Приговор по делу о подстрекательстве, пособничестве и убийстве, совершенных группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, о покушении на убийство оставлен без изменения, поскольку установлена вина осужденных, их действия квалифицированы правильно, назначенное им наказание соответствует тяжести совершенного преступления и данным, характеризующим личность каждого из них, учтены обстоятельства, смягчающие наказание

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 16.03.2005 по делу N 72-005-3

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Разумова С.А.
судей: Боровикова В.П. и Линской Т.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 16 марта 2005 года дело по кассационным жалобам осужденных Таенчук О.Н., Петрова В.C., Романюк А.П., Кудряшовой СП. на приговор Читинского областного суда от 26 марта 2004 года, которым
ТАЕНЧУК О.Н. <…>
осуждена: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
ПЕТРОВ В.С. <…>
осужден: по ст. 33 ч. ч. 4, 5 и 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ к 15 (пятнадцати) годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
РОМАНЮК А.П. <…>
осуждена: по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
КУДРЯШОВА С.П. <…>
осуждена: по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ к 10 (десяти) годам лишения свободы в воспитательной колонии.
Приговором постановлено взыскать в пользу Л. в счет возмещения морального вреда с Петрова В.С., Романюк А.П., Таенчук О.Н. и законного представителя К. <…> по <…> рублей с каждого;
в счет возмещения материального ущерба, связанного с расходами на погребение, с Петрова В.С., Романюк А.П., Таенчук О.Н. и законного представителя К. — солидарно <…> рублей, с указанием о том, что после достижения Кудряшовой С.П. 18-летнего возраста, оставшаяся сумма невозмещенных морального вреда и материального ущерба подлежит взысканию с осужденной
Таенчук О.Н. и несовершеннолетняя Кудряшова С.П. признаны виновными в том, что они группой лиц по предварительному сговору, с целью скрыть другое преступление, совершили умышленное убийство Л.
Романюк А.П. осуждена за покушение на убийство Л. а Петров за подстрекательство и пособничество в умышленном причинении смерти Л. совершенном группой лиц по предварительному сговору с целью сокрытия другого преступления.
Преступления совершены <…> вечером 15 октября 2003 года при обстоятельствах указанных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Линской Т.Г., объяснения осужденных Петрова В.С., Таенчук О.Н., Романюк А.П., Кудряшовой С.П. по доводам своих кассационных жалоб, объяснения адвоката Гурулевой Г.Ф. в защиту интересов осужденной Таенчук, заключение прокурора Хорлиной И.О., полагавшей, что приговор подлежит оставлению без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах основных и дополнительных.
Петров просит об изменении приговора со смягчением ему наказания. По его мнению, расследование проведено с нарушением уголовно-процессуального закона. Судебное следствие проведено с обвинительным уклоном, отношении него. Он считает, что суд не принял мер к выяснению причин противоречий в показаниях допрошенных по делу лиц. Он утверждает, что не был участником преступления, так не находился на месте избиения потерпевшей. Он считает, что участники преступления оговорили его. Он ссылается на то, что не он, а Кудряшова предложила убить шприцем потерпевшую. Он себя признает виновным только в сокрытии трупа. Просит учесть, что вину свою он осознал, обращает внимание на то, что он давал последовательные показания, а его соучастницы преступления давали противоречивые показания.
Кудряшова просит об отмене приговора, ссылаясь на нарушение органами следствия и судом уголовно-процессуального законодательства. По ее мнению выводы суда основаны на показаниях лиц оговоривших ее в совершении тех действий, которых она не совершала. Она утверждает, что к смерти потерпевшей она не причастна. Она ссылается на то, что она сама опасалась за свою жизнь, поэтому приняла участие в сокрытии трупа. Кудряшова также указывает, что в период расследования дела она давала показания под воздействием противозаконных мер. В одной из жалоб указывается, что в период расследования дела к ней поступали угрозы со стороны Петрова и Таенчук, поэтому у нее имелись основания опасаться за свою жизнь. Она утверждает, что ее оговорили и поэтому суд признал ее виновной в совершении тех действий, которых она не совершала. Она обращает внимание на наличие существенных противоречий в показаниях Петрова, Романюк и Таенчук. При решении вопроса о наказании просит учесть, что преступление она совершила впервые в несовершеннолетнем возрасте, характеризовалась положительно.
