Приговор по делу об убийстве, совершенном группой лиц на почве неприязни, с целью скрыть другое преступление, изменен: исключены квалифицирующий признак "неоднократность", а также назначение меры медицинского характера в виде принудительного лечения от алкоголизма в связи с их исключением из уголовного закона

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 25.03.2004 по делу N 56-003-92

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего — Разумова С.А.
судей — Хлебникова Н.Л. и Шадрина И.П.
рассмотрела в судебном заседании от 25 марта 2004 г. кассационные жалобы осужденных Лисенкова В.А. и Косенка А.А. на приговор Приморского краевого суда от 21 августа 2003 года, которым
ЛИСЕНКОВ В.А. <…> судим 18 декабря 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "б, в" УК РФ (в редакции ФЗ от 31.10.02 г.) к 2 годам лишения свободы, —
осужден по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, к, н" УК РФ на 18 лет лишения свободы.
На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 19 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В соответствии со ст. ст. 97 ч. 1 п. "г", 99 ч. 2 УК РФ Лисенкову В.А. назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра от алкоголизма.
КОСЕНОК А.А. <…>
осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на 15 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Заслушав доклад судьи Хлебникова Н.Л., объяснения осужденного Лисенкова В.А. по доводам кассационных жалоб, мнение прокурора Шаруевой М.В., полагавшей исключить осуждение Лисенкова В.А. по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также применение к нему принудительной меры медицинского характера, Судебная коллегия

установила:

