Приговор: Осужденный-1 - по п. "д" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство, по п. п. "а", "д", "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство; осужденный-2 - по ст. 316 УК РФ за укрывательство преступлений. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 13.05.2005 N 47-о05-19

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:
председательствующего — Свиридова Ю.А.
судей — Семенова Н.В. и Мезенцева А.К.
рассмотрела в судебном заседании от 13 мая 2005 года кассационные жалобы осужденного Мыльникова Д.С. и потерпевшей Ю. на приговор Оренбургского областного суда от 1 октября 2004 года, которым
МЫЛЬНИКОВ Д.С., <…> судимый:
1) 4 октября 2001 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком 2 года, —
осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 12 годам лишения свободы; по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, д, ж" УК РФ к 17 годам лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначено 19 лет лишения свободы.
В соответствии со ст. ст. 70, 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 4 октября 2001 года, присоединено частично наказание по указанному приговору и окончательно к отбытию Мыльникову Д.С. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;
БОГАЧЕВ А.С., <…>
осужден по ст. 316 УК РФ к лишению свободы на 1 год 6 месяцев условно с испытательным сроком 1 год в соответствии со ст. 73 УК РФ.
Постановлено взыскать с Мыльникова Д.С. в пользу Ю. <…> руб. <…> коп. в счет возмещения материального ущерба и компенсацию морального вреда в сумме <…> руб.
Взыскано с Мыльникова Д.С. в пользу К. <…> руб.
компенсации морального вреда.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Мезенцева А.К., выступление осужденного Мыльникова Д.С., поддержавшего доводы жалоб, прокурора Шиховой Н.В., полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Мыльников Д.С. осужден за убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему Ю. с особой жестокостью; убийство, то есть умышленное причинение смерти потерпевшему К. и женщине, личность которой не установлена, группой лиц по предварительному сговору, двух лиц, с особой жестокостью. Богачев А.С. признан виновным в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжких преступлений.
Преступления совершены 23 августа 2002 года и 11 сентября 2003 года <…> при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.
В судебном заседании Мыльников Д. вину свою признал частично, Богачев А.С. виновным себя признал полностью.
В кассационной жалобе и в последующих дополнениях Мыльников Д.С. просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания. Ставится вопрос о проведении в отношении осужденного повторной комплексной судебно-психиатрической экспертизы для выяснения наличия или отсутствия у Мыльникова состояния аффекта в момент совершения преступления, предлагается непосредственно исследовать доказательства по делу в соответствии с требованиями главы 37 УПК РФ, допросить свидетелей, о которых указывает осужденный.
Осужденный считает, что приговор постановлен на доказательствах, получивших одностороннюю оценку, вина его не установлена, в ходе судебного разбирательства допущен обвинительный уклон, ходатайства осужденного о вызове дополнительных свидетелей судом необоснованно отклонялись.
В жалобе указывается, что истинная картина случившегося по эпизоду в отношении Ю. не выяснена, оспаривает осужденный свою вину в убийстве К. женщины, личность которой не установлена.
Ставится вопрос об исключении из числа доказательств протоколов допроса Мыльникова Д. от 26 и 27 февраля и 19 марта 2004 года в связи с оказанным на него давлением и применением недозволенных методов, которые применялись и в отношении сожительницы осужденного — К.
По мнению Мыльникова Д., приговор и выводы судебно-психиатрической экспертизы основаны на показаниях заинтересованных лиц — соучастника преступления и его сожительницы, показания последних непоследовательны и противоречивы, имеет место оговор.
Вопрос о наличии аффекта в действиях осужденного по эпизоду в отношении Ю. надлежащим образом не исследован, нарушались "соответствующие методики" проведения экспертиз, что привело к необоснованному осуждению Мыльникова по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, тогда как в действиях его содержится состав, предусмотренный ст. 107 УК РФ.
По эпизоду убийства К. и женщины, личность которой не установлена, какие-либо иные доказательства отсутствовали.
В основу обвинения положены недопустимые доказательства, полученные с нарушением закона и применением недозволенных методов.
Потерпевшая Ю. в кассационной жалобе просит приговор в отношении Мыльникова Д.С. и Богачева А.С. отменить, уголовное дело направить на новое судебное разбирательство.
Ю. считает, что наказание Мыльникову Д. назначено чрезмерно мягкое, без учета повышенной степени общественной опасности содеянного, является несправедливым, а приговор — незаконным.
По делу установлено, что Мыльников Д. совершил убийства трех лиц с особой жестокостью.
Назначенное наказание не способно исправить осужденного, поведение последнего свидетельствует о стойкой направленности Мыльникова Д.С. на совершение дерзких, жестоких и насильственных преступлений, ранее он уже совершал преступление против жизни и здоровья, в период испытательного срока вновь совершает три убийства, свою вину не осознал и в содеянном не раскаялся.
