Приговор суда по делу о создании и участии в устойчивой вооруженной группе, разбойных нападениях в составе банды, с применением огнестрельного оружия, покушении на убийство в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности, незаконном приобретении, хранении и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов изменен: действия осужденных переквалифицированы и наказание снижено в связи с изменениями, внесенными в уголовный кодекс

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 06.06.2005 N 46-004-105

Председательствующий:
Бурцева О.Н.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Яковлева В.К., Бондаренко О.М.
рассмотрела в судебном заседании от 6 июня 2005 года кассационные жалобы осужденных Трухачева А.А., Реунина А.Ю., Мельника В.В., Гордеева Е.В., Темендарова Р.Н., Бурматнова О.Ю., Клюшина И.В., Мухтарова Д.А., Марюкова А.Е., Черняева В.В., адвокатов Кузьминых И.М., Плесовского С.В., Курцева А.А., Быкова Ю.Г., Гадалина В.И., Великанова Н.И., Пронина Э.В., Зайцева М.В., Киликовой Г.Д. на приговор Самарского областного от 24 сентября 2004 года, которым
ТРУХАЧЕВ А.А. <…>
осужден к лишению свободы по:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 8 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду от 25 марта 2003 г.) — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения 27 мая 2003 г. на К. и Б. — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения на М., П., П., П., О. — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) (по эпизоду нападения 8 июля 2003 г. на М., С., М.) — на 10 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) на 7 лет 6 месяцев;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
МУХТАРОВ Д.А. <…> судимый 27 февраля 1998 года по ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "г", 206 ч. 3, 146 ч. 3 УК РСФСР к 8 годам лишения свободы, освобожден 18 ноября 2002 года условно-досрочно на 2 года 6 месяцев 29 дней, —
осужден к лишению свободы по:
— по ст. 209 ч. 1 УК РФ — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду от 25 марта 2003 г.) — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения 27 мая 2003 г. на К. и Б. — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения на М., П., П., П., О. — на 10 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) на 7 лет 6 месяцев;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 6 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
ГОРДЕЕВ Е.В. <…> судимый 28 февраля 1997 года по ст. ст. 77, 146 ч. 3 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы, освобожден 27 сентября 2002 года условно-досрочно на 3 года 3 месяца 8 дней, —
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду от 25 марта 2003 г.) — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения 27 мая 2003 г. на К. и Б. — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения на М., П., П., П., О. на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) (по эпизоду нападения 8 июля 2003 г. на М., С., М.) — на 10 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 7 лет 6 месяцев;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 6 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 16 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
МАРЮКОВ А.Е. <…> судимый:
1) 26 января 1996 года по ст. ст. 15 — 144 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам лишения свободы;
2) 4 ноября 1996 года по ст. ст. 144 ч. 2, 41 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы, освобожден 16 марта 2000 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 8 дней, —
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 1 УК РФ — на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения 27 мая 2003 г. на К. и Б. — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) по эпизоду нападения на М., П., П., П., О. на 10 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) (по эпизоду нападения 8 июля 2003 г. на М., С., М.) — на 9 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) на 7 лет 6 месяцев;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
КЛЮШИН И.В. <…>
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 8 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 8 лет;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
БУРМАТНОВ С.Ю. <…> судимый 5 мая 1996 года по ст. ст. 103 УК РСФСР, 222 ч. 1 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 9 октября 2001 года условно-досрочно на 2 года 7 месяцев 20 дней, —
осужден к лишению свободы:
— по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 10 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ — на 10 лет;
— по ст. 222 ч. 2 УК РФ — на 3 года;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 12 лет лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединена неотбытая часть наказания по предыдущему приговору и окончательно назначено 13 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
РЕУНИН А.Ю. <…>
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 8 лет;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 года;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) (по эпизоду 8 июля 2003 г.)- на 8 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ — на 5 лет 6 месяцев;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
ТЕМЕНДАРОВ Р.Н. <…>
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 8 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) (по эпизоду 8 июля 2003 г.) — на 8 лет;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 5 лет 6 месяцев;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 10 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
МЕЛЬНИК В.В. <…> судимый:
1) 5 ноября 2000 года по ст. 228 ч. ч. 1, 3 п. "в" УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 27 сентября 2002 года условно-досрочно на 1 год 5 месяцев 24 дня;
2) 4 июня 2004 года по ст. ст. 228 ч. 2 (в ред. 1996 г.), 70 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, —
осужден к лишению свободы:
— по ст. 209 ч. 2 УК РФ — на 8 лет;
— по ст. 222 ч. 3 УК РФ — на 5 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 9 лет;
— по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) — на 10 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 11 лет лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 4 июня 2004 года и окончательно назначено 12 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
ЧЕРНЯЕВ В.В. <…>
осужден к лишению свободы:
— по ст. 222 ч. 2 УК РФ — на 2 года;
— по ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 08.12.2003 г.) — на 5 лет;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
Постановлено взыскать:
— с Клюшина И.В., Мухтарова Д.А., Бурматнова О.Ю., Трухачева А.А., Гордеева Е.В. в пользу ГУИН <…> в возмещение материального ущерба солидарно <…> рублей <…> копеек, в пользу потерпевшей М. в возмещение материального ущерба <…> рублей;
— в пользу потерпевшей М. компенсацию морального вреда с Бурматнова и Гордеева — по <…> рублей с каждого, с Мухтарова Д.А. <…> рублей.
— с Гордеева Е.В., Мухтарова Д.А., Трухачева А.А. Марюкова А.Е., Мельника В.В. в пользу М. солидарно в возмещение материального ущерба <…> рублей;
— с Трухачева, Гордеева, Темендарова, Марюкова, Реунина в пользу потерпевшей М. солидарно <…> рублей.
Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., объяснение осужденных Бурматнова О.Ю., Клюшина И.В., Реунина А.Ю., Черняева В.В. и адвокатов Кузьминых И.М., Баймашкина Ю.Ф., Плесовского С.В., Рубахина С.А., Чеглинцевой Л.А., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Лушпа Н.В., полагавшей действия осужденных Мухтарова, Гордеева, Марюкова и Мельника, квалифицированные за разбойное нападение поэпизодно, квалифицировать одной статьей, предусматривающей ответственность за разбойное нападение, в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Мухтаров Д.А. и Марюков А.А. признаны виновными в том, что создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан, руководили ею и непосредственно участвовали в составе банды в разбойных нападениях.
Клюшин И.В., Трухачев А.А., Реунин А.Ю., Темендаров Р.Н., Мельник В.В., Гордеев Е.В. осуждены за участие в устойчивой вооруженной группе (банде), а Трухачев, Реунин, Темендаров, Мельник и Гордеев осуждены также за совершении разбойных нападений в составе банды.
Бурматнов признан виновным в разбойном нападении группой лиц по предварительному сговору, в целях завладения имуществом в крупном размере, с применением огнестрельного оружия, покушении на причинение смерти А. в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности, сопряженное с разбоем и в незаконном приобретении, хранении, передаче, перевозку и ношении огнестрельного оружия, боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.
Кроме того, Трухачев, Гордеев, Марюков, Реунин, Темендаров признаны виновными в приготовлении к разбойному нападению организованной группой, с применением огнестрельного оружия, также Гордеев, Мухтаров, Клюшин, Марюков, Трухачев, Реунин, Темендаров, Мельник осуждены за незаконное приобретение, передачу, хранение, перевозку и ношение огнестрельного оружия, боеприпасов в составе организованной группы.
Черняев осужден за приготовление к разбойному нападению группой лиц по предварительному сговору, с применением огнестрельного оружия и незаконную перевозку огнестрельного оружия, боеприпасов, группой лиц по предварительному сговору.
Преступления совершены ими в период с ноября 2002 года по июль 2003 года <…> при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В суде Трухачев, Мухтаров, Клюшин, Марюков, Реунин, Мельник и Черняев В.В. виновными себя не признали, а Гордеев, Темендаров и Бурматнов виновными себя признали частично.
В кассационных жалобах:
осужденный Трухачев А.А. в своих жалобах (основной и дополнительной) просит приговор отменить, его оправдать, при этом ссылается на то, что ни одного разбойного нападения он не совершал, выводы суда о доказанности его вины в совершении преступлений не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и не подтверждены доказательствами. Суд положил в основу своего вывода о доказанности его вины в совершении разбойных нападений показания осужденных Гордеева и Марюкова на предварительном следствии, оговоривших его под воздействием сотрудников уголовного розыска, от которых они в суде отказались. Указывает, что в момент совершения разбойного нападения 27 июля 2003 года на Н. и Б. находился <…> на собрании в акционерном обществе ООО <…> и на следующий день 28 июля выехал в командировку <…>, поэтому не мог участвовать в совершении этого преступления. Все осужденные по данному делу подтвердили, что он не был <…>, но суд эти показания оценил критически. Автомашины <…> у него не было и не могла быть использована она в разбойных нападениях, так как эту автомашину купил его родственник Б. В мае 2003 года его личная автомашина <…> также не могла быть использована, поскольку эта автомашина изготовлена на заводе 3 июня 2003 года и зарегистрирована в ГАИ только 6 июня. Свой сотовый телефон он отдал Гордееву в счет выплаты заработной платы, поэтому не мог пользоваться им.
