Приговор суда по делу о незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, незаконном приобретении, хранении, перевозке и сбыте наркотических средств в особо крупном размере, совершенных организованной группой, изменен в отношении четверых осужденных: приговор приведен в соответствие с изменениями, внесенными в УК РФ, и снижено назначенное наказание

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 27.09.2004 N 87-004-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Похил А.И.
судей — Куменкова А.В. и Магомедова М.М.
рассмотрела в судебном заседании от 27 сентября 2004 г. кассационные жалобы осужденных Шишковой Е.Н., Курочкина Д.А., Шишкова В.Н. и Лебедева Д.А. на приговор костромского областного суда от 31 марта 2004 года, которым
ШИШКОВ В.Н. <…> судимый:
1) 5 ноября 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы;
2) 20 ноября 2003 года, с последующими изменениями, внесенными в приговор, по ст. ст. 162 ч. 4 п. "а", 158 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ с применением ст. 69 УК РФ к 8 годам 2 месяцам лишения свободы,
осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 12 лет лишения свободы.
В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, назначенных по данному приговору и по приговору от 20 ноября 2003 года, Шишкову назначено 16 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 27 мая 2002 года.
В счет отбытия наказания засчитано время содержания под стражей с 1 июня 1999 года по 16 августа 2000 года.
Шишков В.Н. по ст. 219 ч. 1 УК РФ оправдан за отсутствием состава преступления.
ШИШКОВА Е.Н. <…>
осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 10 годам лишения свободы, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 11 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 12 марта 2002 года.
По ст. 210 ч. 1 УК РФ Шишкова Е.Н. оправдана за отсутствием состава преступления.
ЛЕБЕДЕВ Д.А. <…>
осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 1 апреля 2002 года.
По ст. 210 ч. 2 УК РФ Лебедев оправдан за отсутствием состава преступления.
КУРОЧКИН Д.А. <…>
осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 18 марта 2002 года.
АЛИЕВА И.С.г. <…> судимая 19 мая 2000 года по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, освобожденная 22 августа 2000 года по отбытии наказания, —
осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 19 февраля 2002 года.
АЛИЕВА Г.Г. <…>
осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 9 месяцам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 19 февраля 2002 года.
РОМАНОВА О.А. <…>
осуждена по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 228 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам 9 месяцам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 3 года 10 месяцев лишения свободы.
В соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности преступлений, назначенных по настоящему делу и по приговору от 4 апреля 2003 года Романовой назначено 4 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
Срок отбытия наказания исчисляется с 19 ноября 2002 года.
ШИЛОВСКАЯ Ю.В. <…>
осуждена по ст. 228 ч. 4 УК РФ с применением ст. ст. 64 и 73 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года.
В отношении осужденных Алиевой И.С., Алиевой Г.Г., Романовой О.А. и Шиловской Ю.В. дело рассматривается в порядке ст. 360 УПК РФ.
Шишков В., Шишкова Е. осуждены за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное по предварительному сговору группой лиц. Они же и Лебедев осуждены за незаконное приобретение, хранение в целях сбыта, перевозку и сбыт наркотических средств в особо крупном размере, совершенном организованной группой.
Курочкин осужден за перевозку и сбыт наркотических средств, совершенных по предварительному сговору группой лиц в особо крупном размере.
Шиловская осуждена за незаконное хранение в целях сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупном размере.
Алиева Г. и Алиева И. осуждены за незаконный сбыт наркотических средств по предварительному сговору, группой лиц в особо крупном размере, а Алиева И. и в незаконном приобретении и хранении в целях сбыта наркотических средств в особо крупном размере.
Романова осуждена за незаконное приобретение и хранение наркотического средства в крупном размере, а также в незаконном хранении и с целью сбыта и сбыт наркотических средств в особо крупных размерах.
Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., выступление осужденного Шишкова, просившего его действия со ст. 222 ч. 2 УК РФ переквалифицировать на ч. 1 ст. 222 УК РФ, исключить по ст. 228 ч. 4 УК РФ осуждение его по ряду эпизодов, осужденного Курочкина и адвоката Брусенина А.А., просивших приговор в отношении Курочкина отменить, а дело производством прекратить, мнение прокурора Соломоновой В.Н., полагавшей в отношении Алиевой И., Алиевой Г., Романовой и Шиловской применить новый закон, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в кассационных жалобах и дополнениях к ним:
осужденная Шишкова Е. просит приговор в части ее осуждения по ст. 222 ч. 2 УК РФ отменить и дело производством прекратить, т.к. она это преступление совершала. В деле нет никаких доказательств, подтверждавших что она знала о том, что ее муж Шишков В. хранит пистолет дома. На следствии она оговорила себя в том, что она выбросила пистолет в мусорное ведро во время обыска, т.к. не хотела давать показания на своего мужа.
