Приговор суда по делу об убийстве и покушении на убийство оставлен без изменения, поскольку вина осужденного подтверждена совокупностью доказательств, действия квалифицированы верно, размер компенсации морального вреда, взысканный с осужденного в пользу потерпевшего, отвечает требованиям разумности и справедливости, назначенное наказание нельзя признать как чрезмерно мягким, так и чрезмерно суровым

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 04.10.2004 N 9-004-47

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Коваля В.С. Колесникова Н.А.
рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Соломатова В.К., адвоката Ростуновой Н.Г., представителя потерпевшего Богатова В.А., потерпевшего М. на приговор Нижегородского областного суда от 16 июня 2004 года, по которому
СОЛОМАТОВ В.К. <…>
осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на тринадцать лет шесть месяцев лишения свободы; ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ на двенадцать лет лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Соломатова в пользу потерпевшего Д. в возмещение материального ущерба <…> рублей; компенсацию морального вреда в размере <…> рублей; в пользу потерпевшего М. компенсацию морального вреда в размере <…> рублей.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Коваля В.С., объяснения осужденного Соломатова В.К., поддержавшего доводы кассационной жалобы, мнение прокурора Глумовой Л.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

установила:

Соломатов осужден за убийство Д. и покушение на убийство М.
Преступления совершены им 28 августа 2003 года <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В суде Соломатов вину признал частично.
В кассационных жалобах:
— осужденный просит приговор в части осуждения по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ отменить, дело прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления; переквалифицировать его действия со ст. 105 ч. 1 УК РФ на ст. 109 ч. 1 УК РФ, по которой назначить наказание с применением положений ст. 62 и ст. 64 УК РФ, указывая, что в потерпевшего М. он не пытался стрелять, а выстрел в потерпевшего Д. произошел случайно, когда он ударил его пистолетом по голове. Считает, что ему назначено слишком суровое наказание без учета признания им вины, и смягчающих обстоятельств;
— аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Ростуновой Н.Г. в защиту интересов Соломатова;
В возражениях на кассационные жалобы осужденного и адвоката Ростуновой Н.Г. государственный обвинитель Бабаева А.В. просит приговор оставить без изменения.
— В кассационных жалобах представитель потерпевшего адвокат Богатов В.А. и потерпевший М. просят об отмене приговора в связи с мягкостью назначенного осужденному наказания. Кроме того, представитель потерпевшего считает, что размер компенсации морального вреда, взысканный с осужденного в пользу потерпевшего Д., должен быть большим.
Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.
Как установлено судом, вечером 28 августа 2003 года Соломатов находился в кафе "<…> ЧП "<…>", <…>. В указанном месте между находящимися в состоянии алкогольного опьянения Соломатовым, с одной стороны, Д. и М., с другой, на почве личных неприязненных отношений возникла ссора, которая переросла в обоюдную драку. В ходе драки у Соломатова возник умысел на совершение убийства Д. и М. Для этого Соломатов достал имеющийся у него пистолет конструкции Макарова (ПМ) <…> 1976 года выпуска, заряженный семью боевыми патронами, и умышленно с целью убийства, из личных неприязненных отношений, нанес Д. удар рукояткой пистолета по голове, а затем направил пистолет на последнего и нажал на спусковой крючок, произведя прицельный выстрел. В результате его действий Д. были причинены телесные повреждения в виде открытой тупой черепно-мозговой травмы — ушибленной раны теменно-затылочной области справа, перелома затылочной кости справа, кровоизлияния в мягкие ткани головы; сквозного огнестрельного пулевого ранения грудной клетки и живота, которые в совокупности причинили тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, и от которых наступила смерть потерпевшего на месте происшествия.
Затем, реализуя свой умысел на убийство двух лиц, Соломатов умышленно с целью убийства, из личных неприязненных отношений, направил на находящегося рядом М. пистолет и попытался произвести прицельный выстрел, нажав на спусковой крючок. Однако выстрел не произошел в результате нештатной ситуации — перекоса патрона в пистолете. После этого Соломатов попытался перезарядить пистолет, с целью приведения его в боевое состояние, однако потерпевший М., воспользовавшись нештатной ситуацией, с места происшествия скрылся.
Таким образом, умысел на убийство М. Соломатов не смог довести до конца по независящим от его воли причинам, после чего с места происшествия скрылся, а пистолет выкинул.
Доводы кассационных жалоб о случайности выстрела при нанесении Соломатовым потерпевшему Д. удара пистолетом по голове и о том, что в потерпевшего М. он не пытался стрелять, нельзя признать состоятельными.
Так из показаний потерпевшего М. следует, что во время драки Соломатова с Д. он и еще какой-то мужчина пытались их разнять. От удара Соломатова он упал, и в это время увидел, как Соломатов, достав из-за пояса пистолет, ударил им Д., стоявшего рядом с ним, по голове. Когда Д. схватился за голову, то Соломатов произвел в него выстрел. После того как Д. упал, то Соломатов направил и на него (М.) пистолет и нажал на спусковой крючок, но выстрела по какой-то причине не произошло. Соломатов стал передергивать затвор, а он в это время убежал.