Адвокат Кузьминых И.М. в защиту интересов осужденного Трухачева просит приговор отменить и дело прекратить, при этом ссылается на то, что Трухачев не участвовал в вооруженной устойчивой группе и совершаемых ею преступлениях. Выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что никто из потерпевших и свидетелей не видели его и вина его в совершении преступлений не собранными по делу доказательствами не установлена. Предварительное расследование проведено неполно, о чем свидетельствует то, что не проведено по делу ни одного опознания и очной ставки. Все оговорившие Трухачева на предварительном следствии осужденные отказались в суде от своих показаний, пояснив, что оговорили его из личных неприязненных отношений, либо в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Утверждает, что 25 марта 2003 года у него не было автомашины <…> и он не мог пользоваться этой автомашиной и только в ноябре 2003 года он мог пользоваться этой автомашиной по доверенности, что подтвердили свидетели Б., Б. и У., но суд критически оценил их показания. Утверждает, что автомашина изготовлена на автозаводе 3 июня 2003 года и только 6 июня зарегистрирована в ГАИ, поэтому 26 — 27 мая 2003 года не мог он использовать эту автомашину. Никто из потерпевших и свидетелей, также их осужденных не видел Трухачева при совершении преступлений, что свидетельствует о его непричастности к разбойным нападениям. 27 июля 2003 года Трухачев находился <…>, а на следующий день уехал в командировку <…>, поэтому не мог участвовать в преступлении. Сотрудники ГАИ <…> РОВД задержали осужденных сразу же после совершения ими преступления, но они не видели Трухачева и его автомашину. Сотовый телефон компании <…> он передал Гордееву в счет зарплаты в январе 2003 года. Указывает, что Трухачев никакого отношения к оружию не имел и у него не изымалось оружие, следов оружия на руках и его одежде не имеется. Кроме того, суд необоснованно отказал применить в судебном заседании звукозапись, не вызвал в суд для допроса в качестве свидетелей сотрудников <…> РОВД, также указывает, что Гордеев в явке с повинной от 1 августа 2003 года оговорил Трухачева и эта явка является недопустимым доказательством.
Осужденный Реунин А.К. в основной и дополнительной жалобах просит разобраться в деле и приговор отменить, а дело прекратить, при этом указывает, что суд необоснованно осудил его за преступления, которые он не совершал. Утверждает, что он не принимал участия в приготовлении разбойного нападения 27 июля 2003 г. на автодороге <…> разбойного нападения на М., С. и М. 8 июля 2003 г. не совершал, никакого отношения к этим преступлениям не имеет. Суд положил в основу приговора показания, полученные на предварительном следствии в результате применения недозволенных методов ведения следствия, а данные в суде правдивые показания необоснованно отверг, в судебном заседании суд не допросил в качестве свидетелей сотрудников РОВД <…>, которые получили признательные показания. Утверждает, что 27 июля 2003 года он по предложению Марюкова поехал прокатиться на автомашине, а когда Гордеев сел в их машину, из оставленного Гордеевым пакета выпал пистолет, он выкинул этот пистолет из окна. Утверждает, что задержавшие их патрульные милиционеры не избивали их, только в РОВД применяли к ним недозволенные методы ведения следствия, заставили его отказаться от адвоката и предоставили ему другого адвоката, заставляли написать явку с повинной и давать показания под диктовку сотрудников милиции, а суд эти показания признал правдивыми.
Осужденный Мельник В.В. просит приговор отменить, его из-под стражи освободить, при этом ссылается на то, что осужден он необоснованно, так как в банде не состоял и в составе банды преступлений не совершал, в приготовлении к разбойному нападению не участвовал. В ночь на 27 мая 2003 года находился на работе, но на следствии не говорил об этом, так как не доверял следственным органам, поэтому только в суде дал об этом показания. Считает, что допрошенные в качестве свидетелей работники магазина и бара ООО <…> подтвердили его алиби, но суд необоснованно отверг их.
Адвокат Курцев А.А. в защиту осужденного Мельника В.В. просит приговор отменить и дело прекратить, при этом ссылается на то, что вина Мельника в совершении 26 июля 2003 года двух разбойных нападений по дороге <…> не доказана, в эту ночь он работал охранником ООО <…>, что подтвердили работники этой фирмы и его знакомый Г. Суд положил в основу приговора первоначальные показания Гордеева и Марюкова на предварительном следствии и явки с повинной, данные ими в результате применения недозволенных методов ведения следствия, от которых в суде отказались. Других доказательств, подтверждающих вину Мельника, в суде не добыто. Если доводы жалобы об отмене приговора не будут удовлетворены, то просит исключить как излишнюю квалификацию совершение преступления в составе устойчивой преступной группы, так как Мельник не участвовал в приобретении оружия, милицейской формы и в подготовке к преступлениям. О планируемом преступлении стало известно ему только в день совершения преступления, непосредственно перед ним, никакого оружия он не применял и приглашен был только как человек, умеющий управлять грузовой автомашиной. Считает, что его действий по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ квалифицированы неправильно и назначено ему чрезмерно суровое наказание.
Осужденный Гордеев Е.В. в своих жалобах (основной и дополнительной) просит разобраться в деле, приговор в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить, дело прекратить, а остальные действия его квалифицировать по ст. ст. 162 ч. 2, 222 ч. 2 УК РФ и смягчить наказание, при этом ссылается на то, что приговор основан только на первоначальных показаниях на предварительном следствии, в которых он оговорил других осужденных в результате применения недозволенных методов ведения следствия, хотя он в суде отказался от этих показаний. Указывает, что половина осужденных не были знакомы друг с другом и никакой банды не было, оружия он не покупал, разбойного нападения на кассира учреждения УР <…> не совершал, в квартире у Клюшкина не был. Сотовый телефон передал ему Трухачев в счет зарплаты. На предварительном следствии он оговорил Мельника. Утверждает, что 27 июля 2003 года на автодороге <…> собирался путем обмана обогатиться за счет водителей, превышающих скорости, а деньги хотел передать Черняеву, чтобы он мог отпраздновать день военно-морского флота, но своих планах никому не говорил. Просит эти действия квалифицировать не как разбойное нападение, а по ст. ст. 30 ч. 1 — 159 ч. 2 УК РФ. Считает, что судом назначено ему чрезмерно суровое наказание и просит смягчить его.
Адвокат Быков Ю.Г. в защиту интересов осужденного Гордеева, не оспаривая вину и квалификацию по ст. 222 ч. 3 УК РФ, просит приговор в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления, при этом ссылается на то, что признаки банды отсутствуют, так как не все осужденные знали друг друга. Просит переквалифицировать действия его со ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ на ст. 162 ч. 2 УК РФ (в редакции Закона от 8.12.2003 года), также со ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 1 — 159 ч. 1 УК РФ и снизить наказание. Указывает, что с использованием форму сотрудника милиции он не имел умысла на совершение разбойного нападения, а хотел только представиться потерпевшим как работник ГИБДД, чтобы взять с водителей штраф как за превышение скорости.
Осужденный Темендаров Р.Н. просит приговор отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом ссылается на то, что вина его материалами дела не установлена, выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что в банде он не состоял. Из всех осужденных по эпизоду нападения на М., М. и С. он знал только Гордеева, и только помог найти грузовую автомашину <…>, что нельзя признать преступлением. Находившийся в автомашине свидетель не опознал его, что свидетельствует о его непричастности к преступлению. Утверждает, что на предварительном следствии применяли недозволенные методы ведения следствия, поэтому эти показания не могут быть положены в основу приговора, поскольку они не имеют юридической силы.
Адвокат Гадалин В.И. просит приговор в отношении осужденного Темендарова изменить, в части осуждения его по ст. 209 ч. 2 и 222 ч. 3 УК РФ и по эпизоду от 8 июля 2003 года осуждение его по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ отменить и дело прекратить. Кроме того, просит переквалифицировать действия его со ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ на ст. ст. 30 ч. 1 — 159 ч. 1 УК РФ и снизить наказание с применением ст. 73 УК РФ. Указывает, что вывод об участии Темандарова в банде не соответствует фактическим обстоятельствам дела, так как до 8 июля 2003 года он не участвовал в совершаемых нападениях, а при нападении на М. не знал об использовании оружия и судом не приведено доказательств того, что Темандаров был вооружен или знал о наличии оружия у других осужденных, поэтому считает, что по ст. 222 ч. 3 УК РФ осужден он необоснованно. В начале следствия Гордеев сделал явку с повинной и оговорил Темандарова в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Трухачев не подтвердил, что привозил к Темандарову газовый и боевой пистолеты, к тому же, не доказано, что именно это ли оружие использовалось при нападении на М. и других <…>. Полагает, что Темандаров должен отвечать только за хранение огнестрельного оружия. Считает, что он только помог Гордееву подыскать грузовую автомашину <…> для перевозки вещей <…>, но сам он туда не ездил. 27 июля 2003 года Гордеев предложил ему принять участие в незаконном взимании штрафа с водителей за превышение скорости движения, под видом сотрудников ГИБДД, но о наличии оружия и о намерении совершить разбойное нападение, он не знал, и это обстоятельство не опровергнуто материалами дела.