Полагая, что 20 лет лишения свободы Мыльникова Д. не исправит, потерпевшая просит назначить осужденному наказание в виде пожизненного лишения свободы.
Государственный обвинитель, прокурор Никитина Н.Н., просит приговор в отношении Мыльникова Д.С. и Богачева А.С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.
Приговор постановлен на всесторонне и полно исследованных доказательствах, вина осужденного подтверждена, в том числе, его показаниями на следствии, данными с участием адвоката.
Данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.
Квалификация содеянного является правильной, наказание осужденному назначено в соответствии с законом, с соблюдением требований ст. 60 УК РФ.
Потерпевшая Ю. в возражениях на кассационную жалобу осужденного также ставит вопрос об отмене приговора в отношении Мыльникова Д.С. и Богачева А.С. Она полагает, что осужденным назначено чрезмерно мягкое наказание, просит наказать их более строго, увеличить размер взыскания в счет компенсации морального вреда.
Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в жалобах и в возражениях на жалобы, Судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.
Выводы суда о виновности осужденных являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: анализом показаний осужденных на следствии и в суде, показаниями потерпевших и свидетелей, протоколами осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, биологических, медико-криминалистических, психолого-психиатрической экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.
Все доводы о невиновности Мыльникова по эпизоду от 11 сентября 2003 года (убийство К. и женщины), о совершении убийства Ю. "в состоянии аффекта", ссылки о применении недозволенных методов расследования Судебная коллегия находит несостоятельными.
Эти доводы проверены в судебном заседании и опровергнуты материалами дела, подробный анализ которых изложен в приговоре.
В судебном заседании Мыльников показал, что 23 августа 2002 года распивал спиртное у себя дома с Ю. и К. В это время из другой комнаты вышли Богачев с К., также проживавшие в квартире. Богачев заявил, что "не стал бы выпивать с тем, кто спит с его бабой", начал драку с Ю.
У Мыльникова, как следует из его объяснений в суде, были основания подозревать свою сожительницу — К. в измене, в близких отношениях с Ю., он заставал их в постели. Последний заявил, что "имел и будет иметь" ее, т.е. К.
Схватив нож, Мыльников ударил потерпевшего в живот, увидев кровь, "очнулся", бросил нож и ушел в ванную.
Когда вернулся, увидел, что К. резала ножом горло Ю.
Богачев А. заявил, что от трупа нужно избавиться. Труп уложили в мешки, завернули в палас, а ночью с Богачевым А. вынесли и сбросили в канализационный колодец.
По эпизоду убийства К. и женщины Мельников пояснил, что в начале сентября 2003 года приехал Богачев А., просил съездить к Т., сообщил, что К. с друзьями пришли, пьянствовали всю ночь, требовали деньги или дом, искали К., избили Т. и Богачева.
Приехав к Т., осужденный обнаружил, что К. со своей девушкой спят, находятся в сильной степени опьянения. Когда осужденный стал их будить, потерпевший начал ругаться, Мыльников ударил его ногой, девушка рассказала, что К. с парнем по кличке "С." избили Т. и Богачева, совершили с ними "половой акт". Когда осужденный спросил об этом Т., последний схватил девушку за волосы, стал избивать ее.
Мыльников открыл погреб, потребовал, чтобы К. туда спрыгнул, по его указанию туда спустилась и девушка.
Заявив, что "разберется" с потерпевшими вечером, Мыльников ушел, а встретившись с Богачевым через две недели, узнал, что, напившись, они убили К. и девушку, трупы расчленили и развезли в разные места.
Вместе с тем, вина Мыльникова подтверждена совокупностью следующих доказательств.
Так, в судебном заседании Богачев А., признавая свою вину, показал, что 23 августа 2002 года во время распития спиртного, Мыльников, вспомнив, что Ю. соблазнил его сожительницу, стал избивать потерпевшего руками и ногами, наносил удары ножом, включил музыку, чтобы соседи не слышали криков Ю., угрожал убить потерпевшего, "метался" с ножом. Богачев видел, что Ю. лежал без признаков жизни. Утром Богачев с К. ушли, прятались от осужденного. Через два дня пришел Мыльников, заявил, что ему "терять нечего", нужно спрятать труп. Ночью они труп вынесли и сбросили в колодец.
В сентябре 2003 года Богачев был у Т., он спал, К. находилась в больнице. Пришел К. с девушкой, заявив, что забрать вещи, которые покупал К. распивал спиртное, а затем с девушкой лег спать.
Пришли Мыльников и К. Мыльников заявил, что потерпевший должен ему <…> рублей, зашел в комнату, где тот отдыхал с девушкой.
Раздался грохот, Мыльников стал избивать К., окровавленного бросил в погреб, приставал к девушке, совершил с ней половой акт.
К. стала кричать, избивать потерпевшую, к избиению присоединился Мыльников, после чего также бросил девушку в погреб. Затем Мыльников стал о чем-то советоваться с Т. они спустили в погреб лестницу, переноску.
Т. принес топор, передал Мыльникову, который, спустившись в погреб, стал наносить потерпевшим удары, поднявшись, сообщил что все в порядке. Т. заявил, что все уберет.
О случившемся Богачев сообщил К., которая ушла из больницы, видела трупы, потребовала их убрать.
Ночью Т. топором расчленил трупы, сложил в три мешка, которые вдвоем с Богачевым они вывезли в район свалки.
В последующем, когда Мыльников с друзьями стал ездить к ним, требовать деньги, стал "неуправляемым", К. была вынуждена обратиться в милицию.
Потерпевшая Ю. дала показания об известных ей обстоятельствах убийства сына. После случившегося она сразу подумала о причастности Мыльникова, который угрожал их семье, поскольку сын не помог Мыльникову избежать судимости.
Потерпевшей поддержаны гражданские иски.
Из показаний потерпевшей К. следует, что сын ее злоупотреблял спиртным, избивал ее, был судим, она также заявила иск о компенсации морального вреда.
Свидетель К. показала, что ранее она сожительствовала с Богачевым, они проживали на квартире Мыльникова.
23 августа 2002 года во время совместной выпивки Мыльников "завелся", вспомнил, что "отсидел" из-за Ю. 9 месяцев, что тот должен <…> рублей, стал избивать потерпевшего руками и ногами по голове, различным частям тела.
На просьбы потерпевшего прекратить избиение, не реагировал, ударил К. Взял нож, подозвал последнего, называя части тела, стал ножом наносить потерпевшему удары в указанные области, перерезал потерпевшему горло, потребовал, чтобы К. убрала кровь. Труп завернули в палас, а спустя 3-4 дня Мыльников и Богачев вынесли труп, сбросили его в колодец.
В сентябре месяцев 2003 года, когда она лежала в больнице приходил Богачев, сообщил, что в доме в погребе трупы К. и его девушки, К. их также видела. Т. рассказал, что потерпевших избили, сбросили в погреб, а затем убили топором, позднее Т. трупы куда-то вывез.
Из показаний свидетеля Ш. следует, что от К. — двоюродной сестры знает, что Мыльников и Т. избили, а затем совершили убийство К. и девушку последнего, трупы их лежали в погребе. Свидетелю известно, что Мыльников угрожал Богачеву и К. убийством.
Свидетель Г. подтвердил, что осужденные приходили к нему, сообщили, что Мыльников в пьяной ссоре убил человека, просили совета, что делать с трупом. Г. видел труп, завернутый в палас.
Осужденные вдвоем вынесли труп и сбросили колодец.
Из показаний свидетеля Б. следует, что от кого-то ему известно, что Мыльников зарезал Ю., сын — осужденный по делу, боялся Мыльникова.
Свидетель Г. показала, что с осужденными знакома, ей известно, что Мыльников порезал свою сожительницу К., она лежала в больнице. Где сейчас находится К., свидетель не знает.
Из показаний свидетеля Т. следует, что Т. — его брат, Мыльников неоднократно избивал его, выбил зубы, гонял его детей. В декабре 2003 года брат умер.
Вина Мыльникова Д. в содеянном подтверждается его показаниями на следствии.
В частности, допрошенный после разъяснения положений ст. 51 Конституции РФ, с участием адвоката, Мыльников не отрицал, что нанес Ю. удар ножом в живот.
По факту убийства К. Мыльников подтвердил, что топором, который ему передал Т. осужденный нанес удары потерпевшему по голове и рукам, спустившись в погреб, нанес топором удар по голове девушке.
Богачев в ходе расследования также показывал, что после избиения К. и девушки Мыльников сбросил их в погреб. После переговоров с Т. последний принес топор и Мыльников, спустившись в погреб, стал наносить потерпевшим удары топором.
Вина осужденных подтверждена протоколами осмотра места происшествия и заключениями экспертиз, которые согласуются с признательными показаниями Мыльникова и Богачева.
Труп потерпевшего Ю. обнаружен в канализационном колодце, в районе, о котором показали и осужденные.
Установлено, что данные останки действительно принадлежат Ю.
По месту жительства Мыльникова обнаружены на предметах обстановки следы крови, происхождение которой от Ю. не исключается.
На топоре, изъятом по месту убийства, обнаружена кровь, которая может принадлежать К.
Фрагменты трупа К. обнаружены в яме в районе <…> шоссе. Установлены множественные переломы костей свода и основания черепа, лицевого скелета, следы неоднократного воздействия острой кромки рубящего орудия (топора).