По ст. 228 ч. 4 УК РФ просит смягчить наказание из-за его чрезмерной строгости. Это преступление она совершила под влиянием угроз со стороны мужа. При назначении наказания судом не учтены смягчающие обстоятельства;
осужденный Курочкин отрицает совершение им преступления. Утверждает, что он дома у Шишковых не был и ни с кем о перевозке наркотиков не договаривался. По просьбе своего знакомого Н. он согласился лишь поехать в г. <…>. Туда он поехал с маленьким мальчиком, парнем по имени "С." и водителем машины. Когда подъехал к автостанции в их машину села девушка, как впоследствии он узнал К. Затем все поехали к гостинице. Там "С." попросил его сходить вместе с К. Зачем мальчик пошел вместе с ними он не знает. Когда поднялись в номер К. достала коробку и высыпала деньги на кровать, и в это время зашли работники милиции. Считает, что приговор основан лишь на показаниях свидетелей К. и малолетнего Л. Показания Л. получены с нарушениями требований закона и поэтому их следует признать недопустимыми. Показания же свидетеля К. противоречат другим доказательствам по делу, в частности показаниям понятых и произведенной видеосъемкой. В связи с чем просит приговор отменить, а дело производством прекратить;
осужденный Шишков В. утверждает, что в судебном заседании не нашло подтверждение создание организованной преступной группы. Показания Алиевой И. и Б. на следствии получены под давлением органов следствия, когда они находились в состоянии наркотической ломки, поэтому суд не вправе был ссылаться на них в приговоре. В судебном заседании эти лица отказались от своих показаний на следствии. В деле нет никаких доказательств подтверждающих его знакомство с Курочкиным и, что он последнему поручил перевезти наркотики, спрятав их в одежде его малолетнего сына Л. Показания малолетнего Л. получены с существенными нарушениями закона и поэтому не могут быть признаны допустимыми. Считает, что по эпизодам его осуждения с весны 2001 года по 19 февраля 2002 года и от 18 марта 2002 года не доказано его участие в совершении преступлений, связанных с наркотиками, в связи с чем просит приговор в этой части отменить и дело производством прекратить. В отношении хранения пистолета считает, что его действия должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 222 УК РФ. Полагает, что с учетом смягчающих обстоятельств к нему должна быть применена ст. 64 УК РФ;
осужденный Лебедев отрицает свое участие в распространении наркотиков. Утверждает, что его с Шишковым связывал лишь маленький автомобильный бизнес. О том, что Шишков занимался распространением наркотиков он не знал. Он не охранял Шишкова и не доставлял наркотики. Достоверных доказательств, подтверждающих совершение им преступлений в деле нет. Осужденные Алиева И., Алиева Г., Романова, Шиловская, свидетели А. и Б. на предварительном следствии оговорили его под давлением работников милиции, находясь в состоянии наркотической ломки. Просит вынести по делу объективное решение.
В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель Каримов Х.Т. просит приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении осужденных Курочкина, Лебедева, Шишкова В. и Шишковой Е. законным и обоснованным, а в отношении Алиевой И., Алиевой Г., Романовой и Шиловской подлежащим изменению в соответствие в связи с изменениями, внесенными в УК РФ Законом от 8 декабря 2003 года.
Выводы суда о совершении осужденными Курочкиным, Лебедевым, Шишковым В., Шишковой Е., Алиевой И., Алиевой Г., Романовой и Шиловской преступлений при обстоятельствах установленных в приговоре являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно приведенных в приговоре.
Так, из показаний свидетеля Ч. видно, что он вместе с Ф. вначале, затем один помогали работникам милиции проводить проверочные закупки наркотиков у лиц, торгующих ими.
