Приговор по делу об организации посягательства на жизнь судьи изменен: исключено указание о назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ, так как наказание не должно превышать половины максимального срока наиболее строгого вида наказания; действия осужденного переквалифицированы с ч. 3 ст. 33, ст. 295 УК РФ на ч. 3 ст. 33, ч. 1 ст. 30, ст. 295 УК РФ, так как преступление было предотвращено на стадии приготовления

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.03.2004 по делу N 58-003-101

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе:
Председательствующего — Разумова С.А.,
Судей — Глазуновой Л.И. и Фроловой Л.Г.
Рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2004 года дело по кассационной жалобе осужденного Норкина А.Ю. на приговор Хабаровского краевого суда от 18 сентября 2003 года, которым
НОРКИН А.Ю. <…>, ранее судимый,
— 22 апреля 2002 года по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год,
— 28 апреля 2003 года по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ с удержанием 10% в доход государства условно с испытательным сроком 1 год,
осужден по ст. ст. 33 ч. 3, 295 УК РФ к 13 годам лишения свободы.
На основании ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно назначено 14 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Глазуновой Л.И., объяснения осужденного Норкина А.Ю., поддержавшего доводы кассационной жалобы и просившего либо отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение, либо переквалифицировать его действия на ст. 296 УК РФ, мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего квалифицировать действия Норкина со ссылкой на ст. 30 ч. 1 УК РФ и смягчить наказание до 10 лет лишения свободы, в остальной части приговор оставить без изменения, Судебная коллегия,

установила:

