Приговор: По п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ; по ч. 2 ст. 162 УК РФ (4 эпизода); по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ; по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденного переквалифицированы с п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в ред. ФЗ от 13.06.1996 на п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в ред. ФЗ от 08.12.2003, наказание назначено в виде 4 лет лишения свободы без штрафа; окончательно назначено наказание в виде 15 лет со штрафом с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15.12.2004 N 41-О04-127

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Кочина В.В.,
судей Микрюкова В.В., Колышницына А.С.
рассмотрела в судебном заседании от 15 декабря 2004 года кассационную жалобу адвоката Грановского М.А. на приговор Ростовского областного суда от 17 сентября 2004 года, которым:
Сурменко Д.А., <…>
осужден по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года — 4 года без штрафа (эпизод N 1),
по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года — 7 лет со штрафом 3000 рублей (эпизод N 2),
по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года — 9 лет (эпизод N 3),
по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года — 13 лет (эпизод N 3),
по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года — 7 лет со штрафом 3000 рублей (эпизод N 4),
по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года — 7 лет со штрафом 3000 рублей (эпизод N 5),
по ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года — 7 лет со штрафом 3000 рублей (эпизод N 6).
В соответствии со ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательное наказание назначено 15 (пятнадцать) лет лишения свободы со штрафом в размере 10 000 рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Сурменко Д.А. в пользу М. <…> рублей в счет возмещения материального ущерба;
в пользу П. <…> рублей в счет возмещения материального ущерба, в пользу Ж. <…> рублей в счет возмещения материального ущерба.
По приговору суда Сурменко совершил грабеж в отношении М., разбойные нападения с помощью веревки и кухонного ножа на П., М., Ж., К., С., завладев имуществом потерпевших. В ходе разбоя он совершил умышленное убийство М.
Преступления совершены в период с 6 по 28 ноября 2003 года в при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Микрюкова В.В., мнение прокурора Сафонова Г.П., полагавшего необходимым приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

В кассационной жалобе адвокат Грановский М.А.: осуществлявший защиту осужденного Сурменко выразил несогласие с приговором, считая, что в части осуждения Сурменко по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ он подлежит отмене, а уголовное дело в данной части — прекращению. Основаниями для этого, по его мнению, являются несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции. По эпизоду открытого похищения имущества потерпевшей М. приговор основан на противоречивых показаниях потерпевшей. Отмечает, что по делу отсутствуют доказательства вины, указывающие на виновность Сурменко в совершении открытого хищения.
Кроме того, данный приговор в части осуждения Сурменко по п. "в" ч. 3 ст. 162, п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ он считает подлежащим изменению ввиду неправильного применения уголовного закона. В обоснование своих доводов адвокат указывает, что исходя из показаний Сурменко, убийство М. было совершено по неосторожности.
В возражениях государственный обвинитель, потерпевшая М., представитель потерпевшей М. адвокат Чайка М.А. просят жалобу адвоката Грановского М.А. оставить без удовлетворения, а приговор суда — без изменения.
Проверив материалы дела и обсудив, изложенные в кассационной жалобе доводы, а также доводы возражений, Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
Изложенные в кассационной жалобе адвоката Грановского доводы являются несостоятельными, так как виновность Сурменко в инкриминируемых ему деяниях нашла полное подтверждение как на предварительном следствии, так и в зале судебного заседания.
Так, по эпизоду совершения ограбления М. доказательствами, подтверждающими факт совершения преступления осужденным Сурменко являются показания потерпевшей М., свидетелей Ч., заключение эксперта <…> от 01.03.04, протокол очной ставки от 09.03.04, протокол выемки от 10.03.03, протокол осмотра места происшествия от 07.10.04, чистосердечным признанием Сурменко Д.А.
В ходе судебного разбирательства М. твердо подтвердила, что именно Сурменко напал на нее в лифте и похитил ее вещи.
Как видно из материалов дела М. в милиции составила фоторобот преступника, совершившего на нее нападение, а когда в газете "Комсомольская правда", в которой была напечатана фотография преступника, который совершал грабежи в лифтах домов <…>. По данной фотографии она опознала того молодого парня, который напал на нее в лифте и ограбил. Об этом она сообщила в милицию.
Суд выяснил причину имевшимся некоторым противоречиям в показаниях потерпевшей М. и дал в приговоре надлежащую оценку.
Что же касается доказательств, подтверждающих обвинение Сурменко Д.А. в совершении разбойного нападения и убийства М., то таковыми являются: протокол осмотра места происшествия от 26.11.03, протокол осмотра трупа М. от 26.11.03, вещественные доказательства, протокол личного досмотра и изъятия от 28.11.03, протокол выемки от 02.12.03, протокол проверки показаний обвиняемого Сурменко Д.А. на месте от 29.11.03, заключение судебно-медицинского эксперта <…> от 16.12.03, показаниями свидетеля: В.