12 февраля 2002 года он и Ф. купили у Шиловской в доме Алиевых один пакетик героина за <…> рублей. 13 февраля они вновь ходили в этот дом за наркотиком, но Алиева Г. сообщила, что героина нет. На следующий день Алиева Г. продала им по одному пакетику героина, каждый за <…> рублей. 18 февраля он один пошел к Алиевым, там находились Алиева Г., Алиева И. и один мужчина. Алиева И., взяв у Алиевой Г. отдала ему за <…> рублей один пакет героина. Он попросил еще продать ему героин за телевизор. Алиева И. согласилась. На следующий день он с телевизором пришел к Алиевым, дверь открыл мужчина, которого он накануне видел у Алиевых. Алиева Г. передала ему за телевизор два пакетика с героином. Все его действия происходили под контролем работников милиции, которые ему выдавали деньги, записывающие устройства, а он им передавал купленные наркотики. Все это оформлялось протоколами в присутствии понятых.
Свидетель Ф. на предварительном следствии дал об обстоятельствах покупки им и Ч. наркотиков у Шиловской и Алиевых.
Свидетель Ч. опознал: Шиловскую, как лицо, у которой он 12 февраля приобрел героин, Алиеву Г., как лицо, у которой он 14 и 19 февраля приобрел героин, а 18 февраля передала героин Алиевой И., Алиеву И., как лицо, у которой он 18 февраля приобрел героин.
Свидетель Ф. опознал Шиловскую и Алиеву Г., как лиц, у которых он и Ч. приобрели соответственно 12 и 14 февраля героин.
Из показаний осужденной Алиевой И. на предварительном следствии видно, что она героин, сначала для себя, а затем и для продажи, брала у Шишкова В., Шишковой Е. и К. К. с Шишковой Е. ездили за героином. Один раз героин у Шишковых она брала в присутствии К. и Лебедева. Последний также являлся охранником Шишковых, который должен был охранять их и дом от посягательства наркоманов и бандитов. Вначале она героин брала для себя, а когда задолжала Шишковым она стала брать героин и для продажи. Один раз она присутствовала в доме Шишковых при расфасовке Шишковой Е. героина.
Осужденная Алиева Г. на предварительном следствии показала, что героин, проданный ею 19 февраля 2002 года, накануне ее дочь Алиева И. приобрела у К., который вместе с Лебедевым работал у Шишковых.
Из показаний осужденной Романовой на следствии видно, что героин для продажи она брала у Шишковых Е. и В. (Г.). Героин к ней привозила Шишкова Е. на автомашине "<…>" вместе с К. и Лебедевым. Последние иногда сами, без Шишковой Е., приезжали за деньгами за проданный героин.
10 марта 2002 года Шишкова Е. с К. приехали к ней и привезли 5 пакетов героина, из которых 4 она продала, а один был изъят работниками милиции.
Осужденная Шиловская на предварительном следствии показала о том, что она сожительствовала с А. и проживала в одном доме с Алиевой И. и Алиевой Г., которые занимались продажей героина. В основном торговала Алиева И., а ее мать Алиева Г. продавала героин, когда И. не было дома. 12 февраля к ним пришли Ф. и еще один мужчина и попросили продать героин. Она продала героин, который ей оставила Алиева И.
Согласно показаниям свидетеля А., данных на предварительном следствии, он со слов своей сестра Алиевой И. знает, что она наркотики приобретала у Шишковых. С последними работали <…> и Лебедев, которые являлись "крышей" Шишковых. Шишковы, Колов и Лебедев, зная, что он и его сестра И. употребляют наркотики, брали их для проверки качества героина. 12 февраля его сожительница Шиловская продала двум парням героин. 19 февраля один парень привез телевизор, которому его мать Алиева Г. продала героин.
Из содержания показаний свидетеля К. видно, что ей как сотруднику милиции была поставлена задача войти в доверие семьи Шишковых, занимающейся сбытом наркотических средств. В марте 2002 года она познакомилась с Шишковым В., Шишковой Е. и К. Договорились, что на следующий день ей привезут 10 грамм пробной партии героина. На следующий день при встрече Шишкова Е. передала ей 10 грамм героина, а она той часть денег, а остальные обещала передать после проверки качества героина.