Лисенков и Косенок осуждены за умышленное на почве неприязни убийство Р., совершенное группой лиц.
Лисенков, кроме того, осужден за умышленное убийство К., с целью скрыть другое преступление, неоднократно.
Преступления совершены 19 июня 2002 года <…> при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании Лисенков и Косенок не признали себя виновными.
В кассационных жалобах: Лисенков просит об отмене приговора и направлении дела на новое судебное рассмотрение. В обоснование ссылается на необъективность предварительного следствия, в ходе которого, как указано в жалобе, были "выбиты" показания свидетелей Ш. и М., а перед производством следственного эксперимента проведена "режиссура" его показаний; на следственном эксперименте отсутствовал адвокат.
Наряду с этим приводит ссылки на предвзятость со стороны суда и необоснованное отклонение им ходатайства о назначении повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы, игнорирование его доводов о болезненном состоянии, в связи с которым он в суде не мог "вести активную "линию" защиты".
Косенок оспаривает обоснованность осуждения его за убийство Р., указывая, что от его действий не могла наступить смерть потерпевшего, которого последним бил Лисенков.
Как он отмечает, на предварительном следствии на него и свидетелей было "оказано давление", однако в суде это не было учтено, хотя и он сам и свидетели отказались от тех показаний.
Полагает, что наказание ему назначено "слишком строгое".
Просит разобраться и принять справедливое решение.
Государственный обвинитель в возражениях на кассационные жалобы Косенка выражает несогласие с его доводами, которые, как несостоятельные, просит отклонить.
Проверив материалы дела и обсудив приведенные в кассационных жалобах доводы и возражения на них, Судебная коллегия находит приговор суда в отношении Косенка законным, обоснованным и справедливым, а в отношении Лисенкова — подлежащим изменению.
Вина осужденных в совершении указанных преступлений судом установлена и в приговоре подтверждена собранными по делу доказательствами, допустимость и достоверность которых сомнений не вызывают.
В своих показаниях на предварительном следствии, в том числе при предъявлении обвинения с участием адвоката, Лисенков признал совершение убийства Р. и К. (л.д. 38 — 39, 55 — 58, т. 1).
При производстве с его участием следственного эксперимента он в присутствии адвоката наглядно показал как избивал потерпевших и применял в отношении каждого удушение: Р. — веревкой а К. — руками (л.д. 45 — 52, т. 1).
По поводу участия Косенка в лишении жизни Р. он не мог сообщить сведения, сославшись на то, что в связи с алкогольным опьянением не помнит этого.
Сам же Косенок утверждал, что он, предложив Р. выйти на улицу, ударил его только дважды: один раз локтем правой руки в челюсть, от чего тот упал, а затем — ногой, но куда — не видел.
Однако эти его доводы в обоснование непричастности к убийству Р. как правильно отметил суд в приговоре, опровергаются имеющимися доказательствами.
Согласно показаниям свидетеля А., в день убийства потерпевших, когда она застала около своего дома Косенка А.А., М. и Ш., последняя рассказала ей о преступлении, очевидцем которого была, провела ее к сараю во дворе дома Б., где на полу были видны следы крови, и показала место захоронения трупов.
Как пояснила Ш., в указанном ею сарае Косенок вместе с Лисенковым участвовал в убийстве Р., нанося ему множественные удары руками, ногами и металлической палкой, а также помогал Лисенкову душить потерпевшего мочалкой, закапывал с ним трупы (л.д. 174 — 177, т. 1).
Свидетель Б. показала, что Косенок, поверив сожительнице Ш., которая при распитии спиртного сообщила о давнем ее изнасиловании Р., первым стал избивать последнего.
Когда она во дворе увидела Р. с разбитой головой и лужу крови, то стала "упрекать" Косенка и хотела вызвать для потерпевшего "Скорую помощь", но Косенок запретил ей, а Лисенков скомандовал: "Марш домой".
Через некоторое время видела как Лисенков и Косенок вынесли Р. из сарая, чтобы захоронить его. Перед этим Лисенков признался, что он "… Помог Р. умереть быстро", а потом добавил: "Деда (К.) "отправил" туда же".
Из показаний свидетеля Ш. следует, что во дворе, когда Р. пытался подняться, Косенок снова ударил его ногой в живот, повалив на землю. Она пыталась перевязать Р. рану на голове, при этом слышала, что Косенок и Лисенков обсуждали как им избавиться от свидетеля К.
Несколько позже обнаружила его мертвым в летней кухне на полу. В сарае видела как Лисенков и Косенок душили Р. мочалкой, пока тот не затих. Вместе обсуждали вопрос о месте сокрытия трупов.
Свидетель М. показал, что был очевидцем того как во дворе Косенок и Лисенков вместе избивали Р., причем Лисенков предлагал убить последнего. Потом перетащили Р. в сарай, где Косенок набрасывался на потерпевшего с деревянной и металлической палками.
Как известно М., убийство К. явилось следствием того, что он был свидетелем убийства Р.
Ссылки в кассационных жалобах на то, что в приведенных выше показаниях свидетели ложно оговорили Косенка и Лисенкова в связи с понуждением их к этому со стороны следственных органов неосновательны, т.к. они не имеют своего подтверждения и являются надуманными с целью опорочить упомянутые доказательства.
Как правильно указано в приговоре, показания свидетелей, в том числе Ш. и М., на которые суд сослался в обоснование вины осужденных, соответствуют фактическим обстоятельствам по делу и подтверждены объективными данными.
Из протокола осмотра места происшествия от 20 июня 2002 года видно, что в огороде дома <…> обнаружено захоронение трупов Р. и К. В том же месте обнаружены и изъяты: мочалка, тряпка со следами бурого цвета, похожими на кровь, капроновая веревка (л.д. 27 — 30, т. 1).
При производстве судебно-медицинских экспертиз установлено, что смерть Р. наступила от травматического шока тяжелой степени, вследствие полученных им телесных повреждений в виде ушиба головного мозга и легких, множественных переломов ребер по переднебоковым поверхностям, ушибленных ран, кровоизлияний в мягкие ткани, травматических отеков мягких тканей в области головы, лица и грудной клетки, а К. — в результате сдавления шеи петлей, возможно руками (л.д. 41 — 46, 52 — 56, т. 2).
Согласно судебно-биологической экспертизы, на штанах и тельняшке Косенка обнаружена кровь, которая может принадлежать Р. (л.д. 69 — 71, т. 2).
По данным медико-криминалистической экспертизы следы крови на брюках Косенка — пятна от брызг, образовавшиеся при неоднократных ударах ногами (л.д. 74 — 75, т. 2).
Таким образом, приведенные выше и другие доказательства, которые надлежаще оценены в приговоре в их совокупности, дают основания признать, что осуждение Косенка и Лисенкова за умышленное убийство Р., а последнего, кроме того, и за умышленное убийство К. является обоснованным.
Преступные действия осужденных в приговор правильно квалифицированы: Косенка — по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ; Лисенкова — по ст. 105 ч. 2 п. п. "ж, к" УК РФ.
Что же касается осуждения Лисенкова по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то этот квалифицирующий признак — "неоднократность" при совершении убийства другого человека должен быть исключен, поскольку Федеральным законом от 8 декабря 2003 года "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ" он признан утратившим силу.
Кроме того, данным Законом внесены изменения в ст. ст. 97, 99 УК РФ, влекущие необходимость исключения из приговора назначенной Лисенкову принудительной меры медицинского характера для лечения его от алкоголизма.
Оснований для проведения в отношении Лисенкова повторной судебно-психиатрической экспертизы у суда не было.
Довод Лисенкова о нарушении судом его права на защиту в связи с тем, что при рассмотрении дела он находился в "болезненном состоянии" не может быть принят во внимание, т.к. материалы дела свидетельствуют, что это его заявление судом проверялось.
Как показало медицинское обследование Лисенкова, состояние его здоровья удовлетворительное.
По заключению врача, которым располагал суд, обоснованно отклоняя ходатайство об отложении слушания дела, Лисенков "может участвовать в судебном заседании" (л.д. 193, т. 2).
При решении вопроса о наказании Косенка и Лисенкова суд учел тяжесть содеянного ими, данные о личности каждого и все обстоятельства по делу, влияющие на его вид и размер.
Назначенное каждому наказание соответствует требованиям закона, является справедливым и потому просьбы о его смягчении не могут быть удовлетворены.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Приморского краевого суда от 21 августа 2003 года в отношении Лисенкова В.А. изменить: исключить осуждение его по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а также назначение ему принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.
В остальном приговор в отношении Лисенкова В.А. и этот же приговор в отношении Косенка А.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.

Председательствующий — РАЗУМОВ С.А.

Судьи — ХЛЕБНИКОВ Н.Л. ШАДРИН И.П.

Судья Верховного Суда РФ Н.Л.ХЛЕБНИКОВ