Приговор по делу об убийстве оставлен без изменений, поскольку вина осужденных в совершении преступления доказана, юридическая оценка их действий является правильной, наказание назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом общественной опасности содеянного, данных о личностях виновных и обстоятельств, смягчающих наказание

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 30.05.2005 по делу N 47-005-21

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Эрдыниева Э.Б. и Мезенцева А.К.
рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Нурбаева О.Р. и адвоката Баевой Л.П. на приговор Оренбургского областного суда от 28 января 2005 года, которым
Каражанов С.Т., <…>
Нурбаев О.Р., <…>
— каждый осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
По данному делу также осужден Тимофеев В.Н., в отношении которого приговор не обжалован.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Эрдыниева Э.Б., мнение прокурора Аверкиевой В.А. об оставлении приговора без изменения, Судебная коллегия

установила:

Каражанов и Нурбаев признаны виновными в совершении убийства М. в группе с Тимофеевым.
Преступление ими совершено 1 сентября 2004 года <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В кассационных жалобах:
— осужденный Нурбаев указывает на свое несогласие с приговором, считая, что умысла на убийство М. у него не было, удар кувалдой он ему нанести не пытался, а лишь отбросил ее в сторону, нанес ему только несколько ударов руками и в дальнейшем, участия в лишении жизни потерпевшего, он не принимал. Также считает, что травму грудной клетки потерпевший мог получить при падении от удара о железную лестницу вагончика. Считает, что степень его вины судом завышена, не учтены его положительные характеристики по месту учебы, службы, месту жительства, а также его участие в боевых действиях <…>. Просит изменить приговор, снизив назначенное ему наказание с применением ст. ст. 64, 73 УК РФ.
— адвокат Баева в интересах осужденного Каражанова просит приговор изменить, переквалифицировать его действия на ст. 116 ч. 1 УК РФ и назначить соответствующее наказание, ссылаясь на то, что его вина в совершении убийства М. не доказана, суд необоснованно взял за основу приговора показания Нурбаева и Тимофеева, данные ими на предварительном следствии, поскольку, в судебном заседании они пояснили, что оговорили Каражанова и он не принимал участия в убийстве потерпевшего. Также указывает, что если считать, что вина Каражанова в убийстве доказана, то наказание является чрезмерно суровым, и при назначении наказания, суд не учел его роль в совершении преступления, состояние здоровья его родителей, положительную характеристику, мнение потерпевшей, не настаивавшей на строгой мере наказания.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Козина Т.П. считает доводы жалоб необоснованными и просит приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит, что обвинительный приговор по делу постановлен правильно.
Выводы суда о виновности каждого из осужденных в совершении преступлений, при установленных судом обстоятельствах, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на анализе и оценке совокупности доказательств, исследованных в ходе судебного разбирательства.
Так, из показаний Тимофеева и Нурбаева, данных ими на предварительном следствии в качестве подозреваемого, следует, что в ходе распития спиртного с Каражановым и сторожем М. на полевом стане, последний поругался с Нурбаевым из-за сена, говоря ему, что расскажет председателю совхоза о том, что тот приехал косить сено без его ведома, при этом они нанесли друг другу по удару, после чего они помирились и продолжили распивать спиртное. Затем М. вновь завел разговор о сене и стал ругаться с Тимофеевым, который нанес ему сильный удар в грудь, от чего тот упал. К нему подбежали Каражанов и Нурбаев и с боков стали его сильно пинать по голове и телу, также его пинал и Тимофеев. М. вертелся на земле, переворачивался, просил не бить его и обещал, что не будет писать заявление в милицию. Кто-то из них, из показаний Нурбаева — Тимофеев или Каражанов, а из показаний Тимофеева — Каражанов и Нурбаев сказали, что его надо "валить", т.к. он заявит на них в милицию. М. быстро пошел к вагончику, где взял топор. Тимофеев и Каражанов вбежали за ним в будку, отобрали топор и в результате борьбы он вывалился из вагончика на лестницу, с которой его стащил Нурбаев. Все втроем они продолжили его избивать ногами по голове и туловищу, он уже не уворачивался, а только слегка двигался от ударов, стал хрипеть. Нурбаев взял кувалду, сказал Тимофееву и Каражанову, что его надо убивать и замахнулся на него кувалдой. Тимофеев перехватил кувалду и предложил им лучше утопить его, так как от удара кувалдой разлетятся мозги и будет трудно скрыть следы убийства. Решив окончательно избавиться от него, они втроем погрузили его на настил люльки мотоцикла Нурбаева и Тимофеев взял ступицу от трактора. Когда приехали на речку, Тимофеев привязал к его рукам ступицу и сбросил его с обрыва в реку. М. всплыл и тогда Тимофеев спрыгнул в воду и стал его топить, а затем в воду спрыгнул Каражанов и тоже взяв его за руки, стал его топить. Тимофеев раздел его до трусов, чтобы подумали, что он сам при купании утонул. Когда он скрылся под водой, они ушли с речки и уехали в село.