Адвокат Плесовский С.В. в защиту осужденного Темандарова просит об отмене приговора с прекращением дела за отсутствием состава преступления, при этом ссылается на то, что на предварительном следствии Гордеев говорил только о том, что по его просьбе Темандаров нашел ему автомашину <…> для перевозки вещей, а в суде он отказался от этих показаний. Никто больше не подтвердил об участии Темандарова 8 июля 2003 года в совершении разбойного нападения на потерпевших М., М. и С. Осужденные Марюков, Реунин, Трухачев и сам Темандаров отказались от данных ими на предварительном следствии явок с повинной и показаний, ссылаясь на то, что получены они в результате применения недозволенных методов ведения следствия, однако суд необоснованно положил эти доказательства в основу приговора, но при этом суд не описал конкретных действий Темандарова при совершении разбойного нападения. Указывает, что Темандаров не знал о неправомерных действиях Гордеева 27 июля 2003 года на автодороге <…> переодевшегося в милицейскую форму, когда остановил автомашину <…> под управлением Н., а показания на предварительном следствии давал в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Считает, что по ч. 3 ст. 222 УК РФ осужден он только на предположениях. Утверждает, что в деле нет доказательств, свидетельствующих о осознанном участии Темандарова в банде и ему не было известно о создании банды. Судом назначено Темандарову чрезмерно суровое наказание, без учета данных о его личности.
Осужденный Бурматнов О.Ю. в кассационной жалобе и дополнениях к ней указывает, что не согласен с приговором и считает, что суд неправильно квалифицировал действия его по ст. ст. 30 ч. 3 — 105 ч. 2, 162 ч. 3 УК РФ, ссылаясь на то, что не имел умысла на совершение убийства, а выстрел произошел случайно, поскольку оружие находилось в целлофановом пакете под мышкой правой руки и он не знал, что курки были взведены, в результате чего причинил здоровью потерпевшего вред средней тяжести. Просит ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ квалифицировать в редакции закона от 8 декабря 2003 года. В дополнительной жалобе он утверждает, что шел только на совершение ограбления, при этом не знал, что обрез, который нес в пакете, заряжен и находится в боевом положении. Намеревался только напугать потерпевшего, а не убивать его. Кроме того, считает, что суд назначил ему слишком суровое наказание и просит смягчить его.
Адвокат Великанов Н.И. просит приговор в части осуждения Бурматнова по ст. ст. 30 ч. 3 — 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ отменить и дело прекратить за отсутствием состава преступления, а действия его со ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ переквалифицировать на ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.03 г.), при этом ссылается на то, что он не имел умысла на убийство потерпевшего, сам он не взводил курок, но судом не установлено, кто взводил курок. Считает, что при наличии умысла на убийство, никто не мешал и не препятствовал Бурматнову довести свой умысел до конца. Полагает, что по смыслу ст. 162 УК РФ причинение вреда здоровью при разбое охватывается составом этого преступления и дополнительной квалификации по ст. ст. 30 ч. 2 — ст. 105 ч. 2 УК РФ не требуется. Полагает, что суд вышел за пределы предъявленного обвинения, так как ему предъявлено в обвинение только один признак — организованной группы, а признак "крупный размер" не был предъявлен, поэтому считает, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции ФЗ от 8.12.03 г.
Осужденный Клюшин И.В. в основной и дополнительной жалобах просит приговор отменить, дело прекратить, при этом ссылается на то, что никаких преступлений не совершал и осужден необоснованно. О готовящемся разбойном нападении на сотрудников учреждения <…> ГУИН <…> он не знал и никакого участия в совершении этого принимал. Выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Членом банды он не состоял, оружия для банды не приобретал, никто из осужденных и свидетелей не подтвердил его вину в преступлениях. Осужденный Гордеев на предварительном следствии оговорил его из личных неприязненных отношений, сложившихся в период отбывания им наказания в колонии, где он проходил службу. То, что Гордеев давал на предварительном следствии показания в присутствии адвоката, не может служить доказательством правдивости его показаний, поскольку в суде Гордеев сам признался, что оговорил его, а свидетели О. и А. подтвердили, что Гордеев высказывал угрозу о том, что будет мстить ему. Показания, данные на предварительном следствии, не нашли подтверждения в судебном заседании и не могли быть положены в основу приговора. В момент нападения на кассира М. и А. он находился в закрытой зоне и не выходил оттуда. Факт увольнения не может свидетельствовать о его виновности. Считает, что протокол осмотра места происшествия и пистолет ПМ не могут быть в качестве доказательств, так как в суде не выяснялся, по какой причине и при каких обстоятельствах и кем заменен пистолет марки ПМ на пистолет марки ИЖ-79 с 4 патронами. Кем был обнаружен этот пистолет, не установлено. С соблюдением процессуальных норм изымался только газовый пистолет, а другие — с неизвестно. Утверждает, что вывод суда о доказанности его вины в совершении преступлений, не подтвержден другими доказательствами. В дополнительной жалобе он указывает о своем несогласии с возражениями государственного обвинителя и приводит аналогичные доводы, что и в кассационных жалобах о своей непричастности к преступлениям.
Адвокат Пронин Э.В. просит приговор в отношении осужденного Клюшина И.В. отменить в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом ссылается на то, что приведенные судом доказательства не подтверждают вину Клюшина в преступлении. Гордеев в присутствии адвоката оговорил его из личных неприязненных отношений, желая отомстить ему, но адвокат не знал о их взаимоотношениях. Показания Гордеева не подтверждены другими доказательствами, поэтому нельзя положить их в основу приговора. Допрошенные в качестве свидетелей О. и А. подтвердили, что Гордеев говорил о своем намерении отомстить Клюшину. Изъятый на месте преступления пистолет в деле отсутствует и заменен на другой пистолет модели ИЖ-79, а газовый пистолет, переделанный для стрельбы боевыми патронами, не был обнаружен в ходе осмотров мест происшествий, источник его происхождения не определен. Осужденные Трухачев, Марюков, Реунин, Темендаров, Мельник и Черняев не были знакомы с ним. 25 февраля и 25 марта 2003 года Клюшин не общался с Гордеевым и последний у него дома не бывал. С Мухтаровым и Гордеевым он имел только служебные отношения, но после ссоры с Мухтаровым, с начала 2003 года Клюшин не общался с ним. В момент нападения на сотрудников учреждения Клюшин находился в закрытой зоне, а после совершения преступления принимал участие в преследовании преступников. Факт передачи Клюшиным информации для начала нападения на сотрудников учреждения, судом не установлен. При осмотре места происшествия изъят пистолет ПМ, но на экспертное исследование он не представлен, так как представлены 2 пистолета модели ИЖ-79, но не выяснено, кем была произведена замена пистолета ПМ на пистолет ИЖ-79 с 4 патронами, процессуально происхождение нарезного пистолета ИЖ-79, изготовленного самодельным способом из газово-шумного пистолета модели ИЖ-79 путем установления ствола, не установлено. Данных о нахождении в группе боевого пистолета, не имеется, а имелся в группе только один газовый пистолет.
Осужденный Мухтаров Д.А. в своей жалобе и дополнениях к ней просит приговор отменить, дело производством прекратить, при этом ссылается на то, что вина его собранными по делу доказательствами не подтверждена, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что не совершал нападения на сотрудников учреждения УР <…> и никаких разговоров с Клюшкиным о нападении не вел. Осужденный Гордеев оговорил его. Разбойных нападений на дороге <…> на К., Б. и других не совершал и никогда не бывал на этой дороге. Разбойного нападения на дороге <…> не готовил и умысла не имел. Считает, что все материалы дела собраны с нарушением процессуальных норм. В основу приговора положены явки с повинной, полученные на предварительном следствии в результате применения недозволенных методов ведения следствия, но суд не проверил доводы о применении таких недозволенных методов ведения следствия, поэтому в суде все осужденные отказались от данных ими на предварительном следствии показаний. Указывает, что на предварительном следствии не проведено ни одной очной ставки, опознания и следственного эксперимента для устранения имеющихся в показаниях противоречий. Несмотря на заявленные ходатайства в суде не были допрошены сотрудники РОВД <…> района, где были получены все явки с повинной. Утверждает, что он отказался дать показания согласно ст. 51 Конституции РФ, но это не свидетельствует о его виновности. Суд не учел наличие на его иждивении малолетних детей, в том числе от гражданского брака.
Адвокат Зайцев М.В. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в отношении осужденного Мухтарова отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что в основу приговора положены полученные на предварительном следствии с нарушением процессуальных норм явки с повинной и показания осужденных Гордеева, Бурматнова, Марюкова, Реунина и Темендарова, от которых они в суде отказались. Судом не проверены доводы о применении недозволенных методов ведения следствия и суд ограничился лишь постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела от 8 сентября 2003 года в отношении сотрудников милиции, ссылаясь, что телесные повреждения были причинены им при задержании, что являются надуманными. Допрошенные в суде сотрудники ГАИ Д. и П. пояснили, что при задержании они никаких телесных повреждений осужденным не причиняли. Указывает, что вина Мухтарова материалами дела не доказана. Ни предварительным следствием, ни судом не установлено, что Мухтаровым был произведен выстрел из пистолета в потерпевшую М. Судом необоснованно осужден Мухтаров за разбой в крупном размере, поскольку этот признак ему не был вменен и не указан в обвинительном заключении. Вывод о виновности в создании банды и вовлечении в нее других лиц, также в подыскании оружия, не подтвержден материалами дела. Так, государственный обвинитель в отношении Бурматнова отказался от обвинения его в участии в банде, Трухачева вовлек в банду Гордеев, с осужденными Реуниным и Темендаровым он знаком не был и не вовлекал их в банду. Кроме того, указывает, что при назначении наказания не были учтены судом смягчающие наказание обстоятельства.
Осужденный Марюков А.Е. в основной и дополнительной жалобах просит действия его по эпизоду разбоя на дороге <…> переквалифицировать на п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ и смягчить наказание в пределах санкции этой статьи. По эпизодам разбоя на дорогах <…> просит приговор отменить и его оправдать, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что на предварительном следствии оговорил себя в результате применения недозволенных методов ведения следствия. По этим же причинам оговорили его другие осужденные. Гордеев сам в суде подтвердил, что оговорил его под воздействием сотрудников милиции. По поводу нападения на потерпевших М. и М. договоренности о разбойном нападении не было, о наличия оружия у Гордеева не знал и Гордеев об этом не говорил ему. Указывает, что по просьбе Гордеева он проследил, по какой дороге ездят потерпевшие и сообщил Гордееву, но что между ними происходило, не видел, также не видел, что произошло с потерпевшим Н. только подвез туда Мухтарова на его машине. Банду не организовал, оружия не приобретал. Считает, что суд рассмотрел дело с обвинительным уклоном и пришел к выводу о доказанности вины только на показаниях, полученных на предварительном следствии с нарушением процессуальных норм, которые не подтверждены другими доказательствами. Кроме того, суд не учел смягчающие наказание обстоятельства.
Осужденный Черняев в своих жалобах (основной и дополнительной) просит приговор отменить и заменить реальное лишение свободы на условное, с применением ст. 73 УК РФ, ссылаясь на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Суд не учел, что на его иждивении находятся 4 малолетние дети, имеет правительственные награды. В дополнительных жалобах Черняев просит дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления. Утверждает, что никакого преступления не совершал, ни с кем не договаривался о совершении преступлений, работал таксистом и подвозил Темандарова, куда он указывал, в результате стал жертвой стечения обстоятельств. Считает, что допрошенная в суде в качестве свидетеля диспетчер Г. оговорила его. Утверждает, что снял с автомашины знак "такси" и сменил регистрационный номер на машине по предложению Гордеева, находившегося в форме сотрудника ГАИ и с пистолетом. Когда подъехали сотрудники ГАИ, осужденные Мухтаров, Темендаров и Реунин сели в его машину и потребовали быстрее уехать с места преступления, а по дороге выбросили пистолет, но Мухтаров запретил ему в суде говорить про пистолет. Когда сотрудники ГАИ задержали и положили его спереди машины, увидел синие номера закрепленные резинкой поверх государственного регистрационного номера на его автомашине. Суд не разобрался в деле и в основу приговора положил показания других осужденных, оговоривших его.
Адвокат Кисликова Г.Д. просит приговор в отношении Черняева отменить и дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, при этом ссылается на то, что вывод суда о том, что Черняев был осведомлен о готовящемся разбойном нападении, не подтвержден материалами дела. Указывает, что Черняев приехал к Темендарову по вызову такси, и Темендаров использовал его только как водителя такси. Кроме Темендарова никто не знал Черняева. На предварительном следствии осужденные Гордеев, Темендаров, Мухтаров и Реунин оговорили его, а суд положил эти показания в основу приговора, несмотря на то, что в суде они отказались от этих показаний. Вывод суда о том, что Черняев вступил в предварительный сговор с другими участниками разбойного нападения, носит предположительный характер. Утверждение о том, что Гордеев в присутствии Черняева переоделся в форму сотрудника милиции, несостоятелен и Черняев не знал, что Гордеев незаконно одел эту форму и незаконно носит оружие, так как оснований сомневаться в том, что Гордеев не сотрудник милиции, не было, поскольку он не знал и не видел Гордеева в гражданской одежде. Вывод суда о том, что Черняев совершил приготовление к разбою в группе лиц по предварительному сговору с применением оружия не подтвержден доказательствами, также не подтверждена вина его по ст. 222 ч. 2 УК РФ, поскольку не доказано, что он незаконно перевозил огнестрельное оружие и боеприпасы и этот вывод не мотивирован. Суд назначил ему несправедливое наказание, несмотря на наличие смягчающих наказание обстоятельств, за приготовление к преступлению назначил такое же наказание, как и другим осужденным за оконченное разбойное нападение.
В возражениях государственный обвинитель Бочкарева В.А. указывает о своем несогласии с доводами кассационных жалоб осужденных и их защитников, просит приговор как законный и обоснованный оставить без изменения, а жалобы — без удовлетворения, при этом ссылается на то, что вина всех осужденных установлена тщательно исследованными материалами дела, нарушений процессуальных норм не допущено, содеянному осужденными дана правильная юридическая оценка и назначенное им наказание является справедливым.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных и их защитников, также возражения на них, судебная коллегия находит, что вывод суда о доказанности вины осужденных в содеянном, установлена тщательно исследованными материалами дела и оснований для удовлетворения жалоб не имеется.
Все изложенные в жалобах доводы были предметом исследования в ходе судебного разбирательства дела, в том числе и доводы жалоб о том, что Мухтаров и Марюков не создавали устойчивую вооруженную группу для совершения разбойных нападений, также о том, что Клюшин, Трухачев, Реунин, Темендаров, Мельник и Гордеев не являлись членами этой банды и не участвовали в совершаемых бандой нападениях, как видно из материалов дела, проверены судом, оценены в совокупности с другими материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.
Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, Мухтаров, после освобождения 18 ноября 2002 года из мест лишения свободы, решил создать устойчивую вооруженную преступную группу (банду) для нападения на работников бухгалтерии УР <…>. С его предложением участвовать в вооруженной преступной группе согласились Гордеев, также другое лицо, дело в отношении которого выделено в отдельное производство в связи с розыском, и оперуполномоченный УР <…> Клюшин. В состав банды Гордеев вовлек Трухачева.
Для реализации целей банды членами банды было приобретено: в период с ноября 2002 г. по февраль 2003 г. Гордеевым и Клюшиным огнестрельное оружие, переделанное из газового пистолета "ИЖ-79" для стрельбы 9 мм боевыми пистолетными патронами типа "ПМ" и не менее 5 патронов к нему, а Мухтаровым в период с ноября 2002 г. по март 2003 г. — обрез двуствольного охотничьего ружья и не менее 2 патронов к нему. Кроме того, с целью облегчения нападения членами банды были изготовлены маски из женских чулок и приобретены: женская одежда, парик и средства мобильной связи, которые использовались при планировании, подготовке, организации нападения.
Кроме того, в период с апреля по май 2003 года Марюковым был приобретен газовый револьвер модели "RG-89" Германского производства калибра 9 мм и не менее 3 патронов к нему, а 27 мая 2003 в ходе совершения разбойного нападения на автомашину <…> члены банды завладели "газо-шумовым" пистолетом модели ИЖ-79 калибра 7,62 мм и не менее 4 патронами к нему.
Получив информацию от Клюшина о том, что сотрудники учреждения УР <…> поедут в банк за деньгами для выдачи заработной платы, Гордеев, Мухтаров, Трухачев, Клюшин, вступив в предварительный сговор с Бурматновым, не посвященным в то, что создана устойчивая вооруженная группа (банда), 25 марта 2003 года совершили разбойное нападение с применением оружия на сотрудников учреждения УР <…>.
После этого Мухтаров, используя опыт разбойного нападения на сотрудников учреждения УР <…> вовлек в состав банды новых членов: в апреле 2003 г. — Марюкова, в мае 2003 г. — Мельника, в июле 2003 г. — Реунина, Темендарова.
С апреля 2003 г. Марюков А.Е. и Мухтаров Д.А. стали осуществлять руководство указанной организованной преступной группой (бандой), разрабатывали планы совершения разбойных нападений, добывали и анализировали информации о возможных местах и объектах нападения, лично участвовали в совершении организованной преступной группой нападениях <…> с применением огнестрельного оружия.
Начиная с 25.03.03 г. до 27.07.03 г. члены банды указанное выше оружие периодически передавали друг другу во время совершения разбойных нападений на граждан, незаконно совместно перевозили его на автомашинах от места хранения <…> до конкретного места совершения разбойного нападения, после чего Мухтаров и Марюков получали обратно и хранили до следующего разбойного нападения.
В период с мая по июль 2003 года участниками банды, с применением огнестрельного и газового оружия, было совершено не менее трех вооруженных разбойных нападений.
К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.
С утверждениями в жалобах о том, что Клюшин, Гордеев, Мухтаров и Трухачев не были членами банды и не участвовали в нападении на сотрудников учреждения УР <…> также о том, что Бурматнов не имел умысла на совершение разбойного нападения и не покушался на убийство потерпевшего А. нельзя согласиться, поскольку эти доводы опровергаются исследованными материалами дела.
Вина осужденных Бурматнова, Мухтарова, Гордеева, также Клюшева в совершении разбойного нападения на сотрудников учреждения УР <…> установлена показаниями самих осужденных Гордеева, Бурматнова, оглашенными в судебном заседании показаниями Старкова, также явкой с повинной Мухтарова о совершении разбойного нападения на кассира учреждения УР <…> совместно с Гордеевым, Бурматновым, Трухачевым и Старковым.
Так, из явки с повинной Гордеева видно, что он подробно показал, как по предложению Мухтарова они намеревались напасть на кассира учреждения УР <…> в первый раз в феврале 2003 года, но отложили, так как были охранники. 25 марта 2003 года по предложению Мухтарова он с Трухачевым приехали <…> встретили Мухтарова и Бурматнова, при этом у Бурматнова за пазухой был обрез. Мухтаров по сотовому телефону узнал от Клюшина о времени выезда кассира в банк за получкой, затем совершили разбойное нападение. На другой день Мухтаров сообщил, что похитили <…> рублей.
Доводы о написании явки с повинной под воздействием сотрудников милиции, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.