Третья встреча была в г. <…>, куда приехали Шишков В., Шишкова Е., Колов и Лебедев на машине. Она села в машину и спросила про Лебедева "кто этот парень?", ей ответили, что это свой человек. После этого, по указанию Шишкова В., Шишкова Е. передала ей пакетик с героином, а она отдала деньги — долг за прошлое и за эту партию. Еще раньше Шишков В. ей сказал, что у него будет наркотик хорошего качества, который он отдаст по <…> рублей за 1 грамм. Договорились, что ей передадут пробник. Пробный героин ей передаст через несколько дней на автостанции г. <…> К. Он же дал новый номер пейджера, чтобы связаться с Шишковым В. Она связалась с Шишковым В. и 18 марта 2002 года назначила встречу в г. <…>, где должна была приобрести 100 грамм героина.
18 марта она ожидала Шишкова В. на автостанции г. <…>. К ней подошел Курочкин, которого она ранее не видела и передал записку от Шишкова В. В ней говорилось, что она может доверять этим людям и все вопросы решить с ними. Курочкин сказал ей, чтобы зашла в магазин и там спросил с собой ли деньги. Затем они сели в машину. В машине был водитель, которого она ранее не видела и маленький ребенок. Она сообщила, что сняла номер в профилактории. Туда с ней пошел Курочкин с ребенком. В номере Курочкин, расстегнув молнию куртки ребенка, достал сверток. Она высыпала из пакета на кровать <…> рублей и стала перевешивать героин, а Курочкин собирал деньги. В это время в номер вошли работники милиции. Приобретенный героин она каждый раз выдавала сотрудникам милиции.
Согласно показаниям свидетеля М., она с участием понятых проводила личный досмотр К. перед встречей со сбытчиками наркотических веществ и после ее возвращения, об этом составляла протоколы. К. вручались аудиозаписывающие устройства, деньги, по возвращении она выдавала героин. С К. она ездила несколько раз, когда та встречалась с наркосбытчиками.
Свидетель И. показал, что из оперативной информации они знали, что семья Шишковых занимается сбытом наркотиков. С оформлением соответствующих документов К. было поручено провести контрольные закупки наркотиков у Шишковых. Вместе с К., понятыми, М., проводившей личный досмотр К. перед и после встреч, каждый раз подъезжали к назначенному месту встречи. К. вручались деньги и радиомикрофон. В машине, где находились радиоаппаратура они слушали К., преследуя прежде всего цель обеспечения ее безопасности. Были случаи, когда К. удалялась на значительное расстояние и связь отсутствовала. В ходе проведения операции с Шишковыми было установлено, что в их группу входят и К. с Лебедевым. Последняя проверочная закупка была проведена 18 марта 2002 года в профилактории "<…>" г. <…>, где был оборудован номер. В тот день Курочкин привез сына Шишковых. Услышав, что передача героина состоялась, сотрудники милиции вошли в номер, К. перевешивала героин, а Курочкин был с деньгами на кровати.
Из показаний свидетелей Б. и М. видно, что они участвовали в качестве понятых при досмотре К. 2, 7 и 12 марта 2002 года, когда ей передавались деньги, а при возвращении она выдавала героин. 18 марта К. были вручены <…> рублей и аптечные весы.
Согласно показаниям свидетеля Л., он занимался частным извозом. 18 марта, его остановил незнакомый мужчина и попросил довезти до г. <…>. Этот мужчина сел на переднее сиденье, а на заднее другой мужчина с ребенком. На автостанции г. <…> мужчина с ребенком зашли в магазин. Затем они с девушкой сели в машину. Девушка показывала дорогу и он их довез до гостиницы. Женщина и мужчина с ребенком пошли в сторону дома, а второй мужчина слез у проходной и больше этих людей он не видел.
Из показаний свидетеля Л., <…>, являющегося сыном Шишкова В., данных на предварительном следствии и исследованных в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ, видно, что 18 марта 2002 года на такси вместе с Курочкиным и И. он приехал в г. <…>. Перед тем как ехать Шишков В. передал целлофановый пакет, перевязанный веревкой, который он положил в карман куртки. В г. <…> их встретила молодая девушка и они поехали к гостинице. Там Курочкин, достав из его куртки пакет, передал девушке. В комнате у девушки были весы с двумя чашками, которые она достала из-под кровати с деньгами. Деньги она передала Курочкину и, когда он их пересчитывал, в комнату вошли работники милиции.
При осмотре места происшествия в комнате N <…> профилактория обнаружены: на кровати <…> рублей, на столе аптечные весы, целлофановый пакет с порошкообразным веществом, два листка из блокнота с рукописным текстом.
Записка, изъятая в комнате, подписана "В.".
Осужденный Шишков В. подтвердил, что эту записку он написал К.
Свидетель К. опознала: Шишкову Е. как лицо, у которой она 2 и 7 марта 2002 года приобрела наркотическое вещество; Шишкова В. как лицо, который 7 марта присутствовал при продаже ей Шишковой Е. наркотического вещества, а 12 и 18 марта договаривалась о приобретении наркотиков, вместо которого 18 марта на встречу приехали К. и Курочкин и последний передал ей записку от Шишкова В.
В ходе обысков в домах Шишковых и Алиевых обнаружено вещество белого цвета, в помойном ведре в доме Шишковых обнаружен пистолет ПМ с патронами.
По заключению баллистической экспертизы пистолет, изъятый в доме Шишковых, является огнестрельным оружием и пригоден для стрельбы.
Согласно заключений химической экспертизы порошкообразное вещество, выданное свидетелями Ф., Ч., К., а также изъятое в домах Алиевых и Шишковых, в комнате N <…> профилактория "<…>", является наркотическим веществом героин.
Показания всех осужденных и свидетелей на предварительном следствии, которые приведены в приговоре в обоснование вины осужденных, получены с соблюдением требований закона, соответствуют остальным доказательствам по делу, взаимно дополняют друг друга, в связи с чем суд обоснованно сослался на них в приговоре.
Судом дана оценка тому обстоятельству, что в судебном заседании осужденные Алиева Г., Алиева И., Романова, Шиловская, Шишков В. и Шишкова Е., свидетель Б. изменили свои показания, а Ф. отказался давать показания.
Приведенными в приговоре доказательствами опровергаются доводы жалоб о том, что Лебедев и Курочкин вообще не совершали преступления, а Шишков В. и Шишкова Е. совершили в меньшем объеме, чем они осуждены.
То обстоятельство, что Шишков В., Шишкова Е. и Лебедев в течение длительного времени совместно, иногда один заменяя другого, ездили на встречи и перевозили наркотические вещества для сбыта, свидетельствует об устойчивости их группы, объединившейся для совершения преступлений.
Поэтому суд правильно признал, что Лебедев, Шишков В. и Шишкова Е. преступления, связанные с наркотиками, совершили в составе организованной группы.
Поскольку Шишкова Е. и Шишков В. вместе в течение длительного времени хранили огнестрельное оружие, которое осталось после смерти отца Шишковой Е., суд обоснованно признал их виновными в незаконном хранении огнестрельного оружия с боеприпасами по предварительному сговору группой лиц.
Приведенными в приговоре доказательствами установлено, что Алиева Г. и Алиева И. по предварительному сговору группой лиц сбыли наркотическое вещество — героин в количестве 1,26 гр., а Алиева И. еще незаконно приобрела, хранила в целях сбыта 1,46 гр. героина.
Шиловская незаконно приобрела, хранила с целью сбыта и сбыла 0,23 гр. героина.
Романова незаконно приобрела и хранила без цели сбыта 0,37 гр. героина, а с целью сбыта незаконно приобрела и хранила 1,48 гр. героина, из которого 0,55 гр. героина сбыла.
Шишков В., Шишкова Е. и Лебедев в составе организованной группы незаконно приобрели, хранили и перевозили в целях сбыта и сбыли 154,57 гр. героина.
Курочкин по предварительному сговору группой лиц незаконно перевез и сбыл 101,6 гр. героина.
Согласно постановлению Правительства Российской Федерации от 6 мая 2004 года о порядке определения крупного и особо крупного размеров наркотического вещества крупным является героин от 1 гр., а особо крупным от 5 гр.
Поэтому с учетом изменений, внесенных в УК РФ Законом от 8 декабря 2003 года, в отношении осужденных Алиевой Г., Алиевой И., Романовой и Шиловской в приговор следует внести изменения.
Действия Алиевой Г. и Алиевой И., сбывших по предварительному сговору 1,26 гр., а Алиевой И. и хранившей приобретенное с целью сбыта 1,46 гр. героина, судебная коллегия считает необходимым со ст. 228 ч. 4 УК РФ переквалифицировать на ст. 228-1 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) как незаконный сбыт по предварительному сговору наркотического вещества в крупном размере.