Данные показания судом обоснованно признаны достоверными, поскольку, они подтверждаются другими исследованными по делу доказательствами.
Из протоколов осмотра места происшествия следует, что труп М. был обнаружен в пойме реки <…>, на трупе находились только трусы, а при осмотре участка берега реки <…>, с которого сбрасывали в реку М., была обнаружена в воде ступица от трактора с привязанной к ней веревкой.
По заключению судебно-биологической экспертизы на обоих ботинках Каражанова и олимпийке Нурбаева обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается от М.
По заключению судебно-медицинской экспертизы М. были причинены закрытая черепно-мозговая травма с кровоизлияниями под твердую и мягкую мозговые оболочки в вещество головного мозга, с ушибленными ранами и кровоподтеками головы, слизистой верхней губы, травматической экстракции зубов, которые образовались от неоднократных ударных воздействий тупого твердого предмета; тупая травма грудной клетки с множественными двусторонними переломами ребер с повреждением пристеночной плевры и ткани легких, с множественными кровоподтеками грудной клетки, которые образовались от многократных ударных воздействий тупого твердого предмета, что опровергает доводы Нурбаева о получении травмы грудной клетки при падении с лестницы вагончика.
Смерть М. наступила от травматического шока, развившегося в результате тупой травмы грудной клетки. Возможность образования телесных повреждений в данном случае при падении с высоты собственного роста исключается.
Из показаний потерпевшей М. следует, что утром муж не вернулся с дежурства и зная, что последними на полевом стане с мужем оставались Тимофеев, Нурбаев и Каражанов, она встретилась с Нурбаевым, у которого под глазом был синяк, но он ей ничего о муже не пояснил.
Из показаний свидетеля Е. следует, что последними на стане оставались работать Тимофеев и Каражанов, также там находились сторож М. и не работающий у них в совхозе Нурбаев.
Из показаний свидетеля Ш. следует, что вечером он копнил сено и к нему на мотоцикле Нурбаева приехал Тимофеев и попросил его скопнить сено Нурбаеву. Он отказал ему и пригнал трактор на полевой стан, где находились Нурбаев, Тимофеев, М. и Каражанов, все они были пьяные. Уехал он оттуда домой около 23 часов.
Кроме того, о достоверности вышеизложенных показаний Тимофеева и Нурбаева свидетельствует и то, что данные показания, которые полностью согласуются между собой, ими давались одновременно и разным следователям, входившим в следственную группу, при этом они допрашивались с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии адвокатов.
При таких обстоятельствах, Судебная коллегия находит доводы об оговоре Каражанова Тимофеевым на предварительном следствии ввиду того, что Тимофеев хотел "свалить вину" на Каражанова и Нурбаева, а также в связи с наличием между ними неприязненных отношений из-за "трений по работе", обещания Каражанова жениться на двоюродной сестре Тимофеева несостоятельными и надуманными, при этом, в данных показаниях Тимофеев не только пояснял о преступных действиях Каражанова и Нурбаева, но в полном объеме показал и о своих действиях, направленных на убийство потерпевшего, на предварительном следствии никто из обвиняемых не пояснял о наличии между ними неприязненных отношений. Кроме того, Каражанов в судебном заседании пояснил, что с Нурбаевым у них нормальные отношения, однако, как уже указывалось выше, показания Нурбаева согласуются с показаниями Тимофеева и в них также поясняется о действиях Каражанова, направленных на лишение жизни потерпевшего.
Таким образом, суд оценив исследованные по делу доказательства в их совокупности, обоснованно пришел к выводу о доказанности вины Каражанова и Нурбаева в совершенном преступлении, при этом нанесение ими совместно с Тимофеевым множественных ударов ногами в голову, грудную клетку М. свидетельствует об их умысле на лишение жизни потерпевшего.
Юридическая оценка действиям осужденных судом дана верно.
Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами предварительного следствия и судом допущено не было.
Наказание Каражанову и Нурбаеву назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом общественной опасности совершенного ими преступления, данных, характеризующих их личности, обстоятельства, смягчающего их наказание, и является справедливым.
Оснований для смягчения наказания не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Оренбургского областного суда от 28 января 2005 год в отношении Каражанова С.Т. и Нурбаева О.Р. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Нурбаева О.Р. и адвоката Баевой Л.П. — без удовлетворения.