Оправдательный приговор: Осужденные 1, 2, 3 - по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 4 ст. 290 УК РФ за покушение на получение взятки, п. п. "а", "б" ст. 286 УК РФ за превышение должностных полномочий, ч. 3 ст. 139 УК РФ за нарушение неприкосновенности жилища, ст. 292 УК РФ за служебный подлог, осужденный-1 - по ч. 1 ст. 286 УК РФ за совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий. Определение ВС РФ: Оправдательный приговор оставлен без изменения

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 07.04.2004 N 18-О04-29СП

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Кочина В.В.
судей — Дзыбана А.А. и Анохина В.Д.
рассмотрела в судебном заседании от 7 апреля 2004 года дело по кассационному представлению государственного обвинителя Некоз С.М. на приговор суда присяжных суда от 28 ноября 2003 года, которым:
Кошель А.Н. <…>
оправдан по ст. 30 ч. 3, ст. ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "в", 286 ч. 3 п. п. "а", "б", ст. ст. 139 ч. 3, 286 ч. 1, 292 УК РФ за неустановлением события преступления,
Терновой А.П. <…>,
оправдан по ст. 30 ч. 3, ст. ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "в", 286 ч. 3 п. п. "а", "б", 139 ч. 3, 292 УК РФ за неустановлением события преступления,
Чернов А.В. <…>,
оправдан по ст. 30 ч. 3, ст. ст. 290 ч. 4 п. п. "а", "в", 286 ч. 3 п. п. "а", "б", 139 ч. 3, 292 УК РФ за неустановлением события преступления.
Заслушав доклад судьи Дзыбана А.А., выступления адвоката Коротченко в защиту интересов Кошеля А.Н., прокурора Шиховой Н.В. поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, судебная коллегия

установила:

При обстоятельствах, изложенных в приговоре суда Кошель А.Н., Терновой А.П. и Чернов А.В. обвинялись в том, что работая сотрудниками линейного ОВД на станции <…> 11 сентября 2002 года покушались на получение взятки путем вымогательства, превышении должностных полномочий с применением насилия и оружия, в нарушении неприкосновенности жилища с применением насилия и с использованием служебного положения, в совершении служебного подлога, а Кошель и в превышении должностных полномочий совершенных самостоятельно.
Вердиктом коллегии присяжных признаны недоказанными данные события преступлений.
Со ссылкой на вердикт коллегии присяжных заседателей, приговором суда Кошель, Терновой и Чернов оправданы по всем пунктам предъявленного обвинения за неустановлением события преступления.
В кассационном представлении государственный обвинитель Некоз С.М. просит приговор суда отменить, дело направить на новое рассмотрение, считает его незаконным и необоснованным, ввиду существенного нарушения процессуального закона, указывает, что в ходе судебного заседания стороне обвинения было отказано в ходатайстве об исследовании с участием присяжных протокола осмотре места происшествия (т. 1 л.д. 3 — 4), заключения баллистической экспертизы (т. 3 л.д. 186 — 188), заключения химической экспертизы (т. 1 л.д. 194 — 195), которые необоснованно признаны недопустимыми, а также ссылаться на показания свидетелей допрошенных в судебном заседании по обстоятельствам проведения данных следственных действий, что ограничило право государственного обвинителя на представление доказательств исследованных в суде. В процессе рассмотрения дела стороной защиты нарушались требования закона, и оказывалось незаконное воздействие на присяжных заседателей, так подсудимый Кошель неоднократно задавал вопросы потерпевшим и свидетелям характеризующие их личность, доводились сведения, не относящиеся к делу. Во время проведения прений сторон защитник Коротченко поставил под сомнение доказательства представленные стороной обвинения, представил на обозрение таблицу телефонных звонков с данными, которые в судебном заседании не исследовались. Защитником Терновым допускались высказывания о моральном и психологическом воздействии на подсудимых работниками прокуратуры, допускались высказывания унижающие сторону обвинения, имелись ссылки на лиц, не допрошенных в судебном заседании, а также было оказано воздействие на присяжных заседателей через телевидение о фальсификации данного дела. Вопросы юридического характера рассматривались без удаления присяжных заседателей, повторно по ходатайству защиты исследовались доказательства. Протокол судебного заседания не отражает фактического содержания выступлений государственного обвинителя.
В возражениях на кассационное представление защитники Хушт Р.Ш. и Коротченко Ю.Н. указывают о своем несогласии с ним.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия не нашла оснований к отмене приговора по доводам, изложенным в кассационном представлении.
Нельзя согласиться с автором кассационного представления о необоснованном исключении из числа доказательств: протокола осмотра места происшествия, заключений баллистической, химической экспертиз, а также допроса лиц по обстоятельствам проведения данных следственных действий.
Ссылки в кассационном представлении на то, что суд с нарушением закона исключил из разбирательства по делу данные доказательства, являются необоснованными.
Вопрос о допустимости доказательств, в частности по протоколу осмотра места происшествия, заключениям экспертиз и показаниям свидетелей судом решался, о чем судья вынес соответствующее постановление, подробно и правильно его мотивировав (т. 6 л.д. 88 — 89).
Судебная коллегия не может согласиться с доводами автора представления о незаконном воздействии на присяжных заседателей путем постановки подсудимым Кошелем вопросов перед потерпевшими и свидетелями характеризующие их личность, поскольку такие вопросы были сняты председательствующим (т. 6 л.д. 139), а также с тем, что до присяжных заседателей доводились сведения, не относящиеся к делу, на которые председательствующий своевременно реагировал и останавливал выступающих (т. 7 л.д. 2).
Доводы о том, что в судебном заседании без удаления присяжных рассматривались вопросы юридического характера, не могут быть признаны состоятельными.
Из протокола судебного заседания следует, что все спорные вопросы о недопустимости доказательств судом решались в отсутствие присяжных заседателей в строгом соответствии с требованиями ст. 335 ч. 6 УПК РФ, а обсуждение других вопросов которые не вызывали споров, удаления присяжных заседателей не требует.
Нельзя признать состоятельными утверждения о том, что в ходе прений, стороной защиты ставились под сомнение доказательства обвинения, представлялась таблица телефонных звонков выполненная адвокатом, содержащая данные, которые не были исследованы в судебном заседании, а также, что в ходе судебного следствия в нарушение требований закона суд по ходатайству стороны защиты повторно исследовал распечатки телефонных звонков, что выразило недоверие к стороне обвинения.
Прения сторон проведены в соответствии со ст. 336 УПК РФ, в ходе которых защита ссылалась на доказательства, исследованные ранее в судебном заседании, в том числе распечатки телефонных звонков, сведенные в единую таблицу.
Председательствующий останавливал выступающих, когда те ссылались на лиц, допрос которых не проводился (т. 7 л.д. 58).
Вопреки доводам автора представления в законе не содержится запрета на повторное исследования доказательства по ходатайству стороны защиты.
Что касается высказываний в прениях защитника Тернова — отца подсудимого Тернова в адрес прокуратуры, то они не были связаны с исследованными в суде доказательствами, каких-либо замечаний на такие высказывания в ходе судебного заседания от государственного обвинителя не поступило.
Не являются обоснованными утверждения о том, что на присяжных заседателей было оказано воздействие через средства массовой информации путем выступления защитника Тернова по местному телевидению в период рассмотрения дела, поскольку такой вопрос в судебном заседании не обсуждался и не выяснялся.
Замечания, поступившие на протокол судебного заседания, а также содержащиеся в кассационном представлении, рассмотрены судьей в соответствии со ст. ст. 259, 260 УПК РФ. Принятые судьей решения в данной части кассационному обжалованию не подлежат.
По делу не имеется таких нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничивали право прокурора на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.
Предусмотренных ст. ст. 379 и 385 ч. 2 УПК РФ оснований для отмены оправдательного приговора в отношении Кошеля А.Н., Тернового А.П. и Чернова А.В. не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор суда присяжных Краснодарского краевого суда от 28 ноября 2003 года в отношении Кошеля А.Н., Тернового А.П. и Чернова А.В. оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.