Действия Шиловской по сбыту 0,23 гр. героина судебная коллегия считает необходимым переквалифицировать со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) как незаконный сбыт наркотического вещества.
Действия Романовой, сбывшей 0,55 гр. героина и не успевшей сбыть 0,93 гр. героина, приобретенного для сбыта, следует со ст. 228 ч. 4 УК РФ переквалифицировать на ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ как покушение на сбыт наркотического вещества в крупном размере, поскольку она намеревалась сбыть наркотическое вещество в крупном размере, но не успела полностью осуществить задуманное в связи с ее задержанием.
Действия же Романовой по приобретению и хранению без цели сбыта 0,37 гр. героина не образуют состав преступления. В связи с чем приговор в части осуждения Романовой по ст. 228 ч. 1 УК РФ подлежит отмене с прекращением производства по делу за отсутствием в его действиях состава преступления.
По этим же основаниям подлежит исключению из приговора и ссылка на судимость Романовой по ст. 228 ч. 1 УК РФ, следовательно и назначение ей наказания по совокупности преступлений в соответствии с требованиями ст. 69 ч. ч. 3 и 5 УК РФ.
Что касается действий Лебедева, Шишкова В. и Шишковой Е. по незаконному приобретению, хранению, перевозке и сбыту в составе организованной группы 154,57 гр. героина, Курочкина по незаконному перевозке и сбыту по предварительному сговору группой лиц 101,6 гр. героина, судом квалифицированы правильно по ст. 228 ч. 4 УК РФ.
Действия Шишковых по незаконному приобретению и хранению огнестрельного оружия с боеприпасами, совершенных по предварительному сговору группой лиц, судом правильно квалифицированы по ст. 222 ч. 2 УК РФ.
Наказание осужденным Лебедеву, Курочкину, Шишкову В. и Шишковой Е. судом назначено в соответствии с законом, с учетом тяжести содеянного, данных о их личности, а в отношении Курочкина, Шишкова В. и Шишковой Е. и смягчающих обстоятельств.
С учетом того, что Алиева И., Алиева Г., Романова и Шиловская активно содействовали раскрытию преступлений, смягчающих обстоятельств, которые в совокупности следует признать исключительными, судебная коллегия находит возможным им назначить наказание с применением ст. 64 УК РФ.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Костромского областного суда от 31 марта 2004 года в отношении Алиевой И.С.г., Алиевой Г.Г., Шиловской Ю.В. и Романовой О.А. изменить.
Их действия со ст. 228 ч. 4 УК РФ (в редакции Закона от 13 июня 1996 года) переквалифицировать:
в отношении Алиевой И. и Алиевой Г. на ст. 228-1 ч. 2 п. п. "а", "б" УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), по которой назначить с применением ст. 64 УК РФ Алиевой И. 4 года 6 месяцев лишения свободы, а Алиевой Г. 3 года 6 месяцев лишения свободы;
в отношении Романовой на ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), по которой с применением ст. 64 УК РФ назначить 3 года лишения свободы;
в отношении Шиловской на ст. 228-1 ч. 1 УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года), по которой с применением ст. 64 УК РФ назначить 3 года лишения свободы и на основании ст. 73 УК РФ это наказание считать условным с испытательным сроком в 2 года.
Приговор в части осуждения Романовой по ст. 228 ч. 1 УК РФ отменить, а дело производством прекратить за отсутствием в ее действиях состава преступления.
Исключить из приговора ссылку на судимость Романовой по ст. 228 ч. 1 УК РФ 4 апреля 2003 года, а также указание о назначении ей наказания по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. ч. 3 и 5 УК РФ.
Считать Романову осужденной по ст. ст. 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ (в редакции Закона от 8 декабря 2003 года) к 3 годам лишения свободы.
В остальном приговор в отношении Алиевой И., Алиевой Г., Романовой, Шиловской, а также в отношении Шишкова В.Н., Шишковой Е.Н., Лебедева Д.А. и Курочкина Д.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Шишкова В.Н., Шишковой Е.Н., Лебедева Д.А. и Курочкина Д.А. — без удовлетворения.

Председательствующий — ЛУТОВ В.Н.

Судьи — ГРИЦКИХ И.И. МАГОМЕДОВ М.М.

Верно: судья Верховного Суда РФ М.М.МАГОМЕДОВ