стреляли в потерпевших из этого оружия, а суд необоснованно исключил их из числа доказательств. Ссылка суда на то, что против работников милиции возбуждено уголовное дело о применении к Волкодаеву незаконных методов ведения следствия, является несостоятельной, так как решения по делу не имеется.
Прокурор ссылается также на то, что на оружии, выданном Волкодаевым, обнаружены следы пальцев рук Игнатова и Кондратьева, показания потерпевших Д. и М., изобличающие оправданных в убийстве и покушении на убийство, являются последовательными, суд не дал им оценку. Волкодаева запеленговали, когда он выходил на связь по телефону М. и он указал на участие в преступлении Кондратьева и Игнатова, после чего их задержали работники милиции, суд этим обстоятельствам также не дал оценку. Заявленные Игнатовым и Кондратьевым алиби в суде были опровергнуты. В приговоре не указаны мотивы, по которым отвергнуты доказательства обвинения — заключение дактилоскопической экспертизы о следах Игнатова и Кондратьева на оружии, не указаны мотивы, по которым отвергнуты заключения других (не комплексной) экспертиз, прокурор отказался от обвинения в части, а суд не прекратил дело, а оправдал Игнатова в покушении на убийство и Кондратьева — в убийстве.
В кассационной жалобе адвокат Велиев Ф.Ф. в интересах потерпевшей Д. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, ссылается на то, что потерпевшая Д. опознала Игнтатова, а суд даже не упомянул ее показания в приговоре, суд искусственно вырвал эпизод по разбою и убийству из общего контекста, хотя оружие нашли по указанию Волкодаева.
В кассационной жалобе адвокат Бреева в защиту интересов потерпевшего М. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, при этом утверждает, что в приговоре имеются существенные противоречия, не приведены основания и доказательства оправдания, необоснованно исключен из судебного разбирательства протокол допроса Волкодаева, проведенного с участием адвоката, законного представителя и специалиста-психолога, в котором содержатся показания о его участии и об участии Игнатова и Кондратьева в совершении преступления, в деле имеются и другие доказательства виновности оправданных Волкодаева, Игнатова и Кондратьева.
В кассационной жалобе осужденный Волкодаев утверждает, что он совершил только кражу у Т., остальных преступлений не совершал, просит учесть несовершеннолетний возраст, длительное содержание под стражей и смягчить наказание.
В возражениях на кассационное представление прокурора и кассационные жалобы представителей потерпевших адвокат Шиян А.П. в защиту оправданного Кондратьева и законный представитель Кондратьева просят приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб и возражения, судебная коллегия считает, что оправдательный приговор в отношении Волкодаева, Игнатова и Кондратьева подлежит отмене и дело в этой части направлению на новое рассмотрение, а обвинительный приговор в отношении Волкодаева и Сафошкина подлежит изменению по следующим основаниям.
Согласно п. п. 1, 2 и 3 ч. 1 ст. 379 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора в кассационном порядке являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, нарушение уголовно-процессуального закона и неправильное применение уголовного закона.
В соответствии с п. 2 ст. 380 УПК РФ приговор признается не соответствующим фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, если суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда.
В соответствии со ст. 305 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора должны быть приведены основания оправдания подсудимого и доказательства, их подтверждающие. При этом, по смыслу закона, суд должен изложить в приговоре содержание доказательств.
Между тем, как обоснованно указывается в кассационном представлении и кассационных жалобах представителей потерпевших, суд, постановляя оправдательный приговор в отношении Волкодаева, Игнатова и Кондратьева ограничился формальным перечислением представленных обвинением доказательств причастности подсудимых к совершению разбойного нападения и убийства М. и покушения на убийство Д.
Сославшись на показания допрошенных в судебном заседании потерпевших Д., К., свидетелей М., Г., С., Л., на оглашенные в судебном заседании показания потерпевшего М., суд не раскрыл их содержание, не оценил их в совокупности с другими представленными обвинением и исследованными в судебном заседании доказательствами — протоколом осмотра места происшествия (т. 1 л.д. 72 — 87), заключениями судебно-медицинской, баллистических, криминалистической и дактилоскопической экспертиз (т. 8 л.д. 40 — 42, 75 — 79, т. 9 л.д. 161, 182 — 187, 208 — 209, т. 10. л.д. 12 — 19).
Указанные выше доказательства, как обоснованно утверждается в кассационном представлении и кассационных жалобах представителей потерпевших, имеют существенное значение для дела.
