Приговор: Осужденный-1 - по п. "в" ч. 2 ст. 111 УК РФ за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью; осужденный-2 - по ч. 5 ст. 33, п. "в" ч. 2 ст. 111 УК РФ за пособничество в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15.07.2004 N 78-О04-120

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Лутова В.Н.
судей — Рудакова С.В. и Истоминой Г.Н.
рассмотрела в судебном заседании от 15 июля 2004 года кассационную жалобу представителя потерпевшего — адвоката Сафронова В.Б. на приговор Санкт-Петербургского городского суда от 26 апреля 2004 года, которым
БОРИСЕНКО А.В. <…>
осужден по ст. 111 ч. 2 п. "в" УК РФ к трем годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.
ДМИТРИЕВ К.Н. <…>
осужден по ст. ст. 33 ч. 5 — 111 ч. 2 п. "в" УК РФ к трем годам лишения свободы.
На основании ст. 73 УК РФ постановлено наказание считать условным с испытательным сроком три года.
По делу разрешены гражданские иски и решена судьба вещественных доказательств.
Борисенко признан виновным и осужден за причинение тяжкого вреда здоровью Щ. общеопасным способом.
Дмитриев признан виновным и осужден за пособничество в совершении вышеуказанного преступления.
Преступления совершены 25 июля 2003 года <…> при обстоятельствах, указанных в приговоре суда.
Борисенко и Дмитриев виновными себя признали.
Заслушав доклад судьи Рудакова С.В., объяснения адвокатов Львова В.Б., Головко П.Е., просивших приговор оставить без изменения, мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор отменить, Судебная коллегия

установила:

представитель потерпевшего Щ. — адвокат Сафронов просит в кассационной жалобе приговор отменить, а дело в отношении Борисенкова и Дмитриева направить на новое судебное разбирательство.
Утверждается, что Борисенко и Дмитриев имели прямой умысел на убийство Щ., поэтому суд неверно квалифицировал их действия. Суд необоснованно исключил из обвинения Борисенко и Дмитриева квалифицирующий признак — "группой лиц по предварительному сговору", поскольку Дмитриев помог выполнить Борисенко объективную сторону преступления. Явки с повинной были написаны после того, как была установлена причастность Дмитриева и Борисенко к совершенному преступлению, т.е. не были добровольными. Суд необоснованно назначил Борисенко минимальное наказание, а к Дмитриеву применил ст. 73 УК РФ. Не было учтено наступление тяжких последствий, совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых или имитирующих устройств, особо активная роль Борисенко.
Адвокаты Львов В.Б. и Головко П.Е. в своих возражениях утверждают, что приговор является законным, обоснованным и справедливым, а жалобу адвоката Сафронова они просят оставить без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия считает, что оснований для отмены или изменения приговора не имеется.
Покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом.
Таких данных в ходе судебного разбирательства не установлено.
Из показаний свидетеля Е. следует, что Борисенко показал ему гранату РГД и спросил для чего она предназначена. Он пояснил Борисенко, что это наступательная граната и предназначена для того, чтобы оглушить, напугать и серьезный вред причинить не может.
Из показаний самого Борисенко видно, что оставляя гранату около квартиры Щ. преследовал цель напугать, оглушить его, но сознавал и причинение телесных повреждений.
Дмитриев показал, что, вызывая Щ. на лестничную площадку под предлогом получения посылки, знал о наличии гранаты, что произойдет взрыв и Щ. получит телесные повреждения.
По заключению судебно-медицинского эксперта, Щ. были причинены множественные оскольчатые ранения мягких тканей головы, груди, живота, мошонки, полового члена, конечностей, в том числе проникающие в область брюшины, расценивающиеся как тяжкий вред здоровью.
Приведенные данные свидетельствуют о том, что виновные предвидели причинение потерпевшему телесных повреждений, но не знали какой степени тяжести будут эти повреждения.
В связи с этим суд обоснованно квалифицировал действия Борисенко и Дмитриева в зависимости от наступивших последствий соответственно по ст. 111 ч. 2 п. "в" УК РФ и ст. ст. 33 ч. 5 — 111 ч. 2 п. "в" УК РФ.
Как видно из протокола судебного заседания, выступая в прениях, государственный обвинитель предложил квалифицировать действия Борисенко по ст. 111 ч. 2 п. "в" УК РФ, а действия Дмитриева по ст. ст. 33 ч. 5 — 111 ч. 2 п. "в" УК РФ. Прокурором предложено также исключить из обвинения виновных квалифицирующий признак — группой лиц по предварительному сговору.
Таким образом, государственный обвинитель изменил обвинение в сторону смягчения.
Согласно ст. 246 ч. ч. 7, 8 УПК РФ, отказ государственного обвинителя от обвинения влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или частично, а исключение из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание, изменение обвинения в сторону смягчения, устанавливает для суда новые пределы обвинения подсудимых, которые являются обязательными для суда.
Как видно из того же протокола судебного заседания, представитель потерпевшего — адвокат Сафронов, выступая в прениях, был согласен с мнением государственного обвинителя о том, что в действиях подсудимых не усматривается прямого умысла, поскольку они не желали смерти потерпевшему.
Таким образом, в результате состязательности сторон, по завершении исследования материалов дела и заслушивания мнений участников судебного заседания со стороны обвинения и защиты, суд постановил законный, обоснованный и справедливый приговор, оснований для отмены или изменения которого не имеется.
Участие в совершении преступления лишь одного исполнителя и пособника не образует квалифицирующего признака — "группой лиц по предварительному сговору". Доводы представителя потерпевшего о необоснованности исключения из обвинения Борисенко и Дмитриева указанного признака преступления несостоятельны и не могут быть приняты во внимание.
Наказание, назначенное Борисенко и Дмитриеву, соответствует тяжести содеянного ими, личности виновных и является справедливым.
Как видно из материалов дела, 13 августа 2003 года были составлены протоколы явок с повинной Дмитриева и Борисенко, которые после этого были задержаны.
В судебном заседании Дмитриев показал, что в милицию явился добровольно.
Таким образом, явки с повинной послужили основанием подозревать Борисенко и Дмитриева в причастности к преступлению, совершенному в отношении Щ. Каких-либо данных о недобровольности явок с повинной в материалах дела не имеется.
В связи с этим, суд обоснованно явки с повинной Борисенко и Дмитриева признал обстоятельствами, смягчающими их наказание.
Обосновывая свои доводы о несправедливости наказания, назначенного виновным, представитель потерпевшего ссылается на наступление тяжких последствий в результате совершения преступления, которое стало возможным в результате использования оружия, боевых припасов, взрывчатых или имитирующих их устройств.
Между тем, эти обстоятельства, указанные представителем потерпевшего, относятся к объективной стороне состава преступления, за которое осуждены Борисенко и Дмитриев, и потому повторно не могут учитываться при назначении наказания.
Что касается роли Борисенко, то она фактически учтена при назначении ему наказания.
Оснований для отмены приговора за мягкостью наказания, назначенного виновным, также не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Санкт-Петербургского городского суда от 26 апреля 2004 года в отношении Борисенко А.В. и Дмитриева К.Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу представителя потерпевшего — адвоката Сафронова В.В. — без удовлетворения.

Председательствующий В.Н.ЛУТОВ

Судьи С.В.РУДАКОВ Г.Н.ИСТОМИНА