Фрагменты трупа идентифицированы, могут принадлежать К.
Труп женщины, личность которой не установлена, обнаружен в колодце теплотрассы <…> голова, конечности отчленены.
Психическое состояние Мыльникова Д. исследовалось и сомнений не вызывает. Каким-либо хроническим психическим заболеванием осужденный не страдает, преступление совершил вне какого-либо временного психического расстройства, осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий, руководил ими, является вменяемым.
Данных за аффект или какое-либо иное эмоциональное состояние, которое могло существенно повлиять на его сознание и деятельность, не выявлено.
Оснований сомневаться в выводах указанной психолого-психиатрической экспертизы у суда не имелось. Не усматривает таких оснований и Судебная коллегия.
Ссылки Мыльникова Д. в жалобах о нарушении "методик проведения" экспертиз Судебная коллегия находит надуманными.
Необходимости в проведении в отношении Мыльникова Д. дополнительной психолого-психиатрической экспертизы не имеется.
Из анализа фактических обстоятельств дела, показаний самого Мыльникова Д. поведения последнего следует, что он не находился в момент совершения убийства Ю. в состоянии аффекта.
Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено, адвокатом Мыльников был обеспечен, положения ст. 51 Конституции РФ осужденным разъяснялись, данные о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.
Показания в ходе расследования, на которые сослался суд, Мыльников давал с участием адвоката, что исключает оказание какого-либо давления.
Оснований для исключения этих показаний из числа доказательств Судебная коллегия не усматривает.
Несостоятельными Судебная коллегия находит утверждения Мыльникова о том, что при рассмотрении дела было нарушено его право на защиту.
Ссылки осужденного о том, что в суде он отказался от услуг адвоката являются несостоятельными, поскольку отказ от защитника не является обязательным для суда.
Из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что позиции Мыльникова и его адвоката были идентичны, защита осужденного адвокатом Манохиным Ю. осуществлялась на надлежащем профессиональном уровне.
Ходатайств о предоставлении другого адвоката Мыльников в суде не заявлял.
Приговор постановлен на доказательствах, исследованных всесторонне и полно.
В соответствии со ст. 307 УПК РФ судом приведены надлежащие доводы о том, почему он признал достоверными одни доказательства, изложены мотивы, по которым другие доказательства были отвергнуты.
Вопросы, связанные с разрешением ходатайств о вызове дополнительных свидетелей рассмотрены в соответствии с законом.
Противоречий в показаниях Богачева и свидетелей, ставящих под сомнение выводы о виновности Мыльникова, не имеется.
Оснований полагать, что Богачев, К. и остальные свидетели Мыльникова оговорили, не имеется.
Меры по установлению местонахождения К. приняты в полном объеме, но результатов не дали, она объявлена в розыск.
Действия Мыльникова Д.С. — по ст. ст. 105 ч. 2 п. "д", 105 ч. 2 п. п. "а, д, ж" УК РФ, Богачева А.С. — по ст. 316 УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.
В приговоре приведены бесспорные доводы о том, что умысел Мыльникова Д.С. был направлен на убийство потерпевших.
Мотивировал суд и то, почему он пришел к выводу о том, что убийство потерпевших совершено с особой жестокостью.
Из показаний К. и Богачева, которые суд признал достоверными, следует, что Мыльников продолжительное время избивал Ю., наносил потерпевшему множественные удары ножом, сопровождая свои действия комментариями, заявляя, что Ю. испытывает те же мучения, что и Мыльников в местах лишения свободы.
На черепе трупа К. обнаружены множественные переломы костей, множественные переломы костей установлены и при исследовании лицевого скелета.
Наказание Мыльникову Д.С. и Богачеву А.С. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о их личности.
Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного наказания Судебная коллегия не усматривает.
В качестве смягчающих обстоятельств суд обоснованно учел, что Богачев ранее не судим, совершил преступление небольшой тяжести в содеянном раскаялся, способствовал раскрытию преступлений.
Мыльникову Д. лишение свободы назначено на продолжительный срок и не может быть расценено как несправедливое и чрезмерно мягкое.
Кроме того, по смыслу закона, Ю., являясь потерпевшей по первому эпизоду, не вправе ставить вопрос относительно обоснованности наказания по эпизоду с К.
Гражданский иск судом разрешен в соответствии с законом, размеры компенсации морального вреда определены в реальных и справедливых пределах, с учетом степени нравственных страданий потерпевших.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Оренбургского областного суда от 1 октября 2004 года в отношении Мыльникова Д.С. и Богачева А.С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного Мыльникова Д.С. и потерпевшей Ю. — без удовлетворения.

Председательствующий СВИРИДОВ Ю.А.

Судьи СЕМЕНОВ Н.В. МЕЗЕНЦЕВ А.К.