Так, Гордеев писал явку с повинной в присутствии адвоката с применением видеосъемки в связи с задержанием по эпизоду от 27.07.03 г. и на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого Гордеев подтвердил эти показания, поэтому суд обоснованно признал их правдивыми, поскольку подтверждены они другими доказательствами.
Из показания Бурматнова видно, что когда отбывал наказание он видел, что Мухтаров все время общался с Клюшиным. После 8 марта Мухтаров позвонил ему и предложил заработать легкие деньги и он согласился. За несколько дней до 25 марта Мухтаров приехал к нему с Гордеевым и дал ему пакет с обрезом, чтобы использовать при нападении на кассира, а Мухтаров с Гордеевым заберут деньги. Около административного здания УР <…> Мухтаров дал ему черную болоньевую куртку и маску из женского чулка, а сам Мухтаров одел пятнистый бушлат, Гордеев переоделся в женское длинное черное пальто и женский парик и женскую шапочку. После того, как он сделал движение и произошел выстрел из обреза, он убежал с места преступления за гараж, где стояла автомашина, а через дня два Мухтаров дал ему <…> рублей, затем еще <…> рублей.
Эти показания согласуются с показаниями Гордеева в ходе следствия по обстоятельствам совершенного преступления, участников нападения, распределения ролей, транспорта и оружия.
Утверждения в жалобах о том, что Бурматнов не имел умысла на причинение смерти потерпевшему А. в ходе разбойного нападения, опровергаются показаниями как самого Бурматова, так и потерпевшего А. и другими материалами дела и с учетом того, что он произвел в потерпевшего прицельный выстрел в область сердца, суд обоснованно сделал вывод о том, что производя выстрел в потерпевшего и причинив ему огнестрельное ранение, Бурматнов сознавал общественно опасный характер своих действий и желал наступления тяжких последствий — смерти потерпевшего, но смерть потерпевшего не наступила помимо воли осужденного.
Из показания самого Бурматнова следует, что выстрел произошел после взведения курка, а затем нажатия на спусковой крючок. Утверждения о том, что он хотел лишь напугать охранника, опровергаются тем, что он даже не обнажил обрез, а держа его завернутым в полиэтиленовый пакет со взведенным курком, произвел выстрел.
Осужденный Мухтаров из имевшегося у него пистолета "ИЖ-79" произвел выстрел в кассира М. причинив ей ранение левого предплечья, повлекшее средний вред здоровью.
В это же время Гордеев и Мухтаров вырвали из рук М. сумку, в которой находились <…> рублей <…> копеек и бухгалтерские документы, и скрылись с места преступления, на автомашине под управлением Трухачева А.А.
Показания Гордеева и Бурматнова подтверждены и показаниями Старкова в ходе следствия (т. 2 л.д. 198 — 203), который кроме того при проверке показаний на месте подтвердил свои показания, где встретились они перед нападением, место расположения гаража, где хранилось оружие и деньги. (т. 2 л.д. 206 — 217).
Вина их подтверждается также явкой с повинной Мухтарова о совершении разбойного нападения вместе с Гордеевым, Бурматновым, Трухачевым и Старковым с применением оружия на кассира УР <…> (т. 1 л.д. 165), показаниями потерпевших М. и А. свидетелей Х., П., и Ч. протоколами осмотров места происшествия, одежды потерпевших, обнаруженных на месте происшествия вещественных доказательств, а также заключениями судебно-медицинских экспертиз о характере, локализации и тяжести причиненных М. и А. огнестрельных ранений.
Доводы жалоб о том, что Трухачев не мог в то время управлять автомашиной <…> опровергаются показаниями самого Трухачева, не отрицавшего, что у него был автомобиль <…>.
Показания свидетелей Б. судом проверены, оценены в совокупности с другими доказательствами и обоснованно признаны несостоятельными. В ходе следствия эти свидетели не допрашивались и ходатайств об их допросе не заявлялось, а представленная доверенность Усковой составлена в простой письменной форме и не может служить доказательством по делу, к тому же Б. не утверждал, что Трухачев не пользовался этим автомобилем.
Доводы Клюшина и Трухачева о их непричастности к этому разбойному нападению также проверены судом и обоснованно отвергнуты, поскольку опровергаются показаниями Гордеева, Мухтарова и другими материалами дела.
Из показаний свидетелей К. и Ц. следует, что вход на территорию колонии с сотовыми телефонами запрещен, но Клюшин это требование нарушал и часто звонил по нему. Гордеев и Мухтаров отбывали наказание в колонии УР <…> у Клюшина с ними были хорошие отношения и он ходатайствовал перед оперативными работниками об их условно-досрочном освобождении.
Показания Гордеева о том, что Клюшин звонил по телефону и сообщил на какой машине сотрудники учреждения поехали за деньгами, подтверждается списком вызовов телефонов, из которого видно, что в это время поступали звонки с телефона Клюшкина, Трухачева, Мухтарова.
Доводы Мухтарова и Трухачева о непричастности к этому разбою несостоятельны и опровергаются показаниями Гордеева и Бурматнова на следствии и никаких оснований для оговора у них не было. Кроме того, Гордеев был задержан <…> в связи с нападением на микроавтобус <…>, когда органам следствия не было известно о лицах, совершивших нападение на кассира УР <…>, а Трухачев на этот момент не был задержан.
Доводы Клюшина и его защитника о том, что с января 2003 года он не общался с Мухтаровым, опровергаются показаниями свидетеля П.
Свидетель К. подтвердила, что Мухтаров был у них дома, так как сожительствовал с ее подругой П. а 25 марта телефон мужа был на зарядке, поэтому он взял ее телефон.
Из распечаток телефонных разговоров видно, что (т. 11 л.д. 227 — 240) с телефона П. поступали звонки с 20.02.03 г. по 25.03.03 г. на телефоны Клюшина и Трухачева, а с телефона Трухачева поступал звонок 24.03.03 г. на телефон Клюшина, а 25.03.03 г. на телефон П.
При установленных обстоятельствах, поскольку П. и К. не общались по телефону с Трухачевым, то телефоном П. пользовался Мухтаров, а Клюшин разговаривал с Трухачевым. Клюшин отрицал, что разговаривал по телефону с Трухачевым, Гордеевым и Мухтаровым, но не мог объяснить причину звонка Трухачева на его телефон.
Судом также проверены доводы о том, что Трухачева в счет зарплаты передал телефон Гордееву и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. На протяжении всего следствия они об этом не говорили и выдвинули эту версию только в суде. Из показания П. видно, что Гордеев и Трухачев по телефону не общались, но из телефонных распечаток видно, что на телефон Трухачева поступали звонки с телефона Гордеева и наоборот, что свидетельствует о том, что каждый из них пользовался своим телефоном, кроме того, после задержания Гордеева 27 июля 2003 года с данного телефона поступали звонки Марюкову и наоборот. Из дела видно, что Трухачев и Марюков к этому времени задержаны не были.
Оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно квалифицировал эти действия Гордеева, Мухтарова, Трухачева, Клюшина по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), а действия Бурматнова — по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), по ст. ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. п. "б", "з" УК РФ, как покушение на умышленное причинение смерти другому лицу в связи с осуществлением им служебной деятельности, сопряженное с разбоем, также по ст. 222 ч. 2 УК РФ, как незаконное приобретение, хранение, передача, перевозка и ношение огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.
Вина Трухачева, Гордеева, Мухтарова, Марюкова и Мельника в совершении разбойного нападения в ночь на 27 мая 2003 года на автодороге <…> на К. и Б., затем на потерпевших П., М., П., П. и О. установлена всесторонне и полно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самих осужденных, потерпевших и другими доказательствами.
Доводы жалоб о непричастности указанных осужденных к этим разбойным нападениям, в том числе доводы о том, что в ночь на 27 мая Мельник находился на дежурстве, судом тщательно проверены и обоснованно опровергнуты как несостоятельные.
Как установлено судом и следует из материалов дела, Трухачев А.А., Гордеев Е.В., Мухтаров Д.А., Марюков А.Е. и Мельник В.В., действуя в составе организованной устойчивой вооруженной банды, в период с 20 по 27 мая 2003 года разработали план вооруженного нападения на граждан, приезжающих для приобретения автозапчастей <…> из других регионов Российской Федерации. С этой целью они приобрели два комплекта форменной одежды и жезл сотрудников ДПС ГИБДД МВД РФ, перчатки, клейкую ленту "СКОТЧ" для связывания потерпевших, изготовив узлы из веревок, а также Трухачев подготовил свою личную легковую автомашину <…> для передвижения к месту и от места совершения преступления.
26.05.2003 года примерно в 21 часов осужденные Трухачев, Мельник, Мухтаров, Марюков и Гордеев, вооружившись находящимся в распоряжении банды огнестрельным оружием — пистолетом заводского отечественного производства, изготовленным на базе газового пистолета "ИЖ-79" с не менее 5 патронами к нему и газовым револьвером модели "RG-89", не менее 3 патронов к нему, прибыли <…> и действуя по заранее разработанному плану, примерно с 1 часа до 3 часов 27 мая 2003 года, после того, как Трухачев определил объект нападения и дал соответствующую информацию, Гордеев Е.В. и Марюков А.Е., переодевшись в форму сотрудников ДПС ГИБДД МВД РФ и вооруженные: Марюков А.Е. огнестрельным, а Гордеев Е.В. — газовым пистолетом, выдавая себя за представителей власти — сотрудников милиции, остановили под предлогом проверки документов автомашину <…> регион, и совместно Мельником и Мухтаровым, напали на находившихся в машине К. и Б. При этом они Гордеев и Марюков, угрожая убийством, подавили волю потерпевших к сопротивлению, Мельник сел за руль и отогнал автомашину в лесопосадку, где Мельник, Мухтаров, Марюков и Гордеев связали потерпевших К. и Б. заранее приготовленными для этого веревками и клейкой лентой "СКОТЧ", и, продолжая угрожать им убийством, завладели денежными средствами Б. в размере <…> рублей.
