Приговор суда по делу об убийстве, разбое изменен: действия осужденных переквалифицированы с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 08.12.2003) на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 13.06.1996), так как данный закон является более мягким

Определение Верховного Суда РФ от 24.06.2004 N 67-004-25

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Коннова В.С.
судей Фроловой Л.Г. и Чакар Р.С.
рассмотрела в судебном заседании от 24 июня 2004 г. кассационные жалобы осужденных Липина А.А. и Авазова Р.В., адвокатов Овчинникова В.М. и Яковлевой Н.Я., защитника Липиной В.И. на приговор Новосибирского областного суда от 15 января 2004 г., которым
ЛИПИН А.А., <…>;
осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ — к тринадцати годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ — к семнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — к восемнадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
АВАЗОВ Р.В., <…>, судимый 7 февраля 2003 г. по п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к одному году лишения свободы;
— осужден по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ — к тринадцати годам лишения свободы; по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ — к семнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ — к восемнадцати годам лишения свободы; на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ — к восемнадцати годам шести месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать в пользу Х.: — с Липина А.А. и Авазова Р.В. в возмещение материального ущерба в солидарном порядке — <…> руб. <…> коп.;
— с Липина А.А. и Авазова Р.В. в счет компенсации морального вреда по <…> руб. с каждого.
Липин А.А. и Авазов Р.В. признаны виновными и осуждены:
— за разбойное нападение на Х., совершенное группой лиц по предварительному сговору и с причинением тяжкого вреда его здоровью;
— за убийство Х., совершенное группой лиц по предварительному сговору и сопряженное с разбоем.
Преступления совершены ими в ночь с 31 августа на 1 сентября 2002 г. <…> при обстоятельствах, установленных приговором.
Заслушав доклад судьи Коннова В.С., объяснения осужденных Липина А.А. и Авазова Р.В., мнение прокурора Костюченко В.В., полагавшего приговор в отношении Липина и Авазова необходимым оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах:
— осужденный Авазов Р.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на несовершение им преступлений, на недоказанность его вины, на неправильную оценку доказательств. Указывает на неполное исследование судом материалов дела. Считает, что суд неправильно отказал в проведении следственного эксперимента;
— адвокат Яковлева Н.Я. в защиту интересов осужденного Авазова Р.В. просит отменить приговор и прекратить дело, ссылаясь на недоказанность вины Авазова и на неправильность оценки показаний Г.;
— осужденный Липин А.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на незаконность, необоснованность и несправедливость приговора, на односторонность судебного разбирательства, на неправильную оценку доказательств, на несоответствие выводов, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам. Утверждает, что он преступлений не совершал, его вина в их совершении не доказана, преступления совершены Г. (свидетелем-очевидцем, уличавшим осужденных);
— защитник Липина В.И., мать осужденного, также просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Липин;
— адвокат Овчинников В.М. просит отменить приговор и прекратить дело в отношении Липина за отсутствием состава преступления, не указывая, какой из элементов состава преступления отсутствует, ссылаясь на те же доводы, что и осужденный Липин в своей жалобе. Кроме того, адвокат Овчинников считает, что конкретизировав действия осужденных, суд нарушил требования ст. 307 УПК РФ, а признавая Липина виновным в убийстве, суд ошибочно квалифицировал его действия по разбою по признаку причинения тяжкого вреда здоровью.
В возражениях на жалобы государственный обвинитель Мусаткин В.А. считает доводы жалоб несостоятельными и просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор в отношении Липина и Авазова подлежащим изменению по следующим основаниям:
Виновность Липина и Авазова в содеянном ими подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.
Ссылка в жалобе осужденного Липина на то, что в ходе предварительного следствия он давал показания вследствие оказания на него морального, психологического давления, не подтверждена какими-либо доказательствами и противоречит материалам дела. Из материалов дела следует, что все допросы Липина в ходе предварительного следствия проводились с участием адвоката, показания он давал с его согласия и по его желанию, и ни он, ни адвокат не заявляли о применении каких-либо незаконных методов расследования. Не давал таких показаний Липин и в судебном заседании, отказы Липина в ходе предварительного следствия давать показания не соответствуют его ссылке об оказании на него давления.
При таких данных указанная ссылка Липина является несостоятельной.
В ходе предварительного следствия Липин пояснял, что он, Авазов и Г. после 22 часов 31 августа 2002 г. ездили с пострадавшим на машине; что он (Липин) сжимал водителю горло, а на лице водителя и на переднем сиденье в это время была кровь; что он (Липин) убил водителя, а затем, управляя машиной пострадавшего, приехал к озеру; что автомашину убитого впоследствии они "пригнали" на СТО и там разобрали на запчасти.