Романюк просит о переквалификации ее действий, с учетом ее показаний о том, что она по неосторожности причинила вред здоровью потерпевшей. Она считает, что предварительное и судебное следствие проведены с нарушением уголовно-процессуального закона и ее прав. Она ссылается на то, что ранее она давала показания под воздействием Петрова, которого боялась. В жалобе Романюк указывает на то, что Петров заранее запланировал убийство Л. она исполняла его волю, он угрожал ей расправой, заставил ее взять шприц, затем принять участие в сокрытии трупа. По ее мнению, суд правильно установил фактические обстоятельства преступления. При решении вопроса о наказании она просит учесть ее менее активную роль в преступлении то, что она воспитывалась в детском доме, проживала в тяжелых условиях, в настоящее время больна открытым туберкулезом легких в тяжелой форме.
Таенчук просит об изменении приговора со смягчением ей наказания. Она считает, что от ее действий не могла наступить смерть потерпевшей. Она отрицает наличие у нее умысла на убийство. В жалобе указывается, что потерпевшая сама спровоцировала преступление в отношении нее своим неправильным поведением. Таенчук утверждает, что на месте происшествия она находилась в безвыходном положении, поскольку опасалась за свою жизнь и в связи с этим не давала в полной мере отчета своим действиям. Она ссылается на то, что она нанесла потерпевшей только один удар ножом в шею. После нее 2-3 удара ножом нанесла потерпевшей Кудряшова. Поэтому она считает, что проведение более полной и квалифицированной судебно-медицинской экспертизы позволило бы установить, что смерть потерпевшей наступила не от ее действий. По ее мнению, ее действия следовало квалифицировать по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 п. п. "ж, к" УК РФ, так как суд неправильно установил ее роль в преступлении. Уличая Петрова в преступлении, Таенчук указывает на то, что Петров передал шприц, душил потерпевшую. Она полагает, что ее показания, данные ею в судебном заседании материалами дела не опровергнуты. Показания свидетеля Б. по ее мнению, не могут быть признаны объективными, так как она сама была обвиняемой по настоящему делу и является лицом, заинтересованным во избежание собственной ответственности. При решении вопроса о наказании она просит учесть, что преступление совершила впервые в несовершеннолетнем возрасте, что она характеризуется положительно, и ранее сама пережила тяжелую психологическую травму в связи совершенным в отношении нее насилием. В жалобе Таенчук указывает, что она раскаялась в преступлении и сожалеет о случившемся.
В возражениях на кассационные жалобы.
Государственный обвинитель Почекунина С.П. и потерпевшая З. просят об оставлении приговора без изменения, а кассационных жалоб — без удовлетворения, полагая, что собранными по делу доказательствами вина осужденных подтверждено, и действия их квалифицированы правильно.
Романюк и Таенчук, выражают свое несогласие с кассационной жалобой Кудряшовой.
Петров выражает свое несогласие с кассационной жалобой Романюк в части отражения его роли в преступлении.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия не усматривает оснований к их удовлетворению, поскольку они противоречат фактическим обстоятельствам дела и опровергаются полно приведенными и исследованными в судебном заседании доказательствами.
Осужденная Романюк в судебном заседании признала себя виновной частично. Она показала, что вечером 15 октября 2003 года в квартире Петрова, в процессе выяснения отношений Таенчук с Л. последняя оттолкнула Таенчук. После чего Таенчук ударила Л., а затем к избиению Л. присоединились все, находившиеся в квартире лица. Таенчук нанесла Л. удар в лоб железной трубой, переданной ей Петровым. Через некоторое время Петров, опасаясь, что Л. заявит о своем избиении в милицию, предложил ее убить. Он достал шприцы и предложил ввести в вену Л. какую-то жидкость, сказав, что это яд. Петров также предлагал ввести потерпевшей в вену воздух. Она пыталась сделать Л. два укола в вену, но не смогла. Уколы потерпевшей делали также Петров, Таенчук и Кудряшова. Потом Петров предложил задушить потерпевшую и принес веревку. После того, как кто-то сказал, что Л. мертва, Петров предложил вынести труп и спрятать его за гаражами. В сокрытии трупа принимали участие она, Петров, Б. и Кудряшова. Таенчук выбросила пакет с вещами убитой. Потом они все они приняли участие в сокрытии следов преступления в квартире.
