Приговор по делу об убийстве, совершенном с особой жестокостью, оставлен без изменения, поскольку вина осужденного доказана, его действия квалифицированы правильно, наказание назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ в пределах санкции уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных о личности виновного

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.05.2004 по делу N 76-004-4

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Свиридова Ю.А.
судей Яковлева В.К. и Эрдыниева Э.Б.
рассмотрела в судебном заседании от 18 мая 2004 года кассационную жалобу осужденного Ужегова С.Н. на приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 1 марта 2004 года, которым
УЖЕГОВ С.Н. <…> судимый 16 января 2003 года по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно, в соответствии со ст. 73 УК РФ с испытательным сроком на 3 года, —
осужден по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ на 14 лет лишения свободы.
На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 16 января 2003 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения наказаний окончательно назначено 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с Ужегова С.Н. в пользу Б. в счет возмещения морального вреда <…> рублей.
Заслушав доклад судьи Яковлева В.К., мнение прокурора Гулиева А.Г., полагавшего приговор суда оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

Ужегов С.Н. признан виновным в умышленном причинении смерти своей сожительнице М. <…> года рождения, совершенном с особой жестокостью.
Преступление совершено им 12 ноября 2003 года <…> при изложенных в приговоре обстоятельствах.
В суде Ужегов С.Н. вину признали частично.
В кассационной жалобе осужденный Ужегов указывает, что дело рассмотрено судом необъективно, в основу приговора положены первоначальные показания на предварительном следствии, которые он дал при допросе в качестве подозреваемого находясь в стрессовом состоянии, без адвоката, в результате применения психологического воздействия. Утверждает, что умысла на причинение смерти потерпевшей не имел и считает, что потерпевшая своим аморальным поведением сама спровоцировала его на преступление и он совершил это преступление в состоянии внезапно вспыхнувшего сильного душевного волнения, поэтому не помнит конкретные свои действия. Однако его психическое состояние не проверено путем проведения судебно-психиатрической экспертизы, не учтены и другие обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда.
В возражениях государственный обвинитель Иванишко А.В. указывает о своем несогласии с доводами кассационной жалобы осужденного и просит оставить приговор без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения, ссылаясь при этом на то, что вина осужденного в умышленном причинении смерти потерпевшей с особой жестокостью доказана собранными по делу доказательствами.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, Судебная коллегия находит, что Ужегов обоснованно осужден за умышленное причинение смерти потерпевшей и приговор является законным и обоснованным.
Вина Ужегова в содеянном установлена тщательно исследованными материалами дела, в том числе показаниями самого осужденного и другими доказательствами, подробный анализ и оценка которым дана в приговоре.
Как бесспорно установлено судом и следует из материалов дела, Ужегов в ходе распития спиртных напитков вместе с М. в квартире последней, на почве личных неприязненных отношений поскандалил с потерпевшей и умышленно, в течение длительного времени с перерывами на распитие спиртных напитков, избивал М. палками и деревянным костылем, нанося удары в различные части тела, в том числе и в жизненно важные органы, при этом причинил потерпевшей множественные телесные повреждения, от которых наступила смерть потерпевшей на месте преступления.
К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела.
Так, свидетель М. суду показала, что 13 ноября она заходила в квартиру М. и находившийся там Ужегов пояснил ей, что М. мертва и попросил никому об этом не рассказывать. После этого она встретила Б. и попросила ее сходить в квартиру своей сестры.
Из показаний потерпевшей Б. и свидетеля М. усматривается, что 13 ноября со слов М. стало известно, что в квартире М. очень тихо и когда М. зашел через форточку в квартиру матери, обнаружил ее мертвой, лежавшей на диване. Входные двери в квартире были закрыты.
В своих показаниях осужденный Ужегов не отрицал обстоятельства, при которых он причинил смерть потерпевшей.
Из протокола осмотра места происшествия видно, что труп М. с признаками насильственной смерти обнаружен в своей квартире. В квартире также были обнаружены и изъяты два костыля, палка, бутылка емкостью 0.5 литра, постельные и носильные вещи с пятнами темно-бурого цвета, похожими на кровь.
Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть потерпевшей М наступила в результате тупой сочетанной травмы головы, груди, толстого кишечника, тупой травмы груди — двухстороннего перелома ребер, множественных разрывов переходной складки анального отверстия при внедрении инородного предмета в просвет прямой кишки.
Из данной экспертизы видно, что на трупе М. обнаружены множественные кровоподтеки и ушибленные раны на различных частях тела, травматическая экстракция 2-3-го верхних зубов справа, множественные разрывы кожи в области переходной складки заднепроходного отверстия, переломы ребер 2, 6, 7, 8-го по правой средне-ключичной линии, также переломы ребер 7-8-го по левой средне-подмышечной линии. Также обнаружено инородное тело (стеклянная бутылка емкостью 0.25 мл) в полости прямой кишки.