Суд дал надлежащую оценку приведенным показаниям Липина, правильно оценив их в совокупности с другими доказательствами, и последующему изменению им своих показаний.
Вывод суда о достоверности приведенных показаний Липина в части того, что он принимал участие в лишении жизни пострадавшего, скрывал труп, принимал участие в похищении автомашины, не свидетельствует о достоверности его показаний и в другой части, как об этом ставится вопрос в жалобе адвоката Овчинникова.
Как следует из показаний свидетеля Г. в судебном заседании, Липин, Авазов, он (Г.) на СТО отрабатывали деньги на восстановление ранее разбитой машины — иномарки. После 21 часа 31 августа 2002 г. его разбудил Липин и сказал, что, якобы, нужно съездить к его теще в с. <…>, хотя она фактически жила в п. <…>) за деньгами, чтобы Липин мог расплатиться с водителем-частником. Он согласился, сел в машину на заднее пассажирское сиденье, рядом с ним (за сиденьем водителя) сидел Авазов, а Липин сел на переднее пассажирское сиденье. Дорогу водителю показывал Липин. По дороге Липин купил бутылочное пиво, в машине Липин и Авазов разговаривали между собой на узбекском языке (<…>). В с. <…> по указанию Липина водитель остановил машину недалеко от последнего дома, а ему (Г.) Липин сказал, чтобы он шел за деньгами. Он вышел из машины и отошел в сторону дома, якобы, пошел за деньгами. Затем он увидел, что в машине погас свет, оттуда раздались крики. Он, подбежав к машине, увидел полулежавшего на водителе Липина (голова водителя была на сиденье, а его ноги — вне салона машины) и Липин просил дать ему камень. Авазов в это время был вне машины, на улице. Он (Г.) видел, как Липин душил водителя. В это время водитель признаков жизни уже не подавал и Липин сказал, что камень не нужен. После этого Липин и Авазов положили тело водителя на заднее сиденье. Липин сел за руль машины и они приехали к озеру, где из машины вышли. Липин вытащил тело водителя из машины. Как ему показалось, водитель захрипел и Липин вновь душил его, а затем — сбросил в воду. После этого они на машине водителя поехали на СТО. В салоне машины на переднем сиденье он видел стекло от разбитой бутылки из-под пива. В пути Липин спросил Авазова, зачем тот ударил водителя бутылкой по голове, и Авазов ответил, что без этого он (Липин) не начал бы. Он понял, что при поездке в с. <…>, разговаривая на узбекском языке, Липин и Авазов договаривались об убийстве водителя. В ночь на 1 сентября 2002 г. он рассказал Г. об убийстве водителя Липиным и Авазовым.
Судом правильно оценены показания свидетеля Г.
Как видно из протокола судебного заседания, ходатайствуя об оглашении показаний свидетеля Г., данных им в ходе предварительного следствия, адвокат Овчинников мотивировал свое ходатайство тем, что противоречия в показаниях Г. он усмотрел в том, что один ли Липин вытаскивал водителя из машины у озера либо ему в этом помогал Авазов. Других противоречий в показаниях Г. как заявил адвокат Овчинников, нет (т. 3 л.д. 72). Правильно признав, что данное обстоятельство не является существенным противоречием в показаниях Г., суд обоснованно, в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 281 УПК РФ, отказал в удовлетворении заявленного ходатайства.
Каких-либо существенных противоречий в показаниях Г., влияющих на выводы о виновности Липина и Авазова в преступлениях, за совершение которых они осуждены, либо по обстоятельствам, входящим в предмет доказывания по данному делу — не усматривается. (Устранение противоречий, как об этом ставит вопрос адвокат Овчинников в жалобе, уголовно-процессуальный закон не предусматривает).
Установив в судебном заседании отсутствие существенных противоречий в показаниях свидетеля Г., суд был вправе указать в приговоре о последовательности его показаний.
Свидетель Г. пояснял в судебном заседании, что как ему известно из рассказа Г. Липин и Авазов убили водителя из-за его автомашины.
Свидетель Д., владелец СТО, также пояснял, что работавшие на СТО Липин и Авазов имели материальные обязанности перед СТО. Ему (Д.) Г. сообщал, что как ему рассказал Г., Липин и Авазов убили водителя машины. Затем Липин и Авазов внезапно исчезли.
Из показаний свидетелей Ф. и З. следует, что около 22 часов 31 августа 2002 года к машине Х., находившейся около <…> рынка, подошли двое парней и, поговорив с водителем, сели в машину и вместе с Х. уехали. После этого они Х. больше не видели.