Таенчук также признала себя виновной частично. Она показала, что она узнала о том, что Л. распространяет о ней ложные слухи, и решила выяснить с нею отношения. Она пригласила Л. для разговора в квартиру Петрова, где, кроме нее и Петрова находились Кудряшова и Романюк. Во время выяснения отношений она нанесла Л. удар ладонью по лицу. Л. оскорбила ее нецензурной бранью и с силой оттолкнула ее. Разозлившись на Л., она стала избивать ее руками и нанесла удар обрезком железной трубы в лоб. Петров, Кудряшова, Б. и Романюк тоже стали избивать Л. Потом Петров предложил убить Л., так как опасался, что она сообщит в милицию о происшедшем в его квартире. Петров, подавляя сопротивление Л., связал ей руки. Они согласились с предложением Петрова убить Л. Петров принес шприцы, которыми все делали потерпевшей уколы, пытаясь ввести в вену какую-то жидкость и воздух. Петров тоже сделал несколько уколов шприцем с воздухом в живот Л. Так как Л. не умирала, Петров предложил задушить Л. лежавшую в ванне со связанными руками и ногами. Потерпевшая просила не убивать ее, просила отпустить ее и обещала дать денег. Петров не смог задушить Л. После неудавшегося удушения, она и Кудряшова стали наносить удары потерпевшей ножами. Она первая нанесла удар в шею потерпевшей. Затем Кудряшова нанесла потерпевшей 2 или 3 удара ножом по шее, распоров ей горло. Убедившись в том, что Л. мертва, Петров предложил им вынести труп и спрятать его за гаражами. Она не принимала участия в сокрытии трупа. Она собрала в пакет одежду Л., обрывки веревки, шприцы, которые вынесла из квартиры и выбросила.
Петров не признал своей причастности к убийству потерпевшей. Он показал, что он не принимал участия в избиении Л., не предлагал убить ее и никаких действий, направленных на лишение жизни Л. он не совершал. Он не отрицал того, что, по просьбе Романюк, он набирал в шприц водку, полагая, что таким образом хотели довести потерпевшую до состояния опьянения. Сам он не делал уколов потерпевшей. Он утверждал, что Таенчук, Кудряшова и Романюк оговаривают его по не известным ему причинам. Он считает себя виновным только в укрывательстве преступления.
В приговоре правильно отмечено, что в период предварительного следствия Петров не оспаривал своей причастности к убийству Л. Он признавал, что давал Романюк шприц с какой-то настойкой и предложил сделать укол Л. с целью лишения ее жизни. Признавал Петров и то, что он, привязав к концам веревки по ножу, изготовил удавку, которой душил потерпевшую.
Давая оценку показаниям Петрова, суд обоснованно пришел к выводу о том, что показания, данные им в период расследования дела, соответствуют показаниям других осужденных, уличающих Петрова в преступлении и другим доказательствам, исследованным в стадии судебного разбирательства.
Кудряшова признала себя виновной частично. Она не отрицала своей причастности к избиению Л. Она показала, что, именно, Петров, предложил убить Л., так как боялся, что та может написать на них заявление в милицию. Петров связал скотчем руки потерпевшей, принес шприцы, которыми они все, по очереди, кололи Л., вводя в вены на руках, на ногах, в живот какую-то жидкость и просто воздух. От уколов Л. не умерла. Петров, изготовив удавку из веревки, пытался задушить Л., но не смог. После этого она, взяв на кухне нож, зашла в ванную комнату, где находилась потерпевшая. Она видела, как Таенчук нанесла потерпевшей два удара ножом. Один из этих ударов пришелся в шею потерпевшей. Л. была еще жива. После этого она другим ножом дважды провела по шее потерпевшей и перерезала ей горло.
Из показаний свидетеля Б. находившейся на месте происшествия видно, что 15 октября 2003 года она, Таенчук, Кудряшова и Романюк находились в квартире Петрова, куда пригласили Л., с которой хотела "разобраться" Таенчук. Она видела, как Петров подал Таенчук железную трубу, которой Таенчук нанесла удары Л. сначала по лбу, затем по носу. Кудряшова, опасаясь, что Л. напишет заявление в милицию, предложила убить Л. Романюк сказала, что потерпевшую можно убить, наполненным воздухом шприцем. Петров предложил сделать уколы шприцем, наполненным отравой. Все согласились и стали колоть потерпевшую несколькими шприцами в руки, ноги и в живот. Она видела, что шприцами кололи Л. Романюк, Таенчук и Кудряшова. Потом они увели Л. в ванную комнату. Петров предложил связать потерпевшей руки и ноги. Она попыталась заступиться за Л., но Таенчук потребовала не вмешиваться и пригрозила ей. Петров предложил задушить потерпевшую. Из веревки, к концам которой были привязаны два ножа, изготовили удавку, которой Петров и Таенчук стали душить Л., но удушить ее не смогли. После этого Таенчук нанесла потерпевшей удар ножом в шею. Она видела, как из ванной комнаты вышла Кудряшова с окровавленным ножом в руке и сообщила, что убила Л.
