Заявление ответчика в государственном суде своей страны о подсудности спора третейскому суду является признанием обязательности для него арбитражного соглашения

Решение МКАС при ТПП РФ от 28.06.2004 по делу N 167/2003

По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации

Дело N 167/2003. Решение от 28.06.2004

1. Ответчик, заявивший в государственном суде своей страны о неподсудности ему спора между истцом и ответчиком в связи с наличием в контракте истца с третьим лицом арбитражного соглашения, предусматривающего разрешение данного спора в третейском суде, тем самым признал обязательность для своих отношений с истцом указанного арбитражного соглашения.
2. Признано действующим на территории России без специального производства вынесенное государственным судом страны ответчика (Республики Казахстан) определение о неподсудности данного спора государственным судам и компетенции третейского суда на его разрешение на основании Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (участниками которой являются Россия и Казахстан).
3. При отсутствии соглашения сторон о применимом материальном праве оно определено МКАС на основании коллизионной нормы, которую состав арбитража счел применимой. Поскольку спор сторон вытекает из договора международной купли-продажи товаров, при его разрешении приняты во внимание положения Венской конвенции ООН о договорах международной купли-продажи, входящей в правовую систему России, и субсидиарно — нормы ГК РФ.
4. Учитывая, что ответчиком в совместном документе с истцом признана сумма предъявленного истцом требования, состав арбитража обязал ответчика уплатить истцу сумму основного долга с начисленными на нее процентами в размере, определенном сторонами. Что касается суммы штрафа за просрочку платежа, то состав арбитража учел проявленную истцом добрую волю, выразившуюся в снижении суммы штрафа, признав, что его действия соответствуют принципам, из которых исходит ст. 333 ГК РФ (уменьшение размера неустойки при ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательств).
5. На основании Регламента МКАС (параграф 10 Приложения к нему) на ответчика в полном объеме возложено возмещение истцу уплаченного им арбитражного сбора, учитывая, что предъявленное им требование было признано ответчиком в полной сумме, что нашло отражение в совместном документе, подписанном истцом и ответчиком до предъявления иска.
Иск был предъявлен кипрской фирмой к трем организациям Республики Казахстан. С одной из них (покупатель) 15 марта 1997 г. истцом был заключен контракт международной купли-продажи на условиях DDU пункт назначения в Республике Казахстан. Истцом условия контракта были выполнены, однако покупателем не были исполнены обязательства по платежу. 10 декабря 1997 г. истец и покупатель подписали протокол, которым покупатель признал сумму задолженности. Истцом и покупателем неоднократно подписывались графики погашения этой задолженности. В дальнейшем (14 сентября 1999 г.) истцом и другой организацией Республики Казахстан была согласована общая сумма задолженности истцу по данному контракту, и эта организация Республики Казахстан приняла на себя обязательство погасить сумму задолженности.
7 октября 2000 г. третья организация Республики Казахстан (далее — ответчик) подписала с истцом протокол, которым ответчик признал сумму задолженности истцу по данному контракту и стороны установили график ее погашения. Однако ответчиком не была погашена признанная им задолженность.
Истец обратился с иском в областной суд Казахстана по месту нахождения ответчика с требованием о взыскании с ответчика суммы задолженности. При рассмотрении этого иска ответчик заявил, что в соответствии с условиями контракта, заключенного истцом с покупателем, споры по данной задолженности подлежат разрешению в третейском суде, оговоренном в контракте, и на этом основании он просил прекратить производство по делу. Определение областного суда Республики Казахстан от 10 октября 2002 г., которым было прекращено производство по иску истца на основании заявления ответчика, по кассационной жалобе истца было отменено постановлением Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 28 декабря 2002 г. Однако Надзорная коллегия Верховного Суда Республики Казахстан по представлению Председателя Верховного Суда Республики Казахстан 18 марта 2003 г. отменила постановление Коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Казахстан от 28 декабря 2002 г. и оставила в силе определение областного суда от 10 октября 2002 г.