Кроме того, свидетель З. пояснил, что одним из парней, севших в машину Х., был Авазов.
Подсудимые Липин и Авазов не отрицали, что при происшедшем они были на месте совершения преступления а Липин не отрицал и того, что после убийства Х. именно он управлял машиной Х., ставил ее в бокс СТО.
Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть Х. наступила от механической обтурационной асфиксии в результате аспирации крови в дыхательные пути при обильном кровотечении, возникшем в результате оскольчатого перелома костей лицевого черепа справа с повреждением костей носа, слезной и решетчатой костей.
Ссылка в жалобе адвоката Овчинникова о неверности вывода суда о наступлении смерти Х. от его удушения Липиным, является несостоятельной.
Приговором установлено, что смерть Х. наступила от механической обтурационной асфиксии в результате аспирации крови в дыхательные пути при обильном кровотечении.
Как следует из акта судебно-медицинской экспертизы, имевшиеся у Х. телесные повреждения образовались не менее, чем от 6 травматических воздействий. Перелом лицевого черепа справа образовался при однократном воздействии тупого твердого предмета удлиненной формы, каким могла быть стеклянная бутылка из-под пива. Все прочие повреждения, в том числе перелом правой ветви нижней челюсти, перелом рожка подъязычной кости, могли образоваться как от ударов бутылкой, так и иных твердых предметов, включая и удары кулаками.
Невыявление экспертами признаков сдавливания шеи Х. руками в виде симметрично расположенных кровоизлияний в мягкие ткани шеи не свидетельствует ни о невиновности Липина и Авазова, ни о недостоверности показаний свидетеля Г., поскольку сдавливание шеи руками не всегда в обязательном порядке влечет образование указанных кровоизлияний, и кроме того, судом не установлено, что сдавливание шеи Х. Липин осуществлял прижизненно.
Ссылка в жалобе Липина на то, что на время происшедшего он и Авазов не имели материальных обязательств перед СТО, противоречит как приведенным доказательствам, так и показаниям свидетеля Л.
Сам подсудимый Липин не отрицал, что долгов у них не стало и они рассчитались за поврежденный автомобиль лишь в сентябре 2002 года, когда Х. прислали родственники деньги. (Преступления были совершены в ночь с 31 августа на 1 сентября 2002 года).
Свидетель Г. также пояснял, что после отъезда Липина и Авазова (<…>) к нему домой приходил хозяин СТО и спрашивал, где они могут быть. Как видно из материалов дела, в отношении Липина и Авазова объявлялся розыск, в области Липин зарегистрирован лишь 9 марта 2003 года.
При таких данных ссылки жалоб на отсутствие материальных обязательств перед СТО и на то, что все знали о том, куда Липин и Авазов после происшедшего уехали, являются несостоятельными.
Виновность Липина и Авазова подтверждается и другими, имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.
По делу проверялась версия о совершении преступлений в отношении Х., Г., однако данная версия не подтвердилась и постановлением от 4 июня 2003 года в отношении него прекращено уголовное преследование по ст. ст. 105, 175, 316 УК РФ в связи с его непричастностью (т. 1 л.д. 120 — 121).
Данное постановление не отменено, оно вступило в законную силу и в установленном законом порядке не признано незаконным.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Липина и Авазова в разбойном нападении на Х., совершенном группой лиц по предварительному сговору и с причинением тяжкого вреда здоровью, и в убийстве Х., совершенном группой лиц по предварительному сговору и сопряженном с разбоем.
Выводы суда о наличии предварительного сговора и корыстных побуждениях соответствуют материалам дела и надлежащим образом обоснованы в приговоре.
Ссылка в жалобе адвоката Овчинникова на то, что последствия в виде смерти охватывают причинение тяжкого вреда здоровью при разбое и совокупной квалификации не требуется, не основана на законе. По смыслу закона (и это разъяснено в п. 22 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2000 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое"), если лицо во время разбойного нападения совершает убийство потерпевшего, содеянное им следует квалифицировать по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года).
Квалификация действий Липина и Авазова по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ является правильной.
Вместе с тем, поскольку Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года из ст. 44 УК РФ исключена конфискация имущества как вид наказания, то ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) является более мягким законом, чем ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года), предусматривающей возможность назначения дополнительного наказания в виде штрафа.
При таких данных действия Липина и Авазова с п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) подлежат переквалификации на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) как разбойное нападение, совершенное группой лиц по предварительному сговору и с причинением тяжкого вреда здоровью.
Конкретизация действий виновных, вменявшихся в вину каждому из них, не является выходом за пределы предъявленного обвинения и не нарушает требований ст. 252 УПК РФ.