После этого Гордеев и Марюков, после получения от Трухачева А.А. новой информации, под предлогом проверки документов, вновь выдавая себя за представителей власти — сотрудников милиции, остановили автомашину <…> и совместно с Мельником и Мухтаровым напали на находившихся в машине П., М., П., П. и О. угрожали убийством, при этом Гордеев произвел два выстрела из имевшегося в распоряжении банды оружия, в направлении одного из потерпевших и причинил П. огнестрельное сквозное дробовое ранение левой ушной раковины, огнестрельное слепое дробовое ранение левой заушной области и шеи, а также огнестрельное касательное ранение левого плечевого сустава, повлекшие в совокупности легкий вред здоровью. После этого Мельник отогнал автомашину вместе с потерпевшими П., М., П., П. и О. в посадку, осужденные продолжая угрожать им убийством, связали их заранее приготовленными для этого вязочками из веревок и клейкой лентой "СКОТЧ", и завладели имуществом и денежными средствами М. в размере <…> рублей, а также принадлежащим О. — пистолетом "газо-шумовой" модели ИЖ-79 калибра 7,62 мм, с не менее 4 патронами к нему, стоимостью <…> рублей и скрылись с места преступления, поделив позже похищенное между собой.
К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалах дела, в том числе показаний самих осужденных, потерпевших и других доказательствах.
Так, в явке с повинной и при допросе в качестве подозреваемого и обвиняемого Гордеев подробно рассказал об обстоятельствах совершения этих разбойных нападений вместе с Марюковым, Трухачевым, Мельником, Мухтаровым и подробно изложил действия каждого. Из его показаний видно, что когда Мухтаров сообщил, что один из потерпевших развязался и убежал, все осужденные быстро уехали на машинах, и в суматохе он, Гордеев, обронил газовый пистолет, также забыли в кустах ружье "Сайга".
Эти показания обоснованно признаны судом правдивыми, поскольку соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены показаниями Марюкова в ходе предварительного следствия, явкой с повинной Марюкова, показаниями потерпевших и материалами дела.
Так, Марюков не отрицал в ходе следствия совершение данного преступления совместно с Гордеевым, Мухтаровым, Трухачевым и Мельниковым, при этом подтвердил, что Гордеев и он были в форме сотрудника ГИБДД, и что Гордеев остановил автомашины <…> по наводке Трухачева. Подтвердил также, что у Гордеева и у него были пистолет и револьвер.
Согласно протокола опознания потерпевшие П., К., Б. опознали Гордеева как одного из нападавших.
Вина осужденных подтверждается также подробными показаниями потерпевших К. и Б. также потерпевших П., М., П., П. и О.
Заключением эксперта установлено, что П. причинены повреждения в виде огнестрельного сквозного дробового ранения левой ушной раковины, огнестрельного слепого дробового ранения левой заушной области и шеи, огнестрельного касательного ранения левого плечевого сустава, которые причинены в результате выстрела из огнестрельного оружия.
Из протокола осмотра места происшествия видно, что на месте нападения на <…> был обнаружен и изъят револьвер с одним патроном и 2 гильзами, который по заключению эксперта является газовым револьвером модели "РГ-89", а на участке лесополосы возле автодороги обнаружены и изъяты два комплекта формы сотрудников ДПС.
Показания потерпевших и материалы дела соответствуют показаниям Гордеева и Марюкова в ходе предварительного следствия, что двое были в форме сотрудников милиции, что было оружие, что похищено ружье "Сайга" и газовый пистолет, что свой пистолет Гордеев потерял, сумма похищенного у М. соответствует показаниям Гордеева и Марюкова.
Вина осужденных подтверждается также осмотром телефонных распечаток входящих и исходящих на телефоны Марюкова и Трухачева звонков.
Доводы жалоб о том, что Мельник не причастен к этим разбойным нападениям, так как он участвовал в турнире по бильярду, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, при этом показания свидетелей К., Ц., С., Г. подтвердивших алиби, о том, что Мельник в эту ночь работал в качестве охранника в баре и участвовал в турнире, суд проверил и обоснованно отверг, поскольку показания даны по прошествии более года и ничем не подтверждены, никаких доказательств проведения турнира в ночь на 27 мая 2003 года не имеется.
Судом установлено, что Мельник знал осужденных Мухтарова и Гордеева, так как отбывал с ними наказание и из его показаний в суде видно, что он поддерживал отношения с Мухтаровым, а Гордеев неоднократно утверждал, что Мельник приехал на место преступления вместе с Мухтаровым на автомашине последнего. У Гордеева не было оснований оговаривать Мельника.
Доводы о том, что Гордеев оговорил остальных осужденных, проверены судом и также обоснованно признаны несостоятельными, поскольку у Гордеева не было оснований для оговора осужденных. Как видно из дела, он был задержан по эпизоду нападения на микроавтобус когда о других преступлениях органам следствия известно не было, так как преступления не были раскрыты, Трухачев, Мельник и Марюков не задерживались вместе с Гордеевым и органам следствия их фамилии стали известны лишь от Гордеева, а затем от Марюкова. Гордеев указал Мельника как друга Мухтарова, никаких оснований для его оговора не было.
При установленных обстоятельствах суд, оценив все доказательства в их совокупности, обоснованно сделал вывод о доказанности вины Гордеева, Марюкова, Трухачева, Мухтарова, Мельника в совершении разбойных нападений на К. и Б. правильно квалифицировав их действия по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), также обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Гордеева, Марюкова, Трухачева, Мухтарова, Мельника в разбойном нападении на М., П., П., П., О. и правильно квалифицировал их действия по ст. 162 ч. 3 п. "а", "б" УК (в редакции ФЗ 1996 г.) как разбой, т.е. нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с угрозой применения такого насилия, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия, организованной группой, с целью завладения имуществом в крупном размере.
Доводы жалоб о том, что осужденные Марюков, Трухачев, Реунин и Темендаров не совершали разбойного нападения 8 июля 2003 года на М., М., и С. на автодороге <…> опровергаются показаниями самих осужденных на предварительном следствии, также показаниями потерпевших другими материалами дела.
Вина их в совершении этого разбойного нападения на М., М. и С. подтверждена как показаниями Гордеева на предварительном следствии, из которых усматривается, что он совместно Марюковым, Реуниным, Темандаровым, Мухтаровым совершили это разбойное нападение и подробно рассказал о согласованных действиях каждого осужденного.
В ходе предварительного расследования Реунин назвал тех же участников нападения и показал, что на рынке состоялся разговор о М. и решили ее "наказать".
Показания Гордеева и Ренунина согласуются с показаниями Марюкова на предварительном следствии, который также назвал тех же участников преступления.
На предварительном следствии Темендаров подтвердил о своем участии в нападении на М. и других, что его роль сводилась к обеспечению машиной <…>, чтобы перекрыть дорогу потерпевшим и напасть на них.
Вина осужденных подтверждается также показаниями потерпевших М., С. и М., которые подтвердили показания осужденных, при этом М. назвала автомашины, на которых приехали осужденные, показания потерпевшей С. о том, что пистолет у Гордеева был в левой руке, подтвердил и сам Гордеев.
Из дела видно, что потерпевшие М. и С. уверенно опознали Гордеева как на одного из участников нападения, который сел за руль машины М. с пистолетом в руке, а М. указала и на Реунина, работавшего на рынке <…>.
Показания потерпевших подтверждаются протоколом осмотра места происшествия. Так, при осмотре автомашины М. в багажнике обнаружена штыковая лопата и М. пояснила, что этой лопатой осужденные нанесли ей удар по затылочной части головы.
Применение физического насилия в отношении М. подтверждается заключением эксперта, из которого видно, что М. были причинены повреждения в виде кровоподтеков на плече, предплечье и бедре слева, ссадины в области колена, локтевых и лучезапястных суставах.
Показания осужденных, данные ими на предварительном следствии подтверждаются и протоколом осмотра распечаток телефонных разговоров, из которых следует, что Марюков общался с Трухачевым с 21 мая 2003 года по 7 июля 2003 года, а Трухачев общался по телефону с Гордеевым.
Доводы жалоб о том, что Гордеев оговорил осужденных, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку он давал последовательные показания об обстоятельствах совершения им самим и остальными осужденными преступлений. Эти показания Гордеева соответствуют показаниям потерпевших и других осужденных об обстоятельствах совершения разбойного нападения на М. и других потерпевших. Кроме того, Гордеев не был задержан совместно с Марюковым и Трухачевым, но назвал их фамилии, хотя они не были известны работникам милиции.
При установленных обстоятельствах, оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности, суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины Гордеева, Марюкова, Реунина, Темендарова и Мухтарова в совершении разбойного нападения на М., С., М. и дал их действиям правильную юридическую оценку.
Вина Трухачева, Гордеева, Марюкова, Темендарова, Реунина, Мухтарова, Черняева в приготовлении к разбойному нападению 27 июля 2003 года на автодороге <…> установлена совокупностью исследованных доказательств, подробно приведенных в приговоре.