В подтверждение вины осужденных суд обоснованно сослался в приговоре; на показания потерпевшей З. — сестры убитой; на показания свидетелей М., Ш., С. протоколы осмотра места происшествия и обнаружения трупа; на заключение судебно-медицинского эксперта о характере и локализации телесных повреждений у потерпевшей и о причине ее смерти.
Оценив в совокупности все собранные по делу и, исследованные в судебном заседании доказательства, суд признал установленной вину осужденных только в том объеме предъявленного им обвинения, которое нашло свое подтверждение в материалах судебного следствия.
Анализ собранных по делу доказательств позволил суду прийти к обоснованному выводу о том, что приведенными выше доказательствами опровергаются показания Петрова о том, что он не причастен к убийству Л. и не подстрекал других к совершению этого преступления. У суда не имелось оснований подвергать сомнению достоверность показаний Романюк, Кудряшовой, Таенчук о том, что, именно, Петров, опасаясь ответственности за совершенное в его квартире преступление в отношении Л. предложил убить потерпевшую и сам принял в этом участие. Так, суд признал установленным, что Петров, в процессе осуществления умысла на убийство Л. сделал ей три укола в живот шприцем, наполненным воздухом, он, специально изготовленной для убийства веревкой, душил потерпевшую, он активно проявлял наличие у него умысла на убийство потерпевшей, давая советы по способу лишения жизни потерпевшей, предоставляя орудия преступления. При таких обстоятельствах, Судебная коллегия считает, что суд правильно квалифицировал действия Петрова по ст. ст. 33 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ.
О наличии у всех осужденных умысла на убийство Л. свидетельствует сам характер действий осужденных, характер и локализация телесных повреждений у потерпевшей и орудия преступления. Действия всех осужденных носили согласованный характер. Каждый из осужденных был осведомлен о применяемых в отношении потерпевшей способах убийства (поэтапно), и об орудиях преступлений, использованных при этом, выражая своими действиями полное согласие с событиями преступления, совершаемого в квартире Петрова.
Разграничивая степень участия и роль каждого участника преступления, суд правильно квалифицировал действия Романюк, принимавшей непосредственное участие в убийстве, по ст. ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ, поскольку от ее конкретных действий, по обстоятельствам, не зависящим от ее воли, не наступила смерть потерпевшей.
Действия же Кудряшовой и Таенчук, наносивших удары потерпевшей ножом, от которых наступила смерть Л., правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ. В кассационных жалобах Кудряшова и Таенчук, со ссылкой на выводы судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшей, высказывают мнение о том, что суд не установил, с достоверностью, от чьих, конкретно, действий наступила смерть потерпевшей и каждая из них, при этом, утверждает, что от их действий не могла наступить смерть Л. Однако Судебная коллегия не может согласиться с указанными доводами жалоб. По делу была проведена квалифицированная судебно-медицинская экспертиза, акт указанной экспертизы содержит подробное обоснование выводов как в части характера и локализации телесных повреждений у потерпевшей, так и о причине, повлекшей ее смерть. Исследовав данное доказательство в судебном заседании, суд согласился с выводами экспертизы о том, что смерть потерпевшей наступила от общего обескровливания организма в результате повреждения крупных кровеносных сосудов на шее, которое могло быть причинено ножом. Приведенными в приговоре и указанными выше доказательствами установлено, что ножевые ранения потерпевшей наносили одна за другой Таенчук и Кудряшова, сразу, после их действий была зафиксирована смерть потерпевшей. Суд обоснованно признал и Таенчук и Кудряшову виновными в оконченном составе преступления, предусматривающим ответственность за умышленное убийство. Поскольку материалами дела было установлено, что все осужденные действовали с умыслом на убийство Л. и осуществляли указанный умысел путем применения различных способов и использования различных орудий преступления, а смерть потерпевшей наступила от нанесенного ей повреждения ножом, который был использован и Таенчук и Кудряшовой.
Соглашаясь с выводами суда о доказанности вины осужденных и признавая правильной квалификацию их преступных действий, Судебная коллегия считает, что назначенное им наказание соответствует тяжести совершенного ими преступления и данным, характеризующим личность каждого из них. При решении этого вопроса суд учел обстоятельства, смягчающие наказание, в том числе и те на которые содержатся ссылки в жалобах. Поэтому оснований к изменению приговора в этой части Судебная коллегия также не усматривает.
На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Читинского областного суда от 26 марта 2004 года в отношении ТАЕНЧУК О.Н., ПЕТРОВА В.С. РОМАНЮК А.П., КУДРЯШОВОЙ С.П. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.