Норкин А.Ю. осужден за организацию посягательства на жизнь судьи Хабаровского краевого суда Г. в целях воспрепятствования законной деятельности по осуществлению правосудия.
Преступление совершено в период с декабря 2002 года по 8 января 2003 года при обстоятельствах, указанных в описательно-мотивировочной части приговора.
В судебном заседании Норкин А.Ю. свою вину не признал.
В кассационной жалобе, не приводя никаких доводов, указывает, что с приговором не согласен.
В дополнениях к кассационной жалобе он указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.
Отрицая свою причастность к совершению преступления, утверждает, что уголовное дело в отношении него сфальсифицировано, свидетель Л. оговаривает его, поскольку сам привлекается к уголовной ответственности за совершение ряда преступлений, в том числе и бандитизм, и дело находится в производстве у судьи Г.
Считает, что в основу приговора положены показания заинтересованных лиц, которые не могут служить доказательствами по делу, поскольку являются недопустимыми.
Ссылаясь на нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные органами следствия и судом, указывает, что не был ознакомлен со всеми материалами дела, обвинительное заключение составлено с нарушением закона, кроме того, он желал, чтобы его дело рассмотрели с участием присяжных заседателей. Указанные нарушения, по его мнению, являются существенными и влекут отмену приговора.
Кроме того, указывает, что преступление не было доведено до конца, однако, наказание назначено без учета этих обстоятельств.
Просит отменить приговор и дело направить на новое судебное рассмотрение.
В возражениях на кассационную жалобу потерпевший Г. считает доводы кассационной жалобы необоснованными, просит приговор оставить без изменения.
Государственный обвинитель Рогаль Н.Д. в возражениях на кассационную жалобу указывает, что требования закона при расследовании дела и рассмотрении в суде соблюдены, вина Норкина в совершении инкриминируемых ему деяний доказана, его действия квалифицированы правильно, наказание соответствует тяжести содеянного и данным о его личности.
Просит приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу Норкина — без удовлетворения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит вину осужденного в совершении преступления при указанных в приговоре обстоятельствах доказанной.
Признавая вину Норкина в организации посягательства на жизнь судьи, суд обоснованно положил в основу приговора показания свидетеля Л., которому он рассказал о своих намерениях и попросил принять участие в этом.
Не доверять показаниям данного свидетеля у суда оснований не имелось, кроме того, они подтверждаются другими доказательствами.
Свидетель В. пояснил, что, получив информацию о намерениях Норкина расправиться с судьей, в производстве которого находилось уголовное дело в отношении брата, они решили проверить, насколько серьезны эти намерения. В процессе разработки и проведения операции выяснилось, что Норкин действительно намеревался лишить жизни судью, он составил план убийства, проследил маршрут и время движения судьи с работы и на работу, отыскал деньги за исполнение преступления и часть передал в качестве аванса.
Потерпевший Г. пояснил, что у него в производстве действительно находилось уголовное дело по обвинению брата Норкина в совершении особо тяжких преступлений.
Кроме того, его пояснения о времени следования на работу и с работы, и маршруте движения соответствуют данным, полученным оперативными работниками от Норкина.
Свидетель Г. пояснил, что от Л. ему стало известно, что Норкин готовит посягательство на жизнь судьи. Согласившись помочь сотрудникам милиции в предотвращении преступления, он получил в милиции <…> руб., которые накануне просил у него Норкин. 8 января 2003 года в присутствии Л. и В. он передал Норкину эти деньги, при этом последний сказал, что долг возвратит в течение месяца.
В этот же день Норкин был задержан, у него изъято <…> руб., номера которых совпадают с номерами части купюр, выданных Г. органами милиции.
В. выдал <…> руб., полученные от Норкина в качестве аванса за физическое устранение судьи, номера которых также совпадают с номерами части купюр, переданных Г. органами милиции.
Разговоры, которые велись в процессе подготовки к преступлению, записывались на аудиокассеты.
По заключению фоноскопической экспертизы голос и устная речь, записанные на приобщенных фонограммах, принадлежат Норкину, Л. и В.
Содержание этих разговоров, как указано в приговоре, подтверждает показания Л. и В. об обстоятельствах подготовки к совершению преступления.
Свидетель И. пояснил, что, получив заявление судьи Г. о готовящемся на него покушении, он осуществлял оперативные мероприятия по предотвращению данного преступления и выявлению преступников. В результате проведенной операции преступление было предотвращено, задержан Норкин, действия которого действительно свидетельствовали о намерении лишить судью жизни.
Все доказательства, положенные в основу приговора, собраны с соблюдением закона, оснований к признанию их недопустимыми, у суда не имелось.
Вывод суда о доказанности вины Норкина в совершении преступления в приговоре мотивирован и, по мнению Судебной коллегии, является правильным.
Нарушений уголовно-процессуального закона, нарушающих права осужденного на защиту, по материалам дела не установлено.
Как видно из протокола ознакомления обвиняемого с материалами дела, Норкин был ознакомлен со всеми материалами дела и заявил ходатайство, которое разрешено с соблюдением закона.
Кроме того, судом было удовлетворено его ходатайство об ознакомлении с материалами дела повторно, ознакомившись с которым, он указал, что "ознакомлен полностью, времени для ознакомления хватило".
Находит несостоятельными Судебная коллегия утверждения Норкина в той части, что обвинительное заключение составлено с нарушением закона.
Получив копию обвинительного заключения, каких-либо ходатайств в стадии предварительного слушания дела и судебного заседания им заявлено не было.
Из содержания обвинительного заключения следует, что Норкин обвинялся в организации посягательства на жизнь судьи, указаны обстоятельства совершения преступления и доказательства, которые представлены стороной обвинения.
Согласно протоколу судебного заседания, Норкин ходатайств о направлении дела прокурору для пересоставления обвинительного заключения не заявлял, он активно участвовал в судебном разбирательстве, задавал вопросы участникам процесса, защищая свои интересы, заявлял ходатайства, которые разрешены судом в соответствии с законом.
Каких-либо заявлений, связанных с текстом и формой обвинительного заключения, им заявлено не было.
Его ходатайство о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей судом рассмотрено, с указанием мотивов принятого решения, отклонено.
Судебная коллегия находит данное решение суда правильным, поскольку вопрос о назначении судебного заседания по делу решался в апреле месяце 2003 года, а в соответствии с Федеральным законом от 27 декабря 2002 года суды с участием присяжных заседателей на территории Хабаровского края вводились в действие с 1 июля 2003 года.
Согласно волеизъявлению Норкина дело было начато рассматриваться в составе судьи и двух народных заседателей.
В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством неизменность состава суда является одним из непременных условий обеспечения непосредственности исследования обстоятельств уголовного дела.
С учетом изложенного Судебная коллегия считает, что требование закона при рассмотрении дела соблюдено.
Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.
Как установлено судом, Норкин организовал посягательство на жизнь судьи, и оно было предотвращено в стадии приготовления, в связи с чем его действия подлежат квалификации со ссылкой на ч. 1 ст. 30 УК РФ.
В связи с изменением квалификации, назначенное наказание ему не должно превышать половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление /в данном случае ст. 295 УК РФ/.
Кроме того, в связи с изменениями, внесенными в Уголовный кодекс РФ Федеральным законом от 8 декабря 2003 года, деяние, за которое он был осужден по приговору от 22 апреля 2002 года, декриминализировано, в связи с чем указание о назначении Норкину наказания по правилам ст. 70 УК РФ подлежит исключению из приговора.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия,

определила:

Приговор Хабаровского краевого суда от 18 сентября 2003 года в отношении НОРКИНА А.Ю. изменить:
— исключить из приговора указание суда о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ.
— переквалифицировать его действия со ст. ст. 33 ч. 3, 295 УК РФ на ст. ст. 33 ч. 3, 30 ч. 1, 295 УК РФ по которой назначить 10 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,
В остальной части приговор в отношении Норкина А.Ю. оставить без изменения, а его кассационную жалобу — без удовлетворения.