Оправдательный приговор: По ч. 1 ст. 105 УК РФ за убийство, по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ за покушение на убийство. Определение ВС РФ: Дело направлено на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства, поскольку вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы в вопросном листе так, что они дезориентировали присяжных заседателей относительно их компетенции по установлению фактических обстоятельств дела

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 06.07.2004 N 67-О04-27сп

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе:
Председательствующего — Глазуновой Л.И.,
Судей — Русакова В.В. и Хлебникова Н.Л.
Рассмотрела в судебном заседании от 6 июля 2004 года дело по кассационным жалобам потерпевших Б., Г. и К. и кассационному представлению государственного обвинителя Бобровой Г.В. на приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 15 декабря 2003 года, которым
ЯКУШЕВ В.А., <…>
оправдан по ст. ст. 105 ч. 1, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., мнение прокурора Костюченко В.В., поддержавшего кассационное представление и просившего отменить приговор по изложенным в нем основаниям, Судебная коллегия,

установила:

Органами следствия Якушеву было предъявлено обвинение в убийстве Г. на почве возникших неприязненных отношений и покушении на убийство Б. и К. на почве возникших неприязненных отношений при следующих обстоятельствах.
В ночь на 30 декабря 2002 года Б., Г. и К. зашли в комнату общежития, где проживал Якушев, с целью выяснения отношений по поводу конфликта, возникшего между последним и детьми.
Якушев, на почве возникших неприязненных отношений, решил лишить жизни всех троих.
С этой целью он взял нож и нанес им удары в область груди Б., причинив тяжкий вред здоровью, в область груди и спины Г. причинив тяжкий вред здоровью, и в область спины К., причинив вред здоровью средней тяжести.
От полученных телесных повреждений Г. скончался в коридоре общежития.
Вердиктом присяжных заседателей от 11 декабря 2003 года признано доказанным, что эти действия совершены Якушевым, вместе с тем этим же вердиктом он признан невиновным.
На основании данного вердикта Якушев оправдан по ст. ст. 105 ч. 1, 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ за отсутствием в деянии состава преступления.
В кассационном представлении государственный обвинитель Боброва Г.В. просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.
Основанием к этому указывает, что председательствующий по делу в нарушение требований ст. 345 УПК РФ при наличии оснований не указал коллегии присяжных заседателей на неясность и противоречивость вердикта и не предложил им возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист.
По мнению государственного обвинителя, вопросный лист был составлен с нарушением закона, в нем были поставлены такие вопросы, которые ввели в заблуждение присяжных заседателей, и что, в свою очередь, повлекло вынесение противоречивого вердикта.
Кроме того, в напутственном слове председательствующим позиция государственного обвинителя практически не изложена, оценка доказательств, сделанная государственным обвинителем, не упомянута, а показания свидетелей К. и П. изложены неверно, что также повлияло на правильность принятого присяжными заседателями решения.
Ссылаясь на указанные нарушения закона при рассмотрении дела, государственный обвинитель просит об отмене приговора.
В дополнениях к кассационному представлению государственный обвинитель указывает, что в присутствии присяжных заседателей разрешались вопросы об оглашении показаний свидетелей, которые, по мнению государственного обвинителя, должны были разрешаться в их отсутствие, что также является существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
Аналогичные доводы содержатся в кассационной жалобе, подписанной потерпевшими К., Б. и Г.
В дополнениях к кассационной жалобе они указывают, что судебное следствие по делу проводилось с нарушением уголовно-процессуального закона, было очевидно, что председательствующий по делу к рассмотрению дела отнеслась необъективно.
В возражениях на кассационное представление прокурора и кассационную жалобу потерпевших адвокаты Суслов С.В. и Кирпичников К.В., защищавшие интересы Якушева в судебном заседании, считают приговор законным и обоснованным, просят оставить его без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевших, Судебная коллегия находит приговор подлежащим отмене.
В соответствии со ст. 339 п. 8 УПК РФ вопросы в вопросном листе ставятся в понятных присяжным заседателям формулировках.
Данное требование закона судьей не выполнено, что повлекло вынесение неясного вердикта.
Как видно из материалов дела вопросы, подлежащие разрешению присяжными заседателями, сформулированы так, что они дезориентировали присяжных заседателей относительно их компетенции по установлению фактических обстоятельств дела.
Так, формулируя вопросный лист, председательствующий изложил вопрос под N 2 таким образом, что ответ на него не дает четкого представления о том, относительно каких обстоятельств принято решение присяжными заседателями.
С учетом поставленного вопроса присяжные заседатели должны были ответить не только на вопрос, совершил ли деяние в отношении потерпевших Якушев, но и ответить на вопрос о мотиве совершения этого деяния.
Такая постановка вопроса привела к тому, что присяжными заседателями дан ответ, из которого непонятно, что же они имели в виду, давая ответ на второй вопрос "нет, не доказано":
либо они пришли к выводу, что не доказан мотив совершения деяния, /из неприязни к потерпевшим, возникшей в связи с тем, что они пришли к нему по поводу замечания, которое тот сделал их детям в грубой форме/, как было инкриминировано ему органами следствия, либо они пришли к выводу о недоказанности того, что эти деяния совершил Якушев.
Вместе с тем, третий вопрос поставлен так, что из ответа на него видно, что присяжные заседатели пришли к выводу о доказанности совершения деяния в отношении потерпевших Якушевым, но при других обстоятельствах.
Вопрос под номером четыре, по мнению Судебной коллегии, тоже запутал присяжных заседателей, поскольку они должны были ответить о виновности Якушева в совершении действий с учетом противоположных ответов на предыдущие два вопроса.
В данном случае перед присяжными заседателями необходимо было поставить основные вопросы так, как того требует уголовный закон, после чего ставить частные вопросы о таких обстоятельствах, которые уменьшают или увеличивают степень виновности, либо изменяют ее характер, либо влекут освобождение подсудимого от ответственности.
Неясность вердикта обусловлена нарушением положений ст. ст. 339, 345 УПК РФ, в связи с чем председательствующий по делу должен был указать коллегии присяжных заседателей на данное обстоятельство и в очередной раз предложить возвратиться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. Однако этого сделано не было.
Учитывая, что при рассмотрении дела допущены нарушения уголовно-процессуального закона, являющиеся основанием к отмене приговора, приговор суда первой инстанции подлежит отмене.
Что же касается доводов кассационного представления и кассационной жалобы потерпевших о нарушении уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела, то Судебная коллегия находит их необоснованными.
Как видно из протокола судебного заседания, вопрос об оглашении показаний свидетелей, изменивших свои показания в суде, судьей разрешался в соответствии с требованием уголовно-процессуального закона, каких-либо нарушений при этом допущено не было.
Кроме того, не может согласиться Судебная коллегия с доводами кассационного представления и в той части, что при обращении председательствующего к присяжным заседателям с напутственным словом неверно изложены показания некоторых свидетелей, и не отражена позиция государственного обвинителя об оценке доказательств.
Как видно из содержания напутственного слова, требования ст. 340 УПК РФ при обращении к присяжным заседателям председательствующим соблюдены, в судебном заседании возражений в связи с содержанием напутственного слова, от участников судебного разбирательства не поступило.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

Приговор Новосибирского областного суда с участием присяжных заседателей от 15 декабря 2003 года в отношении ЯКУШЕВА В.А. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд со стадии судебного разбирательства.