Истец, первоначально предъявивший в МКАС иск ко всем трем указанным выше организациям Республики Казахстан, в дальнейшем ходатайствовал о взыскании суммы требования только с ответчика, исключив из процесса две другие организации Республики Казахстан.
Требования истца предусматривали уплату суммы основной задолженности, включавшей обусловленные контрактом проценты и договорный штраф за просрочку платежа, а также возмещение расходов истца по арбитражному сбору.
Ни ответчик, ни другие указанные выше организации Республики Казахстан не представили в МКАС объяснений по иску и возражений против компетенции МКАС, и их представители в заседания МКАС не явились.
В ходе арбитражного процесса истец уменьшил размер своего требования в отношении суммы штрафа.
Вынесенное МКАС решение содержало следующие основные моменты.
1. Рассмотрев вопрос об отсутствии в заседании 28 июня 2004 г. представителей ответчиков, МКАС констатировал, что имеющиеся в деле уведомления почтовой службы свидетельствуют о том, что ответчикам заблаговременно в соответствии с требованиями Регламента МКАС были вручены как исковые материалы, так и повестки о слушании дела 21 апреля и 28 июня 2004 г. Таким образом, МКАС в соответствии с п. 1 ст. 3 Закона РФ от 7 июля 1993 г. "О международном коммерческом арбитраже" принял меры к надлежащему извещению ответчиков о предъявленном к ним иске и о времени и месте слушания дела. Однако ответчики не представили объяснений по иску и их представители не явились ни в первое (21 апреля 2004 г.), ни во второе заседание МКАС (28 июня 2004 г.), несмотря на то что дело в основном откладывалось именно по причине отсутствия представителей ответчиков в заседании 21 апреля 2004 г. Поскольку каких-либо возражений или заявлений о препятствиях к слушанию дела от ответчиков не поступило, а также учитывая ходатайство истца о рассмотрении дела в отсутствие ответчиков, состав арбитража, руководствуясь ст. 25 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" и п. 2 параграфа 28 Регламента МКАС, считает возможным рассмотрение настоящего дела в отсутствие представителей ответчика.
2. Представленный истцом при исковом заявлении контракт N 6/97 от 15 марта 1997 г. в пункте 10 содержит арбитражную оговорку: "Все споры и разногласия, которые могут возникнуть из настоящего контракта и которые невозможно было решить путем переговоров, передаются, с исключением подсудности общим судам, на разрешение в Арбитраж. Арбитраж формируется в Москве согласно Регламенту Торгово-промышленной палаты России".
МКАС, руководствуясь ст. 52, раздел III "Признание и исполнение решений" Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22 января 1993 г.), вступившей в силу 19 мая 1994 г., подписанной и ратифицированной Россией и Казахстаном в 1994 г., согласно которой вступившие в законную силу судебные решения Республики Казахстан, не требующие по своему характеру исполнения, признаются на территории России без специального производства, пришел к выводу, что областным судом Республики Казахстан и Надзорной коллегией Верховного Суда Республики Казахстан констатировано, что данный спор в соответствии с заявлением ответчика подлежит разрешению в третейском суде согласно арбитражной оговорке контракта от 15 марта 1997 г. N 6/97. Как следует из этих актов государственных судов Республики Казахстан, ответчиком прямо признана компетенция арбитражного суда, который формируется в Москве согласно Регламенту Торгово-промышленной палаты России для разрешения спора по иску, заявленному истцом ответчику в связи с неисполнением обязательств по погашению задолженности по контракту от 15 марта 1997 г. N 6/97.
Поскольку на дату заключения указанного контракта единственным арбитражным органом при ТПП РФ, правомочным разрешать споры такого рода между кипрской фирмой и организацией Республики Казахстан, был МКАС при ТПП РФ, МКАС признал, несмотря на неточность формулировки арбитражной оговорки, что стороны имели в виду именно Международный коммерческий арбитражный суд при ТПП РФ.
На основании арбитражной оговорки контракта, признанной ответчиком применимой к разрешению данного спора между ним и истцом, МКАС, руководствуясь ст. ст. 7 и 16 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже", признал себя арбитражным учреждением (третейским судом), к компетенции которого относится рассмотрение данного спора, процедура рассмотрения которого осуществляется в соответствии с Регламентом Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Российской Федерации (вступил в силу 1 мая 1995 г.), утвержденным 8 декабря 1994 г. Президентом ТПП РФ в соответствии с п. 1 Положения о МКАС, являющегося Приложением 1 к Закону РФ "О международном коммерческом арбитраже".