Так, суд признал доказанным, что М. был убит, а Д. ранена из похищенных Волкодаевым в ночь на 15 сентября 2002 года совместно с Сафошкиным и Соловьевым из дома потерпевшего С. карабина "Сайга" и охотничьего ружья "Байкал".
Суд также установил, что вышеназванное оружие и боеприпасы к нему были обнаружены при проверке показаний Волкодаева и, по заключению эксперта, на карабине и охотничьем ружье имелись отпечатки пальцев рук Игнатова и Кондратьева, что, по мнению обвинения, прямо указывает на причастность этих лиц к убийству и покушению на убийство.
Суд согласился с обоснованностью выводов эксперта, но указал, что оно не соответствует обвинению, согласно которому Игнатов стрелял из карабина, а Кондратьев — из охотничьего ружья, тогда как отпечатки пальцев Игнатова обнаружены на охотничьем ружье, а отпечатки пальцев Кондратьева — на карабине, и расценил это противоречие в пользу Игнатова и Кондратьева.
Однако суд оставил без внимания, что не все отпечатки пальцев, обнаруженные на оружии, были идентифицированы экспертом, а это обстоятельство может указывать на то, что карабин мог находиться и в руках Игнатова, а охотничье ружье — и в руках Кондратьева.
К тому же, суду надлежало дать оценку показаниям Игнатова, который не мог объяснить, как отпечатки его пальцев попали на оружие, если, как он утверждает, никогда его не держал в своих руках, и показаниям оправданного Кондратьева, который заявлял о фальсификации отпечатков его пальцев, однако этого сделано не было.
Следует согласиться также с доводами кассационного представления о том, что суд не дал оценку обстоятельствам задержания Волкодаева с телефоном потерпевшего М., украденным им в ночь на 23 сентября 2002 года из дома потерпевшего, то есть накануне совершения разбойного нападения, и обстоятельствам последовавшего за ним задержанием Игнатова и Кондратьева.
Судом также не дана оценка алиби Игнатова и Кондратьева, на котором они настаивали в судебном заседании, в связи с чем, невозможно проверить доводы кассационного представления о том, что их алиби в суде не подтвердились.
Обоснованными представляются и доводы кассационного представления и кассационных жалоб о том, что суд в нарушение требований ст. 75 УПК РФ исключил в приговоре из числа доказательств протокол допроса Волкодаева от 29 октября 2002 года, проведенный с применением видеозаписи.
Принимая такое решение, суд исходил из того, что Волкодаев свои показания в судебном заседании не подтвердил, что в отношении Волкодаева при задержании было применено физическое насилие. Сослался при этом на постановление о возбуждении уголовного дела против работников милиции и указал, что добровольность дачи Волкодаевым показаний на этом допросе вызывает сомнения, так как допрос был проведен через относительно непродолжительное время после его задержания и ареста, и, что в показаниях Волкодаева содержатся "определенные противоречия" и он путается "в некоторых моментах".
Однако суд не дал оценку тому, что допрос Волкодаева проводился с участием адвоката, законного представителя обвиняемого и педагога, что после задержания Волкодаева прошло более месяца, не конкретизировал "определенные противоречия" и "некоторые моменты", о которых он указал в приговоре.
Решение судьи об исключении протокола допроса Волкодаева от 29 октября 2002 года из числа доказательств, принятое без оценки этих обстоятельств, нельзя признать обоснованным.
Кроме того, оценивая эти показания Волкодаева с точки зрения их достоверности, суду следовало исходить не только из факта возбуждения уголовного дела против оперативных работников милиции, но и из совокупности всех других доказательств, представленных обвинением.
Таким образом, приведенные в кассационном представлении и кассационных жалобах представителей потерпевших доводы о незаконности и необоснованности оправдательного приговора являются достаточными для его отмены и направления дела на новое рассмотрение.
Виновность Волкодаева в совершении кражи у Т. подтверждается материалами дела и не оспаривается им в кассационной жалобе.
Доводы кассационной жалобы Волкодаева о том, что кроме этой кражи он других преступлений, в которых суд признал его виновным, не совершал, являются необоснованными.
Виновность Волкодаева в краже имущества у потерпевших С. и К. и в хищении у С. огнестрельного оружия и боеприпасов подтверждается показаниями потерпевших, которые опознали изъятые в ходе обысков по месту жительства Волкодаева и осужденного по этому же эпизоду Сафошкина похищенные у них вещи: электрический фонарик, спортивную сумку с эмблемой РФС, браслет с подвеской в виде подковы, кольцо и кольцо-печатку.
В подтверждение принадлежности ему фотоаппарата <…> (заводской номер <…>), изъятого по месту жительства Волкодаева, потерпевший С. представил следствию гарантийный талон на фотоаппарат <…> с аналогичным заводским номером.
Также С. были выданы документы на похищенное у него огнестрельное оружие, которое было обнаружено, как следует из материалов дела, при проверке показаний осужденного Волкодаева на местности.
Вышеуказанные доказательства, как правильно указал суд в приговоре, свидетельствуют о достоверности показаний осужденных Сафошкина и Соловьева, которые на предварительном следствии давали подробные показания об участии в этой краже Волкодаева.
Таким образом, выводы суда о причастности Волкодаева к совершению этого преступления являются обоснованными и подтвержденными совокупностью доказательств.
Виновность Волкодаева в краже сотового телефона у М. и в покушении на кражу имущества этого потерпевшего подтверждается изъятием у Волкодаева указанного телефона и показаниями осужденного Сафошкина, который на предварительном следствии изобличал Волкодаева, приведенными в приговоре показаниями потерпевшего К. об обстоятельствах попытки проникновения в дом М. и протоколом осмотра места происшествия, которые подтверждают достоверность признательных показаний Сафошкина.
Действия Волкодаева по факту кражи имущества, принадлежащего С. и К. судом правильно квалифицированы по ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), как кража чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, в крупном размере, и по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), как хищение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное группой лиц по предварительному сговору.
Вместе с тем, действия Волкодаева, совершившего кражи 22 апреля и 23 сентября 2002 года, его же действия и действия Сафошкина, совершивших покушение на кражу имущества 25 сентября 2002 года, судом квалифицированы по новому уголовному закону (по ст. 158 ч. 3 УК РФ и по ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ в редакции от 8 декабря 2003 года) без учета того, что он не улучшает их положение.
Санкция ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции от 8 декабря 2003 года) предусматривает более высокий размер штрафа, соединенный с лишением свободы, чем санкция части 2 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 2003 года), которая действовала на момент совершения Волкодаевым и Сафошкиным указанных выше преступлений.
В связи с этим, действия Волкодаева подлежат переквалификации со ст. 158 ч. 3 УК РФ на ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), как кража чужого имущества, совершенная группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба гражданину, его же действия и действия Сафошкина подлежат переквалификации со ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ на ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года), как покушение на кражу, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.
Наказание Волкодаеву и Сафошкину в связи с переквалификацией их действий следует назначить с учетом тяжести содеянного, данных о личности и обстоятельств, смягчающих наказание, установленных судом в приговоре.
Оснований для смягчения наказания, назначенного Волкодаеву, судебная коллегия не усматривает.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Оправдательный приговор Московского областного суда от 2 июня 2005 года в отношении Волкодаева С.С., Игнатова В.С. и Кондратьева Д.П. отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.
Обвинительный приговор Московского областного суда от 2 июня 2005 года в отношении Волкодаева С.С. и Сафошкина М.Г. изменить:
переквалифицировать действия каждого из них со ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) на ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), по которой назначить наказание в виде лишения свободы:
Волкодаеву С.С. — на срок два года без штрафа, Сафошкину М.Г. — с учетом ч. 6-1 ст. 88 УК РФ на срок 1 год без штрафа;
переквалифицировать действия Волкодаева С.С. по эпизодам кражи имущества у потерпевших Т. и М. со ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года) на ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в. г" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), по которой назначить наказание в виде лишения свободы на срок два года без штрафа;
на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) и ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), путем частичного сложения наказаний назначить Сафошкину М.Г. 3 года лишения свободы и на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения с наказанием по приговору Лобненского городского суда Московской области от 27 января 2005 года окончательно к отбытию назначить Сафошкину М.Г. — 4 года лишения свободы;
на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п. п. "а, в, г" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), ст. 158 ч. 3 УК РФ (в редакции ФЗ от 8 декабря 2003 года), ст. ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. п. "а, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года) и ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года), путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначить Волкодаеву С.С. — 5 лет лишения свободы.
В остальном обвинительный приговор в отношении Волкодаева С.С. и этот же приговор в отношении Сафошкина М.Г. и Игнатова В.С. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Волкодаева С.С. — без удовлетворения.