Решение суда по делу об оспаривании положения закона области оставлено без изменения, так как оспариваемая правовая норма противоречит п. п. 2, 3 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ

Определение Верховного Суда РФ от 08.09.2004 N 10-Г04-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе
Председательствующего Лаврентьевой М.Н.,
Судей Меркулова В.П., Емышевой В.А.
рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению и.о. прокурора Кировской области о проверке соответствия федеральному законодательству пункта 1 статьи 3 закона Кировской области от 06.11.2003 г. N 201-ЗО "О государственной поддержке организаций, имеющих особое социально-экономическое значение для Кировской области", по кассационной жалобе Законодательного собрания Кировской области на решение Кировского областного суда от 21 июня 2004 г., которым пункт 1 статьи 3 закона Кировской области от 06.11.2003 г. N 30 "О государственной поддержке организаций, имеющих особое социально-экономическое значение для Кировской области" противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Емышевой В.А., объяснения представителя Законодательного собрания Кировской области Гущиной Л.М., поддержавшей доводы кассационной жалобы, заключение помощника Генерального прокурора Российской Федерации Селяниной Н.Я., полагавшей оставить решение без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

30 октября 2003 г. Законодательным Собранием Кировской области принят закон Кировской области N 201-ЗО "О государственной поддержке организаций, имеющих особое социально-экономическое значение для Кировской области". Закон опубликован в газете "Вятский край" N 216(3144) за 25.11.2003 г. и введен в действие с 01.01.2004 г.
Согласно пункту 1 ст. 3 закона Кировской области от 06.11.2003 г. N 201-ЗО "О государственной поддержке организаций, имеющих особое социально-экономическое значение для Кировской области" поддержка организаций, имеющих особое социально-экономическое значение, осуществляется в виде ежегодного выделения в консолидированном бюджете области целевых средств для обеспечения оплаты текущих платежей и погашения задолженности за услуги по водоснабжению, водоотведению и теплоснабжению, оказанные организацией, отнесенной к категории имеющих особое социально-экономическое значение, учреждениям бюджетной сферы и населению в доле, возмещаемой за счет средств соответствующего бюджета.
И.О. прокурора Кировской области обратился в Кировский областной суд с заявление о признании этой нормы недействующей и не подлежащей применению со дня вступления решения в законную силу, по тем основаниям, что консолидированный бюджет не может быть источником финансирования расходов, органы власти субъектов и местного самоуправления в управлении расходами соответствующих бюджетов самостоятельны, объемы затрат соответствующих бюджетов по финансированию расходов на поддержку организаций, имеющих особое социально-экономическое значение для Кировской области, должны определяться соглашениями, достигаемыми между органами государственной власти субъекта РФ и органами местного самоуправления, однако нормативный правовой акт, регулирующий порядок согласования распределения и закрепления совместно финансируемых из бюджетов субъекта РФ и бюджетов муниципальных образований расходов, Правительством Кировской области не принят.
Представитель Законодательного Собрания Кировской области возражал против удовлетворения заявления.
Решением Кировского областного суда от 21.06.2004 г. постановлено приведенное выше решения.
Законодательное собрание Кировской области подало кассационную жалобу, в которой просит решение отменить и принять новое, которым отказать в удовлетворении заявления. Полагает, что суд неправильно применил материальный закон, дал неправильную оценку юридически значимым обстоятельствам.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований к отмене решения суда.
В силу ч. 2 ст. 253 ГПК РФ установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.
Согласно ст. 2 Бюджетного кодекса РФ бюджетное законодательство Российской Федерации состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о федеральном бюджете на соответствующий год, законов субъектов Российской Федерации о бюджетах субъектов Российской Федерации на соответствующий год, нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления о местных бюджетах на соответствующий год и иных федеральных законов, законов субъектов Российской Федерации и нормативных правовых актов представительных органов местного самоуправления, регулирующих правоотношения, указанные в статье 1 настоящего Кодекса.
Нормативные правовые акты, предусмотренные частью первой настоящей статьи, не могут противоречить настоящему Кодексу. В случае противоречия между настоящим Кодексом и нормативными правовыми актами, предусмотренными частью первой настоящей статьи, применяется настоящий Кодекс.
Удовлетворяя требование прокурора, суд исходил из того, что оспариваемая правовая норма противоречит п. п. 2, 3 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ. Вывод суда является обоснованным.
В соответствии с пунктом 3 ст. 85 Бюджетного кодекса РФ в законодательных и иных правовых актах, устанавливающие бюджетные обязательства, реализация которых обеспечивается из средств бюджетов различных уровней, устанавливается разграничение расходных полномочий по финансированию каждого вида обязательств, вытекающих из законодательства Российской Федерации, по уровням бюджетной системы Российской Федерации. Запрещается устанавливать источником финансирования расходов консолидированный бюджет.
Согласно п. п. 1, 2 ст. 85 БК РФ совместно за счет средств федерального бюджета, средств бюджетов субъектов Российской Федерации и средств местных бюджетов финансируются расходы по государственной поддержка отраслей промышленности (за исключением атомной энергетики), строительства и строительной индустрии, газификации и водоснабжения, сельского хозяйства, автомобильного и речного транспорта, связи и дорожного хозяйства, метрополитенов.
Распределение и закрепление между бюджетами разных уровней бюджетной системы Российской Федерации расходов, указанных в настоящей статье, производятся по согласованию соответственно органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации и утверждаются соответствующими законами о бюджетах либо по согласованию органа государственной власти субъекта Российской Федерации и органов местного самоуправления, расположенных на территории данного субъекта Российской Федерации.
Порядок согласования распределения и закрепления расходов, совместно финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации и бюджетов муниципальных образований, определяется исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.
Судом установлено, что порядок согласования распределения и закрепления расходов, совместно финансируемых из бюджетов субъектов РФ и бюджетов муниципальных образований, не определен исполнительным органом государственной власти области.
Доводы представителя Законодательного Собрания Кировской области в кассационной жалобе о том, что оспариваемая норма не являются нормой прямого действия, не устанавливает расходных обязательств для местных бюджетов, что в данном случае имеется в виду выделение субсидий бюджетам муниципальных образований для расчетов с организациями, имеющими особое социально-экономическое значение для области, основанием к отмене решения суда не являются, поскольку это не вытекает из смыслового содержания оспариваемой нормы.
Между тем, как отмечено в Постановлении Конституционного Суда РФ от 15.07.99 г. N 11-П, общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями. Неопределенность содержания правовой нормы, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и неизбежно ведет к произволу, а значит — к нарушению принципов равенства и верховенства закона.
Поскольку при рассмотрении дела судом не допущено нарушения или неправильного применения норм материального права или норм процессуального права, выводы суда соответствуют обстоятельствам дела и подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании, поэтому оснований к отмене решения суда в кассационной инстанции не имеется.
Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

Решение Кировского областного суда от 21 июня 2004 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Законодательного собрания Кировской области — без удовлетворения.