3. Обратившись к рассмотрению вопроса о праве, применимом к отношениям сторон, МКАС установил, что в контракте стороны не согласовали применимое право. Истец просил состав арбитража определить применимое право, основываясь на коллизионной норме, которую он считает применимой. Ответчик уклонился от участия в заседаниях, не представил отзыв, не высказал свое мнение о применимом праве, однако настойчиво считал подсудным спор Арбитражному суду при ТПП России. Таким образом, доверив МКАС при ТПП РФ рассматривать спор, ответчик доверил суду и решение вопроса о применимом праве.
В соответствии с параграфом 13 Регламента МКАС, п. 2 ст. 28 Закона РФ "О международном коммерческом арбитраже" состав арбитража, использовав коллизионную норму lex fori, признал применимым к данному спору российское право как право места рассмотрения спора, включая Конвенцию ООН о договорах международной купли-продажи товаров (Вена, 1980 г.), являющуюся составной частью правовой системы России (далее — Венская конвенция 1980 г.). Основанием для применения Венской конвенции 1980 г. служит ч. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 2 ст. 7 ГК РФ, а также п. 1 "b" ст. 1 этой Конвенции. Нормы ГК РФ подлежат согласно п. 2 ст. 7 Венской конвенции 1980 г. субсидиарному применению по вопросам, прямо не разрешенным в Конвенции и которые не могут быть разрешены в соответствии с общими принципами, на которых Конвенция основана.
4. МКАС установил, что спор возник в связи с неисполнением ответчиком обязательств по протоколу от 7 октября 2000 г., в котором истец и ответчик согласовали общую сумму долга истцу, в том числе по контракту от 15 марта 1997 г. N 6/97, по состоянию на 6 октября 2000 г., установили ответственность сторон, подписавших документ, согласовали условия и сроки погашения долга.
Из представленных в МКАС истцом копий счетов N 183 — 187, 189 — 195, 197 — 199, 201 — 202 и отчетов N 73 — 81 о сверке задолженности, графиков погашения долга, согласованных истцом и ответчиком в части условий и порядка погашения суммы долга по контракту N 6/97 по состоянию на 6 октября 2000 г., протокола от 7 октября 2000 г. и всех приложений к нему следует, что задолженность ответчика истцу по контракту N 6/97 составляет: сумму основного долга и сумму штрафа за просрочку погашения задолженности.
МКАС учитывает, что в п. 3 протокола от 7 октября 2000 г. истец и ответчик согласовали прекращение начисления процентов после 6 октября 2000 г. сверх согласованной в п. 1 названного протокола общей суммы долга ответчика, а также проявленную добрую волю истца, выразившуюся в снижении заявленных исковых требований в части штрафа на 35%.
Учитывая изложенное, состав арбитража считает заявленные и уточненные в судебном заседании 28 июня 2004 г. требования обоснованными и подлежащими удовлетворению. Правовым основанием для возложения на ответчика обязанности уплатить сумму основного долга служат условия контракта от 15 марта 1997 г. N 6/97, протокола, подписанного истцом и ответчиком 7 октября 2000 г., а также положения ст. ст. 53, 61, 62 и 63 Венской конвенции 1980 г. Уплата ответчиком суммы договорного штрафа соответствует условиям контракта от 15 марта 1997 г. N 6/97 и протокола от 7 октября 2000 г. и основывается на ст. 330 ГК РФ. Добровольное уменьшение истцом договорной неустойки соответствует принципам, из которых исходит ст. 333 ГК РФ.
5. Требования истца о возмещении расходов по уплате арбитражного и регистрационного сборов подлежат удовлетворению в соответствии с параграфом 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, являющегося Приложением к Регламенту МКАС при ТПП РФ, которым предусмотрено, что арбитражный сбор возлагается на сторону, против которой состоялось решение арбитража, а если иск удовлетворен частично, то арбитражный сбор возлагается на ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Однако, учитывая, что истцом обоснованно в соответствии с условиями контракта предъявлена ко взысканию полная сумма штрафа, признанная ответчиком, и ее уменьшение произведено истцом добровольно, состав арбитража, руководствуясь параграфом 10 Положения об арбитражных расходах и сборах, признал, что ответчиком должен быть возмещен арбитражный сбор в полном объеме.

Член Президиума и арбитр МКАС при ТПП РФ М.Г.РОЗЕНБЕРГ