Наказание Липину и Авазову по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ назначено в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела.
Гражданские иски разрешены в соответствии с действующим законодательством.
Ссылка в жалобе осужденного Авазова на то, что суд полностью не исследовал материалы дела, не свидетельствует о нарушении закона судом и не влияет на оценку законности и обоснованности приговора.
В соответствии со ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности самих сторон. Судом разрешены ходатайства, заявленные сторонами, по исследованию материалов дела (т. 3 л.д. 68 — 69, 77 — 79), дополнений к судебному следствию не поступило.
Ссылки на одностороннее проведение судебного разбирательства несостоятельны и противоречат материалам дела.
Судом разрешено ходатайство, заявленное адвокатом Овчинниковым, о проведении судом следственного эксперимента.
Данное ходатайство разрешено судом правильно. Ходатайство о проведении следственного эксперимента заявлялось в целях решения вопросов о том, что:
— мог ли Липин выйти из машины, находясь за водителем? (приговором установлено, что Липин сидел при поездке на переднем пассажирском сиденье);
— мог ли Г. нанести удар водителю, сидя на переднем пассажирском сиденье? (приговором установлено, что при нападении на Х., Г. в салоне машины не было).
Кроме того, согласно ч. 1 ст. 252 УПК РФ, устанавливающей пределы судебного разбирательства, судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемых и лишь по предъявленному им обвинению. По данному делу Г. не являлся подсудимым и проводить в отношении него судебное разбирательство суду, как органу, не осуществляющему уголовное преследование, закон запрещает.
При этом адвокатом игнорировалось вступившее в законную силу постановление о прекращении уголовного преследования Г. за непричастностью к преступлениям);
— каким образом было переложено тело водителя на заднее сиденье? (Данное обстоятельство в предмет доказывания по делу об убийстве и разбойном нападении не входило.
Кроме того для решения указанного вопроса требовалось не проведение эксперимента, а оценка доказательств).
— мог ли Липин причинить повреждения Х., выходя из машины? (как пояснял подсудимый Х., возможно, он, когда вылезал из машины, схватил водителя за горло, оттолкнувшись, он не видел, обо что он оттолкнулся — т. 3 л.д. 71. Левой рукой он оттолкнулся от груди или плеча схватившего, думает, что это был водитель — л.д. 46 т. 3. Когда он стал выходить из машины, кто-то попытался задержать его за руку, но он вырвался — л.д. 42 т. 3.
Таким образом, показания Х. в этой части противоречивы и предположительны.
Кроме того, адвокат, заявляя указанное ходатайство, не указал, кого он предлагает использовать в качестве водителя, в отношении которого следовало экспериментировать по возможности нанесения ему телесных повреждений. Закон запрещает проведение экспериментов, при которых ставится под угрозу жизнь или здоровье лиц, участвующих в нем).
При таких обстоятельствах и учитывая, что машина Х., в том числе — ее кузов, были уничтожены, суд правильно отказал в удовлетворении ходатайства о проведении следственного эксперимента по указанным вопросам.
За исключением вносимого изменения выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.
Принесенные на протокол судебного заседания замечания разрешены в установленном законом порядке. Обжалование постановления судьи по результатам рассмотрения замечаний на протокол судебного заседания законом не предусмотрено.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Новосибирского областного суда от 15 января 2004 года в отношении Липина А.А. и Авазова Р.В. изменить.
Переквалифицировать действия Липина А.А. и Авазова Р.В. п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 8 декабря 2003 года) на п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года), по которой назначить каждому из них наказание в виде лишения свободы сроком на тринадцать лет.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, назначить наказание Липину А.А. и Авазову Р.В. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на восемнадцать лет каждому.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 3 ст. 162 (в редакции Федерального закона РФ от 13 июня 1996 года) и п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ, за совершение которых он осужден данным приговором, с учетом внесенных в него изменений, и п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ, за совершение которого он осужден приговором от 7 февраля 2003 года, окончательное наказание назначить Авазову Р.В. путем частичного сложения наказаний в виде лишения свободы сроком на восемнадцать лет шесть месяцев.
Отбывание назначенного Липину А.А. и Авазову Р.В. наказания определить в исправительной колонии строгого режима.
В остальной части тот же приговор в отношении Липина А.А. и Авазова Р.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Липина А.А., Авазова Р.В., адвокатов Овчинникова В.М., Яковлевой Н.Я. и защитника Липиной В.И. — оставить без удовлетворения.

Председательствующий — КОННОВ В.С.

Судьи — ФРОЛОВА Л.Г. ЧАКАР Р.С.

Верно: Судья ВС РФ КОННОВ В.С.