Повреждения причинены прижизненно многократным со значительной силой ударным воздействием тупых твердых предметов, возможно с ребристой поверхностью соударения и по признаку опасности для жизни квалифицируются как тяжкий вред здоровью.
Из показаний судебно-медицинского эксперта следует, что М. было нанесено не менее 20 ударов.
Все указанные раны могли быть причинены представленными на экспертизу костылем и деревянной толкушкой.
Согласно заключению биологической экспертизы на костыле, кофточке, футболке и покрывале и других изъятых с места происшествия вещах обнаружено наличие крови человека, происхождение которой не исключает от погибшей М.
Оценив все эти и другие доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденного Ужегова в умышленном причинении смерти потерпевшей, что опровергает доводы его жалобы о том, что он не имел умысла на причинение смерти потерпевшей.
Об умысле осужденного на лишение жизни потерпевшей, свидетельствует и то, что он продолжительное время избивал потерпевшую, нанося большое количество ударов костылем и палкой по голове и телу (не менее 20 ударов), а также засовывая ей в задний проход бутылки большой емкости. При этом Ужегов осознавал, что причиняет ей особые мучения и страдания.
При таких обстоятельствах, с учетом характера и способа совершения преступления, суд обоснованно пришел к выводу о совершении Ужеговым убийства с особой жестокостью.
Доводы осужденного о том, что он совершил преступление в состоянии внезапно вспыхнувшего сильного душевного волнения и не помнит своих действий при избиении потерпевшей, а бутылки в задний проход потерпевшей засовывал по ее личной просьбе, как видно из материалов дела, проверены, оценены в совокупности с другими материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.
В ходе предварительного расследования Ужегов в качестве обвиняемого дал подробные показания об обстоятельствах совершения преступления (л.д. 90 — 95), затем неоднократно при перепредъявлении обвинения подтверждал их. Из этих показаний, оглашенных в судебном заседании, усматривается, что на почве возникшей ревности он избил М. какими-то предметами.
При осмотре места происшествия рядом с трупом действительно были обнаружены костыли и деревянный предмет — толкушка, на которых как видно из заключения судебно-биологической экспертизы, кровь, происхождение которой не исключается от потерпевшей М.
Повреждения в области анального отверстия в виде множественных разрывов переходной кожной складки образовались в момент внедрения инородного предмета в просвет прямой кишки.
Каких-либо других ранее нанесенных повреждений в области анального отверстия обнаружено не было, что опровергает доводы жалобы осужденного о том, что он якобы систематически засовывал потерпевшей по ее просьбе инородные предметы в задний проход во время совершения с ней полового акта.
Судом также установлено, что Ужегов и ранее избивал потерпевшую М. а при совершении преступления 12 ноября он находился в состоянии алкогольного опьянения, а со стороны потерпевшей никаких неправомерных действий, которые могли бы вызвать внезапное сильное душевное волнение у Ужегова, совершено не было. Преступление совершено им лишь на почве ревности, в ходе совместного распития спиртных напитков.
При установленных обстоятельствах суд, оценив все доказательства по делу в их совокупности, обоснованно опроверг доводы осужденного о том, что он совершил указанное преступление в состоянии внезапно вспыхнувшего сильного душевного волнения.
Действия Ужегова правильно квалифицированы по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ, как убийство, совершенное с особой жестокостью.
Оснований для иной квалификации, как поставлен вопрос в кассационной жалобе, не имеется.
Выводы суда мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах, не вызывающих сомнений, что опровергает доводы жалобы о неполном и необъективном рассмотрении дела.
В приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны судом правдивыми а другие отвергнуты как необоснованные.
Нарушений процессуальных норм, также применение недозволенных методов ведения следствия, влекущих отмену или изменение приговора, следственными органами и судом не допущено.
Защитником он был обеспечен в соответствии с требованиями процессуальных норм своевременно, а при допросе от 13 ноября, как видно из дела (л.д. 19 — 21), Ужегов отказался от услуг адвоката, что подтверждается его подписью в протоколе допроса.
Психическое состояние осужденного Ужегова у суда не вызывало сомнений, поскольку он на учете у психиатра не состоял, каких-либо психических отклонений у него не имелось, поэтому суд обоснованно сделал вывод о совершении им преступления во вменяемом состоянии.
Мера наказания осужденному Ужегову назначена в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ в пределах санкции уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных о его личности.
При таких обстоятельствах оснований для снижения наказания, как поставлен вопрос в кассационных жалобах, не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор суда Коми-Пермяцкого автономного округа от 1 марта 2004 года в отношении Ужегова С.Н. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного Ужегова С.Н. — без удовлетворения.