О том, что, достав пистолет из-за пояса, Соломатов стрелял в Д. и направлял пистолет на М., но при этом выстрела не произошло, подтвердила и свидетель Л.
Свидетель С. также пояснила, что видела, как Соломатов направил пистолет на Д. в область груди и выстрелил.
Каких-либо оснований не доверять показаниям указанных лиц не имеется, тем более они подтверждаются и другими доказательствами, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре.
Показаниям некоторых свидетелей, в частности Ш., О., О., судом дана соответствующая оценка в сочетании с этими другими доказательствами.
Так в месте, указанном Соломатовым, был обнаружен и изъят выброшенный им пистолет, около трупа потерпевшего Д. — гильза и патрон калибра 9 мм, на земле по маршруту, которому убегал Соломатов — патрон калибра 9 мм.
Согласно заключению баллистической экспертизы четыре патрона, обнаруженные в магазине пистолета, два патрона, изъятые с места происшествия, являются 9 мм пистолетными патронами ПМ и относятся к боеприпасам. Гильза, также изъятая с места происшествия, стреляна из изъятого пистолета. На внешней поверхности гильз патронов, обнаруженных на месте происшествия, имеются продольные трассы различной выраженности. На капсюле патрона, изъятого около трупа потерпевшего, по центру имеется слабовыраженная вмятина круглой формы. Данный след мог образоваться в результате воздействия бойка при досыле патрона в патронник. По краю донной части гильзы патрона, изъятого около трупа, имеются механические повреждения в виде двух вмятин угловой формы с наличием задира металла. Характер данных повреждений свидетельствует о том, что они могли быть образованы частями пистолета в результате нештатной ситуации в процессе стрельбы, какой может быть, например, перекос патрона.
Выводы эксперта соответствуют показаниям потерпевшего М., пояснившего, что при выстреле в него, он по звуку понял, что произошла "осечка".
Сам осужденный также пояснил, что допускает, что после выстрела произошел перекос патрона.
По заключению комплексной медико-криминалистической экспертизы по результатам проведенного в судебном заседании эксперимента причинение черепно-мозговой травмы и огнестрельного ранения потерпевшему Д. при обстоятельствах, указанных Соломатовым, исключается. Наоборот, более вероятным представляется причинение черепно-мозговой травмы и огнестрельного ранения при обстоятельствах, указанных потерпевшим М.
В соответствии с дополнительным заключением баллистической экспертизы, выстрел из пистолета без нажатия на спусковой крючок при различных условиях, в том числе и при ударе пистолета о твердую поверхность (о чем утверждал осужденный) не происходит.
При таких обстоятельствах осужденный обоснованно признан виновным в умышленном причинении смерти потерпевшему Д., а его действия правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ.
Поскольку осужденный умышленно произвел выстрел из боевого пистолета в грудь Д., причинив ему смерть, а затем из этого же пистолета стрелял в потерпевшего М., но смерть последнего не наступила, так как выстрел не произошел из-за перекоса патрона, то суд обоснованно признал Соломатова виновным в покушении на убийство М.
По смыслу закона убийство одного человека и покушение на убийство другого не может рассматриваться как оконченное преступление — убийство двух лиц. В таких случаях независимо от последовательности преступных действий содеянное следует квалифицировать по ч. 1 ст. 105 и ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ (покушение на убийство двух лиц).
В связи с этим действия осужденного в отношении М. правильно квалифицированы по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ.
Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности, в том числе наличия у него на иждивении трех несовершеннолетних детей.
Вместе с тем, суд обоснованно не признал в качестве смягчающих обстоятельств полное признание вины осужденным, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию преступлений, так как эти обстоятельства не были установлены в судебном заседании.
Как правильно указал суд, после совершения преступлений Соломатов скрылся и был задержан спустя почти месяц после содеянного, когда органами следствия уже были установлены обстоятельства совершения преступлений, вину в умышленном причинении смерти и покушении на умышленное причинение смерти он не признал и оспаривает в кассационной жалобе.
Что касается добровольной им выдачи огнестрельного оружия и боеприпасов, то это обстоятельство учтено судом — уголовное дело в отношении Соломатова по ст. 222 ч. 1 УК РФ прекращено.
Назначенное осужденному наказание в виде 17 лет лишения свободы, по мнению судебной коллегии, нельзя признать как чрезмерно мягким, так и чрезмерно суровым.
Вид исправительной колонии для отбывания наказания назначен осужденному в соответствии с законом.
Размер компенсации морального вреда, взысканной с осужденного в пользу потерпевшего Д., отвечает требованиям разумности и справедливости.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Нижегородского областного суда от 16 июня 2004 года в отношении СОЛОМАТОВА В.К. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного, адвоката Ростуновой Н.Г., представителя потерпевшего адвоката Богатова В.А., потерпевшего М. — без удовлетворения.