При этом судом установлено, что осужденные согласно заранее разработанному плану собрались на месте совершения преступления, Трухачев, в соответствии с отведенной ему ролью, подыскал объект нападения и сообщил по сотовому телефону Мухтарову, Реунину, Темендарову, Гордееву и Черняеву В.В., управлявшему автомашиной <…> о передвижении автомашины <…>. Темендаров прикрепил на управляемую Черняевым автомашину заранее изготовленный служебный синий регистрационный номер <…> сотрудников милиции, а Гордеев Е.В., переодевшись в форму сотрудника ДПС ГИБДД РФ, с целью нападения остановил автомашину <…> под управлением Н. и находящимся с ним Б. и, выдавая себя за представителя власти — сотрудника милиции, попросил Н. предъявить документы на автомашину. Но когда Н. передал документы, к этому месту подъехала специализированная автомашина сотрудников ГИБДД <…> РОВД и Гордеев Е.В. увидев их, выбросил документы Н. и убежал в лесополосу, в связи с чем осужденные не смогли по не зависящим от них обстоятельствам довести свой умысел до конца. Осужденные Мухтаров, Реунин, Темендаров на машине под управлением Черняева попытались скрыться с места преступления, но были задержаны сотрудниками ГИБДД <…> РОВД, при этом у осужденных были изъяты огнестрельное оружие и боеприпасы. А Трухачев и Марюков на своих автомашинах с места совершения преступления скрылись, но позднее, как и Гордеев, были задержаны.
Осужденный Гордеев на предварительном следствии подтвердил, что заранее купил милицейский жезл с целью совершения нападения, а когда Марюков, Реунин, Мухтаров приехали к нему домой и привезли синюю клейкую ленту, они с Мухтаровым и Реуниным вырезали цифры и буквы. На место совершения преступления поехали: Мухтаров на <…> Трухачев — на своей машине. Также подтвердил, что когда увидев специализированную автомашину сотрудников ГИБДД <…> РОВД, он побежал в лесопосадку, по пути скинул милицейскую одежду, жезл, пистолет и направился по лесу в сторону <…> поста <…>. Но когда стемнело и он вышел на дорогу, его задержали сотрудники милиции.
Эти показания Гордеева подтверждены показаниями Реунина, Темендарова, Марюкова, данными на предварительном следствии, в которых они также подтвердили обстоятельства, при которых совершили приготовление к разбойному нападению.
Показания осужденных, данные ими на предварительном следствии, подтверждаются показаниями потерпевшего Н. об обстоятельствах, при которых Гордеев в форме сотрудника милиции остановил его и стал проверять документы, а когда подъехала вторая автомашина ДПС, осужденный Гордеев побежал в лес, машина, из которой вышел Гордеев, уехала, а машина ДПС стала преследовать эту <…>.
Кроме того, при проверке показаний на месте Гордеев, Марюков, Темендаров и Реунин подтвердили свои показания, при этом показали место, где все участники нападения встретились перед нападением, где ждали звонка от Трухачева о приближающейся автомашине, где Гордеев остановил <…> и где их задержали.
Данные следственные действия проведены с применением видеосъемки и воспроизведены в суде. Все они давали показания добровольно, подробно описывали действия каждого.
Свидетели Д. и П. показали, что 27.07.03 года, патрулируя на автодороге <…> заметили на обочине <…> рядом водитель и сотрудник ДПС, который проверял документы водителя, а рядом стояла а/м <…> с номером синего цвета, водитель которой, увидев их машину, резко развернулся и на большой скорости поехал в сторону фермы, а мужчина в форме ДПС побежал в лес. Они стали преследовать <…> включили сирену, требовали остановиться, но водитель не останавливался, а пассажиры что-то выкидывали из окон. Тогда они применили табельное оружие, выстрелив по колесам, и только после этого <…> остановилась. В машине оказалось четверо, которых они доставили в <…> РОВД, а уже ночью на автодороге задержали Гордеева, который убежал в лес в форме ДПС.
При осмотре автомашины <…>, в которой задержаны Мухтаров, Черняев, Реунин и Темендаров, обнаружены и изъяты: госномер <…> переделанный на <…> камуфляжная куртка со шнурком, сотовый телефон <…> фрагмент черных колготок, 2 шнура, пара резиновых перчаток, пара хлопчатобумажных перчаток, а из протокола осмотра полосы, куда убежал Гордеев, обнаружены и изъяты кепка синего цвета, пистолет ИЖ-79 <…> с обоймой, форменные куртка и брюки сотрудника ДПС, шнурок, пара резиновых перчаток.
Заключением баллистической экспертизы установлено, что обнаруженный при осмотре места происшествия пистолет является газово-шумовым пистолетом модели ИЖ-79 калибра 7,62 мм с 4 патронами в магазине, относится к газово-шумовым и для стрельбы пригодны.
В лесополосе, где были задержаны осужденные, обнаружен и изъят жезл регулировочный.
Кроме того, из протокола осмотра автодороги, <…> с участием Мухтарова, обнаружен и изъят пистолет ПМ черного цвета (т. 5 л.д. 36 — 38), который по заключению баллистической экспертизы является нарезным пистолетом калибра 9 мм, изготовленным самодельным способом из газово-шумового пистолета модели ИЖ-79 калибра 7,62 мм путем установки нарезного ствола калибра 9 мм и относится к нарезному огнестрельному оружию, в его магазине три патрона и один патрон уложен отдельно. Они являются боевыми патронами и для стрельбы пригодны.
Утверждения в жалобах о том, что источник происхождения пистолетов неизвестен, также о том, что выводы баллистических экспертиз вызывают сомнение, несостоятельны, поскольку опровергаются собранными по делу и исследованными в судебном заседании доказательствами.
Как видно из заключения экспертизы, все пистолеты поступили на экспертизу в той же упаковке, с указанием мест изъятия, с подписями понятых, что соответствует протоколам осмотров мест происшествия и изъятия, целостность упаковки не нарушена.
Данные осмотров и заключение экспертизы полностью согласуются с показаниями осужденных в ходе предварительного следствия, в частности с показаниями Реунина о том, что именно Мухтаров выбросил пистолет, в связи с чем осмотр местности был произведен с его участием.
Доводы о том, что Трухачев и Марюков непричастны к этому преступлению, опровергаются также показаниями Гордеева, Реунина, Темендарова, которые после задержания назвали их фамилии, хотя работникам РОВД <…> не были известны ни Марюков, ни Трухачев.
Утверждения в жалобах о том, что Трухачев в это время находился <…> затем выехал в командировку в <…> как видно из материалов дела, также проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными.
Из дела видно, что Трухачев впервые выдвинул эту версию лишь в суде, а в ходе предварительного следствия алиби не выдвигал. Показания свидетеля Б. являющегося тестем Трухачеву, суд обоснованно оценил критически, поскольку то, что по прошествии более года он смог назвать точную дату 27 июля 2003 года как день, когда Трухачев был с ним и отмечал день Военно-морского флота в подсобном хозяйстве <…> в то же время не мог вспомнить, как они отмечали этот праздник уже 27 июля 2004 года, хотя прошло всего 2 месяца, вызывает сомнение. К тому же, Б. как установлено судом, узнав, что Трухачев обвиняется в совершении разбойного нападения организованной группой, не сообщил следственным органам о том, что Трухачев был с ним и не мог совершить это преступление, но в то же время, узнав, что их зять Трухачев обвиняется в преступлении, попросил его не приходить больше ни к ним, ни к их дочери и больше не видел его.
Доводы жалоб о том, что Трухачев за долги зарплаты отдал Гордееву свой сотовый телефон в счет зарплаты, проверены судом и обоснованно признаны несостоятельными, поскольку финансовое положение у Трухачева было благополучным, а из оглашенных в суде распечаток телефонных разговоров усматривается, что телефонные звонки с телефона Трухачева, которым якобы пользовался Гордеев, поступали в то время, когда Гордеев был задержан и находился в <…> РОВД, где он не мог пользоваться указанным сотовым телефоном.
Доводы жалоб о том, что Гордеев оговорил Трухачева под воздействием сотрудников РОВД, также проверены судом и обоснованно отвергнуты, поскольку из материалов дела видно, что он был задержан 27 июля 2003 года, когда о совершенных разбойных нападениях на автодорогах <…> также о нападении на сотрудников учреждения УР <…> не было известно работникам <…> РОВД, как и об участниках этих преступлений, поскольку эти преступления на тот момент не были раскрыты и только из явок с повинной Гордеева и других стало известно им об участниках этих разбойных нападений.
Утверждения в жалобах о том, что Черняев не знал о предстоящем разбойном нападении, несостоятельны, поскольку из показаний свидетеля Г. диспетчера фирмы "такси" следует, что 27 июля 2003 года поступил заказ именно на автомашину Черняева, был назван его позывной "девятый" и Черняев сразу поехал на заказ, при этом он позвонил ей с сотового телефона и сказал, что это его знакомые и что он их повез <…>. Тогда она записала заявку в журнал. На следующий день узнала, что он арестован. Через несколько дней к ней пришел Черняев и попросил справку о том, что он ездил <…>.
Из показания Гордеева видно, что Темендаров подъехал на <…> "такси", под управлением Черняева и сказал, что договорился с водителем такси и что он свой человек, поэтому сказал ему, что надо остановить машину, что свидетельствует о договоренности Черняева на совершение преступления.
Кроме того, как следует из материалов дела, готовясь к разбойному нападению, с автомашины, которой управлял Черняев, специально был снят знак "такси" и на передний регистрационный номер был прикреплен номер сотрудников милиции, изготовленный осужденными заранее.
Доводы жалоб о непричастности к этому преступлению Темендарова и Марюкова, опровергаются исследованными судом материалами дела, в том числе показаниями Гордеева, так и самих Марюкова и Темендарова.
Утверждения в жалобах о том, что Темендаров явку с повинной написал с текста, написанного сотрудниками милиции, несостоятельны, поскольку из видеосъемки видно, что явку с повинной Темендаров дал в присутствии адвоката и никаких замечаний на протокол принесено не было.
Протокол проверки показаний на месте проводился в составе следственной группы, с участием понятых, замечаний не поступало. При этом Темендаров подробно рассказал об обстоятельствах совершенного им с другими осужденными преступления.
Исследованные доказательства опровергают доводы жалоб о том, что осужденные хотели только оштрафовать водителей за превышение скорости и завладеть их деньгами, путем мошенничества.
Доводы жалоб осужденных и их защитников о том, что на предварительном следствии осужденные показания давали под воздействием сотрудников милиции, проверены и обоснованно признаны несостоятельными. Так, по делу проведена прокурорская проверка и постановлением отказано в возбуждении уголовного дела. Кроме того, все явки с повинной даны в присутствии адвокатов, с применением видеосъемок и видно из видеосъемок, что все добровольно излагают происшедшее и собственноручно записывали в протокол.
Материалами дела установлено, что участники банды подыскивали объекты нападений, приобретали оружие, планировали предстоящие нападения, выслеживали жертв, приискивали технические средства: автомобили для передвижения, форму сотрудников ДПС, дорожных рабочих, лопаты, жезл, милицейский номер на автомобиль, маски, перчатки и другое. Каждое нападение заранее готовилось и распределялись роли.
Не доверять этим показаниям оснований не имеется, поскольку показания даны ими с соблюдением процессуальных норм, в присутствии адвокатов и подтверждаются они и другими доказательствами.
При установленных обстоятельствах действия осужденных Трухачева, Гордеева, Марюкова, Реунина, Темендарова по эпизоду приготовления к разбойному нападению на автодороге <…> 27 июля 2003 года правильно квалифицированы судом по ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции Закона от 1996 г.), а действия Черняева — по ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 2 УК РФ (в редакции Закона от 8.12.03 г.)
Суд обоснованно сделал вывод о доказанности вины осужденных и Действия Мухтарова, Марюкова судом правильно квалифицированы по ст. 209 ч. 1 УК РФ, поскольку они создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, руководили ею и участвовали в совершаемых бандой нападениях, а действия Клюшина, Трухачева, Реунина, Темендарова, Мельника и Гордеева — по ст. 209 ч. 2 УК РФ как участие в устойчивой вооруженной группе (банде), также правильно квалифицированы действия Клюшина, Марюкова, Мухтарова, Трухачева, Гордеева, Реунина, Мельника, Темендарова правильно квалифицированы по ст. 222 ч. 3 УК РФ, а действия Бурматнова и Черняева — по ст. 222 ч. 2 УК РФ.
Доводы о том, что никакой вооруженной банды не имелось, опровергаются материалами дела, из которых усматривается, что Мухтаров и Марюков создали банду, они же подыскивали участников банды, объекты нападения, приобретали оружие, планировали предстоящие нападения, выслеживали будущих жертв, приискивали технические средства: автомобили для передвижения к месту преступления и обратно, форму работников ДПС, дорожных рабочих, лопаты, жезл, милицейский номер на автомобиль, маски, парик, перчатки, веревки для связывания жертв, скотч, сотовые телефоны. Каждое нападение тщательно готовилось, роль каждого участника банды заранее распределялась.
Клюшин был осведомлен, что создана банда и давал информацию о количестве охраны, время выезда в банк, марки автомобиля, им с Гордеевым приобретено оружие, использовалась мобильная телефонная связь и его роль сводилась в предоставлении информации членам банды и обеспечением оружием.
Суд обоснованно, на основании исследованных материалов дела пришел к выводу о том, что осужденные Трухачев, Гордеев, Темендаров, Реунин, Мельник непосредственно участвовали в составе созданной и действовавшей длительное время устойчивой вооруженной группы и в совершаемых нападениях, все они знали о вооруженности банды и непосредственно принимали участие в подготовке и совершении разбойных нападений.
Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно проверенных доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм и не вызывающих сомнений.
Причину изменения показаний осужденными выяснялись судом и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства по делу признаны судом правдивыми, а другие отклонены как недостоверные.
Доводы о применении недозволенных методов ведения следствия проверены судом и с учетом постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного по итогам проведенной прокурорской проверки, обоснованно признаны эти доводы несостоятельными.
Из материалов дела видно, что явки с повинной даны осужденными на предварительном следствии в присутствии адвокатов, с применением видеосъемки, которые были воспроизведении в судебном заседании и установлено, что осужденные все добровольно излагали происшедшее и собственноручно записывали в протокол. Последующие допросы осужденных происходили в присутствии адвокатов, что исключало применения к ним какого-либо насилия.
Таким образом нарушений процессуальных норм, влекущих отмену приговора, следственными органами и судом не допущено.
Вместе с тем, судебная коллегия находит, что приговор подлежит частичному изменению, в соответствии с изменениями, внесенными в уголовный кодекс и руководствуясь ст. 17 УК РФ, поскольку каждый эпизод разбойного нападения, совершенного Трухачевым, Мухтаровым, Гордеевым, Марюковым и Мельникм, квалифицирован судом отдельно по каждому эпизоду, а их следует квалифицировать одной статьей, предусматривающей ответственность за совершение разбойного нападения.
С утверждениями в жалобах о том, что судом назначено осужденным чрезмерно суровое наказание, нельзя согласиться, поскольку мера наказания назначена всем осужденным в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, с учетом тяжести и общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств, также данных о их личности, в том числе и указанных в кассационных жалобах, поэтому оснований для смягчения наказания осужденным Клюшину, Бурматнову, Реунину и Темендарову не имеется.
В то же время, с учетом внесенных в отношении осужденных Трухачева, Мухтарова, Гордеева, Марюкова, Мельника изменений, следует снизить им срок наказания.
Кроме того, с учетом первой судимости Черняева, положительной его характеристики, наличия на его иждивении несовершеннолетних детей, награждение его правительственной наградой — медалью "Нахимов", также принимая во внимание его роль в совершении преступления, он участвовал в только по одному эпизоду, судебная коллегия считает возможным признать эти обстоятельства в совокупности исключительными и снизить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного от 24 сентября 2004 года ТРУХАЧЕВА А.А., МУХТАРОВА Д.А., ГОРДЕЕВА Е.В., МАРЮКОВА А.Е., МЕЛЬНИКА В.В. и ЧЕРНЯЕВА В.В. изменить:
— действия ТРУХАЧЕВА А.А. по эпизодам разбойных нападений от 25 марта 2003 г. (на М. и А.), от 27 мая 2003 г. (на К., Б.) и (на М., П., П., П., О.), от 8 июля 2003 года (на М., С., М.) квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) и назначить девять лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2 УК РФ, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить тринадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
— действия МУХТАРОВА Д.А. по эпизодам разбойных нападений от 25 марта 2003 г. (на М. и А.), от 27 мая 2003 г. (на К., Б.) и (на М., П., П., О.) квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) и назначить девять лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить четырнадцать лет лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить неотбытое наказание по предыдущему приговору от 18 ноября 2002 г. и окончательно МУХТАРОВУ Д.А. назначить пятнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
— действия ГОРДЕЕВА Е.В. ранее квалифицированные по эпизодам разбойных нападений от 25 марта 2003 г. (на М. и А.), от 27 мая 2003 г. (на К., Б.) также (на М., П., П., П., О.), от 8 июля 2003 г. (на М., С., М.) квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) и назначить девять лет лишения свободы;
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. 209 ч. 2 УК РФ, ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить четырнадцать лет лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить не отбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно Гордееву Е.В. назначить пятнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
— действия МАРЮКОВА А.Е. ранее квалифицированные по эпизодам разбойных нападений от 27 мая 2003 г. (на К., Б.) и (на М., П., П., П., О.), от 8 июля 2003 г. (на М., С., М.) квалифицировать по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) и назначить девять лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 1 УК РФ, ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. ст. 30 ч. 1, 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.), ст. 222 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний Марюкову А.Е. назначить четырнадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
— действия МЕЛЬНИКА В.В. ранее квалифицированные по эпизодам разбойных нападений от 27 мая 2003 г. (на К., Б.) и (на М., П., П., П., О.) квалифицировать по ст. ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) и назначить девять лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 209 ч. 2 УК РФ, ст. 222 ч. 3 УК РФ, 162 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции ФЗ 1996 г.) путем частичного сложения наказаний назначить десять лет лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание по приговору от 4 июня 2004 года и окончательно Мельнику В.В. назначить одиннадцать лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
— назначенное Черняеву В.В. по ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.) наказание с применением ст. 64 УК РФ снизить до двух лет шести месяцев лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 30 ч. 1 — 162 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ от 8.12.2003 г.), ст. 222 ч. 2 УК РФ, путем частичного сложения наказаний назначить ему три года лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.
В остальном приговор о них и этот же приговор в отношении КЛЮШИНА И.В., БУРМАТНОВА О.Ю., РЕУНИНА А.Ю., ТЕМЕНДАРОВА Р.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.