Нельзя согласиться с доводом жалобы адвоката о том, что суд сам произвольно указал о силе нанесенного ножевого удара потерпевшей М.
Суд, признавая доказанным причинение смерти М. в результате, именно, умышленных действий Сурменко Д.А., обосновал свой вывод локализацией телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшей, глубиной раневого канала около 10 см, проходящего сквозь весь желудок, брыжейку толстого кишечника, механизмом причинения этих повреждений с достаточной силой.
Эти суждения суд сделал исходя из анализа выводов судебно-медицинской экспертизы.
Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы смерть М. наступила от проникающего колото-резаного ранения живота с повреждением желудка, коротких ветвей левой желудочной артерии, брыжейки толстого кишечника, осложнившегося обильной кровопотерей, что и явилось непосредственной причиной смерти, которая наступила ориентировочно в промежутке времени между 13 часами 30 минутами и 14 часами 30 минутами. Обнаружены следующие телесные повреждения: колото-резаная рана передней брюшной стенки, проникающая в полость живота с повреждением передней и задней стенки желудка, коротких ветвей левой желудочной артерии, брыжейки толстого кишечника. Эти повреждения причинены в результате действия колюще-режущего орудия, являются прижизненными, были причинены незадолго до наступления смерти (несколько минут) и квалифицируются как тяжкие по признаку опасности для жизни. Резаная рана мягких тканей ладонной поверхности правой кисти. Это повреждение причинено в результате тангенциального воздействия предмета, имеющего не менее одного острого края, и квалифицируется как причинившее легкий вред здоровью по признаку длительности расстройства здоровья сроком менее трех недель. Судя по повреждениям на трупе, был нанесен один удар колюще-режущим орудием в область живота, а также однократное воздействие режущего предмета в область правой кисти. Сила применения для нанесения данных повреждений была достаточной. Повреждение передней стенки живота причинено плоским колюще-режущим орудием с односторонней заточкой.
На одежде М. обнаружены повреждения: на передней поверхности водолазки в области срединного шва линейное повреждение; на правой полочке джинсового жилета у нижнего края у застежки повреждение. Эти повреждения причинены в результате ударного действия колюще-режущего предмета. Все повреждения предметов одежды проецируются на рану в области передней брюшной стенки (т. 2 л.д. 136 — 149).
Осужденный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел неизбежность наступления общественно опасных последствий (смерти) и желал их наступления (смерти), то есть совершил умышленное убийство М. с прямым умыслом.
Поэтому суд заявление Сурменко об отсутствии у него умысла на убийство и его версия, что "произошло случайно" обоснованно признал надуманными.
Действиям Сурменко в части разбойного нападения и умышленного убийства дана правильная юридическая оценка.
Вместе с тем в части открытого хищения действия Сурменко следует переквалифицировать со ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года на ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года, поскольку минимальный срок наказания в санкции новой редакции более мягкий.
Несмотря на переквалификацию действий Сурменко, Судебная коллегия полагает не смягчать ему наказание, поскольку оно соответствует содеянному и является справедливым.
Наказание осужденному назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, является справедливым и смягчению не подлежит.
При назначении Сурменко наказания, суд учитывал характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности виновного, все обстоятельства дела, влияние наказания на исправление осужденного.
Согласно характеризующим данным по месту работы Сурменко совершал прогулы без уважительных причин, в связи с чем к нему применялось дисциплинарное взыскание в виде выговора, но он продолжал совершать прогулы (т. 3 л.д. 190, 191). Все задания прораба выполнял, с работниками цеха находился в нормальных отношениях (Т. 4 л.д. 220). По месту жительства Сурменко проявлял себя с положительной стороны, с соседями вежлив, общественный порядок не нарушал (т. 5 л.д. 29, 30).
Также суд учел: молодой возраст Сурменко Д.А., в основном по существу он признал фактические обстоятельства совершения разбойных нападений, чем способствовал расследованию дела, раскаялся в содеянном, ранее к уголовной ответственности не привлекался.
С учетом изложенного Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 379, 386, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ростовского областного суда от 17 сентября 2004 года в отношении Сурменко Д.А. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года на ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года и назначить наказание — 4 года лишения свободы без штрафа.
В соответствии со ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ в редакции Федерального закона от 8 декабря 2003 года (эпизод N 1), ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года (эпизод N 2), п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года (эпизод N 3), п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ в редакции Федерального закона от 13 июня 1996 года (эпизод N 3), ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года (эпизод N 4), ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года (эпизод N 5), ч. 2 ст. 162 УК РФ в редакции федерального закона от 8 декабря 2003 года (эпизод N 6) окончательное наказание назначить (пятнадцать) лет со штрафом в размере <…> рублей с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения.