Приговор по делу об убийстве группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, изменен: действия лиц переквалифицированы, так как в связи с внесенными изменениями в УК РФ положение осужденных улучшается

Определение Верховного Суда РФ от 25.02.2004 N 34-004-6

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Лутова В.Н.
судей — Похил А.И. и Грицких И.И.
рассмотрела в судебном заседании от 25 февраля 2004 года кассационные жалобы осужденных Клейменова М.Е., Аверьянова П.В., Гоцыка В.А., адвокатов Выблова И.А., Струкова А.Е. на приговор Мурманского областного суда от 26 ноября 2003 года, которым
КЛЕЙМЕНОВ М.Е., <…>,
осужден к лишению свободы по п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на четырнадцать лет, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на девять лет с конфискацией имущества.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Клейменову назначено пятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
АВЕРЬЯНОВ П.В. <…>,
осужден к лишению свободы по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на тринадцать лет шесть месяцев, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Аверьянову назначено четырнадцать лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
ГОЦЫК В.И. <…>
осужден к лишению свободы по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на одиннадцать лет, по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ на восемь лет с конфискацией имущества, по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ на три года.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений наказание Гоцыку назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
Признаны виновными и осуждены:
Клейменов, Аверьянов и Гоцык за разбойное нападение на У. группой лиц по предварительному сговору с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда потерпевшему, за убийство У. группой лиц по предварительному сговору, сопряженное с разбоем; Гоцык за неправомерное завладение микроавтобусом <…> регистрационный знак <…> без цели его хищения, — совершенные ими при указанных в приговоре обстоятельствах.
Заслушав доклад судьи Грицких И.И., объяснения адвоката Литвишко С.С., поддержавшего жалобы осужденного Гоцыка и адвоката Выблова И.А., мнение прокурора Шинелевой Т.Н., полагавшую необходимым исключить из приговора указание суда о назначении осужденным наказания в виде конфискации имущества, переквалифицировать действия Гоцыка с п. "б" ч. 2 ст. 166 на ч. 1 ст. 166 УК РФ, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

в своей кассационной жалобе и дополнениях к ней осужденный Клейменов находит приговор незаконным и необоснованным. Считает, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела.
Указывает, что дело рассмотрено без допроса судебно-медицинского эксперта, хотя его защитником об этом заявлялось ходатайство для установления причины и времени наступления смерти потерпевшего. Он же (Клейменов) предполагает, что после их (осужденных) нападения на У. и оставления места преступления, последний хотел подняться на ноги и, не найдя нужных сил в связи с сильным опьянением, не мог "справиться со своим телом и течением воды, от чего и получил черепно-мозговую травму, от которой наступила его смерть". Мог, ударившись о камни, сам себе причинить смерть. У потерпевшего имелись некоторые ссадины и побои, которые появились у него задолго до их (осужденных) преступных действий, а суд это во внимание не принял. У. мог замерзнуть в холодной воде, ибо его труп был обнаружен только через несколько дней "замороженным".
В показаниях Гоцыка и Аверьянова имеются противоречия, а этому суд оценки не дал. Аверьянов пояснил в судебном заседании, что в его показаниях "имели моменты оговора его (Клейменова) личности". Гоцыку верить нельзя, ибо у него имелся повод для его (Клейменова) и Аверьянова оговора, поскольку они не поделились с ним деньгами от проданных колес с машины. Ссылки Гоцыка на то, что он совершил деяния из-за опасения за свою жизнь, являются необоснованными. Он сам явился организатором и создал обстоятельства для совершения преступления. Записки писал он (Клейменов), но писал их ему и Гоцык, провоцируя его (Клейменова) на переписку, стараясь уменьшить степень своей вины. Его (Клейменова) слова, что "мужчину надо вырубить", о чем говорил Гоцык в суде, не являются доказательством умысла на лишение жизни человека.
Излагает, что после выхода У. из машины он (Клейменов) стал наносить ему удары не опасные для жизни, что свидетельствует о том, что он (Клейменов) думал о здоровье потерпевшего, что умысла на убийство не имел, не желая его смерти. Под мостом, причинив У. телесные повреждения, прекратил свои действия и отошел. Как пояснил Гоцык в суде, после этого Аверьянов начал топить потерпевшего. С точки зрения Клейменова, он должен нести ответственность за причинение У. тяжких телесных повреждений, не опасных для жизни человека, ибо после его действий потерпевший продолжал жить.
Умысел на хищение автомашины у него появился при нахождении их (осужденных) в автогородке, после того, как потерпевший был избит. По его (Клейменова) мнению, его действия необходимо квалифицировать как причинение им потерпевшему телесных повреждений и как совершившему кражу. Они (осужденные) совершили преступления, но действовали без цели убийства и разбоя. Предварительного сговора на преступления у них не было. Это обстоятельство не нашло подтверждения. "Механизм преступления держался на том, что все они свои действия выражали каждый от себя". Действия у них не были согласованы. Место остановки было ими выбрано случайно по его (Клейменова) просьбе.
Обращает внимание на то, что потерпевший собственником автомобиля не являлся. По техническому паспорту автомобиль принадлежал У., который доверял право распоряжения автомашиной Р. Документ о купле-продаже, оформленный у нотариуса, свой срок действия утратил. У. и Р. прав на пользование автомобилем не имели.
Клейменов указывает, что суд перед началом процесса положения ст. 51 Конституции РФ ему не разъяснил. Суд недостаточно внимательно разобрался в деле, постановил чрезмерно суровый приговор, приводит данные о своей личности, делает вывод, что суд необоснованно не применил в отношении него ст. 64 УК РФ.
Просит: приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение; дело по ст. 105 УК РФ прекратить за отсутствием состава преступления, действия переквалифицировать на ч. 4 ст. 111 УК РФ; исключить из его обвинения разбой за отсутствием объективной стороны, предварительный сговор на совершение преступлений, а также в связи с изданием Федерального закона от 8 декабря 2003 года исключить конфискацию имущества; существенно снизить ему срок наказания.
В кассационной жалобе адвокат Струков А.В., выступающий в защиту Клейменова, указывает, что в ходе судебного разбирательства перед его началом Клейменову не разъяснялись требования ст. 51 Конституции РФ. Излагает, что Р. заявила о том, что автомобиль <…> госномер <…> принадлежит ей. По справке ГИБДД она владельцем этой машины не является. По показаниям Р. она ее приобрела по генеральной доверенности в 1998 году. Срок действия доверенности истек в 2001 году. Адвокат делает вывод, что на момент совершения преступления Р. собственником транспортного средства или его пользователем не являлась. После установления этого факта Р. не стала посещать судебные заседания, от исковых требований она отказалась, адвокат утверждает, что потерпевшая сторона по эпизоду с разбоем не установлена, не установлена и сторона, которой причинен вред преступлением. Отсутствует объект состава преступления. Отсюда, с точки зрения адвоката Струкова, обвинение в разбое его подзащитному вменено необоснованно.
В заключении судебно-медицинского эксперта указано, что У. мог жить с имеющимися у него телесными повреждениями некоторое время, а вопрос о конкретном этом времени не исследован. В суде эксперт не допрошен, хотя защита заявляла ходатайство об этом, но оно было отклонено. Версия о том, что потерпевший был жив и, самостоятельно выбираясь из реки, находясь в состоянии алкогольного опьянения, мог упасть на колени с высоты собственного роста, причинить себе черепно-мозговую травму в виде ушиба мозга, от чего наступила его смерть, не проверена, а действия Клейменова могли бы квалифицироваться ч. 4 ст. 111 УК РФ.
Адвокат Струков А.Е. просит приговор в отношении Клейменова отменить, дело направить в суд первой инстанции на новое судебное разбирательство.
В кассационной жалобе и дополнении к ней осужденный Аверьянов указывает, что приговор является несправедливым, действия его квалифицированы неправильно. Вывод суда о наличии у него с Клейменовым и Гоцыком сговора необоснован. Той ночью в салоне автомобиля <…> под управлением Гоцыка он спал, не понял, зачем У. привезли на окраину города <…>. Он (Аверьянов) действительно принял участие в избиении потерпевшего, но цели отобрать у него имущество не имел. После избиения У. ездил на машине <…> госномер <…>, которой в ту ночь управлял У., но цели хищения ее у него не было.
Потом он (Аверьянов) и Клейменов похитили и продали с той автомашины 4 колеса и колонки, но суд не установил принадлежность этого автомобиля.
Сговора на убийство У. у него не было. В районе моста и мусоросжигательного завода под мост из автомашины вывел У. Гоцык. При избиении там потерпевшего он (Аверьянов) принимал в этом участие, но цели убить его не было, под мостом У. они оставили живым.
Считает, что ему назначен "слишком большой" срок наказания, ссылается на свой возраст, состояние здоровья своей матери. Просит уголовное преследование в отношении него по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ прекратить за его непричастностью к этому преступлению, переквалифицировать его действия с п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, существенно смягчить ему наказание.
Осужденный Гоцык в своей кассационной жалобе указывает, что приговор является необоснованным и излишне суровым. Умысел его на убийство У. не доказан. В убийстве потерпевшего участия он не принимал, что пояснял на следствии. Не остановил Клейменова и Аверьянова в связи с тем, что боялся за свою жизнь, ибо они могли его убить, показания Аверьянова, что убить У. предложил он (Гоцык), не подтверждены. Уехать от Клейменова и Аверьянова не мог, поскольку находился под их контролем. Аверьянов оговорил его (Гоцыка), чтобы "выгородить" себя и Клейменова.
Полагает, что суд неправильно квалифицировал его действия по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ. С его точки зрения, их следует квалифицировать по ч. 1 ст. 166 УК РФ, так как участия в хищении автомашины не принимал, не знал, что Аверьянов и Клейменов сняли с нее колеса и колонки.
В дополнениях к жалобе Гоцык утверждает, что судом не доказан сговор на убийство и разбойное нападение с его участием на У. Все "характеризующие его слова свидетелей и его (Гоцыка) внутреннее личное убеждение говорят о том, что он не способен на убийство". Судмедэкспертом точно не установлено, какие раны на теле потерпевшего, удары оказались для У. смертельными. Аверьянов и Клейменов "ранее судимы и вновь проходят по одному уголовному делу. У них налицо — явный преступный тандем". Видя их жестокость по отношению к У., он боялся за свою жизнь, потому не мешал им, они физически сильнее его. Он (Гоцык) находился в шоковом состоянии.
С точки зрения Гоцыка, неприменение судом в отношении него ст. ст. 61, 64 УК РФ является необоснованным, ибо он способствовал раскрытию преступления, давал показания в суде.
Просит переквалифицировать его действия с п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ на ч. 1 ст. 166 УК РФ, с ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ снизить наказание. В дополнениях к жалобе просит приговор отменить и назначить новое судебное разбирательство в новом составе суда. В своем "ходатайстве" уточняет, что он просит приговор не отменять, а применить ст. 64 УК РФ и снизить ему наказание, переквалифицировать его действия на ч. 1 ст. 166, на ч. 2 ст. 162 УК РФ; утверждает, что он являлся пособником в убийстве потерпевшего.
Адвокат Выблов И.А. в защиту интересов Гоцыка в кассационной жалобе указывает, что выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд не учел обстоятельства, которые могли повлиять на выводы суда. Приговор находит несправедливым вследствие чрезмерной суровости.
Излагает, что первоначально умысел осужденных был направлен на совершение мошеннических действий, на получение от потерпевшего денег за несостоявшуюся аварию, якобы, для восстановления автомашины Гоцыка. Однако на месте их действия реально стали носить другой характер.
Приехав в автогородок, осужденные беспричинно стали избивать У., не высказывая материальных требований. Адвокат считает в их действиях состав злостного хулиганства. Отмечает в то же время, что Гоцык заявил, что бил потерпевшего из личных неприязненных отношений, поскольку из-за него "чуть не попал в аварию и не разбил автомашину <…>, принадлежавшую его отцу".
Избив вместе с другими осужденными У., Гоцык отошел в сторону, а Клейменов продолжал бить потерпевшего, пока тот не потерял сознание. Клейменов обыскал потерпевшего и похитил у него документы и деньги. Договора на это у него ни с кем не было.
Адвокат делает вывод, что у Клейменова имел место эксцесс исполнителя. Клейменов, продолжая свои преступные действия, приказал Гоцыку и Аверьянову "вырубить" У., бросать в потерпевшего камни.
Ссылаясь на показания своего подзащитного, адвокат Выблов указывает, что Гоцык, опасаясь, что его станут тоже избивать, бросил два камня специально мимо потерпевшего и отошел, так как ему было жалко потерпевшего, он вообще не хотел причинять У. телесных повреждений. При избиении У. в гаражном кооперативе ему были причинены повреждения, которые не могли повлечь его смерть. Когда потерпевший потерял сознание, Клейменов предложил завладеть автомашиной У., снять с нее запчасти для своей машины. Гоцык, хотя и не давал на это открытого согласия, не отказался от этого предложения.
Адвокат считает, что Гоцык выступал пособником в краже автомашины, так как подвозил Клейменова и Аверьянова к машине У., сам ею управлял некоторое время при перегоне.
Гоцык действовал в силу психического принуждения, так как знал, что Клейменов и Аверьянов ранее судимы, проходят сейчас вновь по одному делу за кражи автомашин. Видя их жестокость по отношению к У., по мнению адвоката, у Гоцыка были основания опасаться за свою жизнь.
Гоцык заявил в суде, что сам он не убивал У. Не отрицал, что подвозил на своей машине Клейменова, Аверьянова и потерпевшего, осматривал место с Клейменовым, чтобы убедиться, что нет посторонних лиц.
Как считает адвокат, можно говорить лишь о пособничестве Гоцыка в убийстве У.
Адвокат полагает, что суд не учел как смягчающее обстоятельство явку с повинной Гоцыка.
Приводит данные о личности своего подзащитного.
Просит приговор в отношении Гоцыка "изменить, назначить ему менее суровое наказание".
В возражениях на жалобы государственный обвинитель по делу, приведя мотивы, находит изложенные в них доводы не основанными на материалах дела.
Проверив материалы дела, обсудив доводы осужденных и адвокатов в жалобах, судебная коллегия считает, что вина Клейменова, Аверьянова и Гоцыка в содеянном ими подтверждена собранными по делу, проверенными в судебном заседании и указанными в приговоре доказательствами.
Так, осужденный Гоцык пояснил в судебном заседании, в ночь на 21 апреля 2003 года Аверьянов, Клейменов и он на автомашине <…> под его управлением катались по городу <…>. В пути их машину "подрезал" автомобиль <…>. Клейменов предложил "развести водителя той машины на деньги и на автомашину". С этой целью они стали преследовать автомашину, как после ему стало известно, под управлением У. Последний на автомашине <…> заехал во двор дома <…>. Они на своей машине проехали за ним, вышли из машины. Клейменов стал требовать с У. деньги. У. не соглашался отдавать деньги, отрицал свою вину в создании при движении на автомашине аварийной обстановки. Он (Гоцык) и Аверьянов стояли рядом с Клейменовым при предъявлении последним требований к У. На лице У. в то время телесных повреждений не было. Клейменов утверждал, что У. разбил в их машине фару, хотя на самом деле этого не было. У. это отрицал. Тогда Клейменов стал настаивать, чтобы они (осужденные) и У. проехали на экспертизу в район гаражей. Времени было примерно 4 часа, он (Гоцык) понимал, что в это время никакая экспертиза не работает, повреждений их машины У. не причинял. Поехать на экспертизу был поводом для того, чтобы отвезти У. в безлюдное место и забрать у него деньги. Приехав в район гаражей, из машины вышли Клейменов и У., затем он (Гоцык) и Аверьянов. Клейменов стал бить У., сказал ему (Гоцыку) и Аверьянову, чтобы они не стояли, а помогали бить потерпевшего, что они и стали делать. Избивали У. они втроем руками и ногами. Он (Гоцык) нанес потерпевшему один — два удара кулаком по лицу, не менее двух ударов ногой по телу, всего в пределах 5 ударов. Несколько ударов (в том же количестве) нанес У. Аверьянов. Клейменов нанес потерпевшему значительно больше ударов. В процессе избиения У. упал, потерял сознание. Клейменов из карманов одежды потерпевшего достал документы, ключи зажигания от автомашины, говоря, что надо забрать автомобиль <…>, который остался во дворе <…>. Сказал, что У. нужно оттащить в сторону, чтобы он не лежал на виду, его издалека видно. Втроем они оттащили У. в сторону, Аверьянов столкнул потерпевшего в овраг, где была вода. У. пришел в себя. Тогда Клейменов сказал, что мужчину надо "вырубить", чтобы он не сообщил в милицию, а они успели завладеть его автомашиной. Предложил бросать в потерпевшего камни. Он (Гоцык) не хотел это делать, но бросил в У. два камня. Попал ли камнями в потерпевшего, не знает, поскольку в него не целился.
Затем по предложению Клейменова они поехали и забрали автомашину У. Клейменов говорил, что ее надо спрятать, перегнать в гараж, где он намеревался снять с нее запчасти для своей машины.
Потом по дороге Клейменов на автомашине У. его обогнал. Они остановились. Клейменов пояснил, что проезд в гараж, куда он хотел поставить машину, завален снегом.
Перед этим на дороге он (Гоцык) видел У., о чем сообщил Клейменову. Последний тогда сказал, что У. нужно увезти в "глухое" место и там убить. На автомобиле <…> они (осужденные) подъехали к потерпевшему, который стоял на дороге, предложили его подвезти. Он сел к ним в машину. За управлением автомашиной был он (Гоцык). По требованию Клейменова остановился у моста в районе мусоросжигательного завода. С Клейменовым спустились под мост, осмотрели место. Клейменов приказал привести У. Он (Гоцык) пошел к машине, открыл дверцу, позвал потерпевшего. Тот вначале пошел с ним, а затем сел на "корточки" и сказал, что никуда не пойдет. Аверьянов и Клейменов потащили У. вниз под мост, хотя тот сопротивлялся. Он (Гоцык) шел сзади за ними, собирал одежду потерпевшего. Под мостом Клейменов и Аверьянов стали бить У. камнями по голове, нанесли каждый примерно по 4 удара со значительной силой. Видел, что Аверьянов топил потерпевшего.
После этого одежду У. они выбросили, сели в машину и уехали. В городе купили пива (спиртного), выпили в машине. Клейменов захотел убедиться, жив или мертв потерпевший. Они вернулись на место преступления. Клейменов спустился под мост и, вернувшись, сказал, что У. мертв. Договорились, что о происшедшем никто никому рассказывать не будет.
Аверьянов или Клейменов сказал, что автомашину потерпевшего надо отогнать и спрятать, решили перегнать ее <…>. По предложению Клейменова он сел за руль автомобиля У., а Клейменов с Аверьяновым ехали на его (Гоцыка) машине. Проехав через город <…>, он пересел в свою машину и уехал домой.
Указал, что с улицы <…> Аверьянов, Клейменов ехали с У. в машине на заднем сиденье. У гаражей потерпевший сопротивления не оказывал. В лежащего в овраге У. Аверьянов и Клейменов кидали камни. По дороге к мосту на заднем сиденье находились У. и Аверьянов. Последний оставался с потерпевшим в машине, когда он (Гоцык) и Клейменов ходили под мост осматривать место. Именно поэтому У. не мог убежать. Он (Гоцык) понимал, что под мостом У. будут убивать, от ударов камнями по голове наступит смерть потерпевшего. Во время ударов камнями У. лежал на животе. Клейменов и Аверьянов бросали камни на голову У., наносили удары, держа камни в руках. Уезжая с места происшествия, в машине Клейменов сказал, что попал камнем мужчине в лицо, в челюсть.
В части неправомерного завладения микроавтобусом Гоцык вину свою признал полностью, по обстоятельствам угона <…> дал подробные показания.
Давая показания по обстоятельствам дела в качестве подозреваемого, Гоцык пояснял, что в тот вечер он и Клейменов договорились встретиться в 24 часа. Он приехал к Клейменову на автомашине <…>. В машину к нему сели Клейменов и Аверьянов, поехали по городу, катались. Недалеко от магазина <…> с правой стороны выехал автомобиль <…>. Было видно, что водитель этой машины за рулем чувствовал себя неуверенно. По предложению Клейменова они проследовали за автомобилем <…> до улицы <…>. У дома <…> стояли, ожидали, пока водитель выйдет из автомашины <…>. Когда тот вышел, они (осужденные) втроем подошли к нему и Клейменов начал с ним (потерпевшим) разговор о том, что он "Попал на деньги".
После избиения ими (осужденными) потерпевшего у гаражей они втроем оттащили последнего и сбросили его с откоса. Клейменов сказал, что свидетели не нужны, его (потерпевшего) надо убить. Он (Гоцык) два раза кинул камень и сел в машину. Клейменов и Аверьянов тоже кидали камни в потерпевшего. Затем он (Гоцык), Клейменов и Аверьянов поехали за машиной потерпевшего, ее нужно было спрятать. Забрали автомашину, двигались в сторону гаражей. По дороге увидели потерпевшего. Потом они, оставив автомашину <…> на обочине дороги, на его (Гоцыка) машине подъехали к потерпевшему, забрали его. Клейменов говорил им (осужденным), что надо проехать, посмотреть место, где лучше убить мужчину. Он (Гоцык) поехал по "ленинградке", у моста за заводом остановился. Он (Гоцык) и Клейменов вышли из машины, осмотрели место. Тащили под мост потерпевшего они втроем, поскольку тот не хотел идти. Потерпевший потерял свои ботинки, с него слетела куртка.
Клейменов и Аверьянов стали бить потерпевшего камнями по голове. Последний поднимался. П. топил его в реке, М. добил потерпевшего.
Вещи они (осужденные) выбросили в речку.
Он (Гоцык) сел в машину. Клейменов и Аверьянов оставались внизу, чистили свою одежду.
Съездили в магазин, купили пиво, выпили.
После этого ездили на место преступления. Клейменов ходил смотреть потерпевшего. Вернувшись, сказал, что тот действительно мертв.
Машину потерпевшего он перегнал в г. <…>.
Указывал, что под мостом видел на голове у потерпевшего в области затылка два кровавых следа.
В ходе следствия при допросе в качестве обвиняемого (л.д. 29 — 42 т. 2) Клейменов показывал, что около 3-х часов ночи на 21 апреля 2003 года он с Аверьяновым и Гоцыком ехал на автомобиле <…> под управлением последнего в районе магазина <…>, выехал автомобиль <…>, создав им помеху для движения. Гоцык притормозил. Он (Клейменов) предложил Гоцыку и Аверьянову догнать ту машину и потребовать от водителя денег, они согласились. По дороге за автомашиной <…> Аверьянов предложил вместо денег забрать ту машину. Заехав во двор недалеко от магазина <…>, <…> остановился. Водитель вышел из машины. Они (осужденные) убедились, что он находится в состоянии опьянения. Они позвали мужчину (У.) к себе, втроем подошли к нему. Он (Клейменов) сказал У., что он разбил фару на их машине, надо заплатить. Тот отказался это сделать. Тогда они предложили ему поехать с ними на экспертизу. Все сели в автомобиль. По просьбе Гоцыка он и Аверьянов сели на заднее сиденье, У. посадили между собой, чтобы он не убежал. Аверьянов предложил отвезти мужчину (У.) к гаражам, расположенным по <…> шоссе. Заехав в автогородок, все вышли из машины. Он (Клейменов) хотел ударить У., но промахнулся. Гоцык толкнул мужчину и тот упал. Они (осужденные) стали его бить, наносили удары руками и ногами по лицу, груди, животу. У потерпевшего выпал пакет с документами и ключами, который он (Клейменов) подобрал и пошел к машине. Гоцык и Аверьянов потащили потерпевшего к эстакаде, а когда подошли к машине, сообщили, что мужчина упал в овраг. Видел, что они бросали в овраг какие-то предметы. После этого они вернулись к машине потерпевшего. Он (Клейменов) открыл ее имевшимися ключами, запустил двигатель, сел за руль и на двух машинах поехал в сторону КПП. Аверьянов ранее говорил, что машину потерпевшего они спрячут на полигоне в лесополосе. Обнаружили, что дорога туда забита снегом. Кто-то (Аверьянов или Гоцык) сказал, что видел потерпевшего на дороге. Опасаясь, что он сообщит о их действиях в милицию, они решили отвезти потерпевшего подальше от города и там оставить, чтобы отвезти его машину за пределы г. <…>. Повезли потерпевшего по <…> шоссе в сторону <…>. Доехав до моста, он (Клейменов) попросил Гоцыка остановить машину. Пошел под мост, где находился примерно пять минут. Возвращаясь, увидел стоящего Гоцыка, к которому подходил Аверьянов, на земле лежал мужчина (У.). Гоцык пояснил, что мужчина не идет. Гоцык и Аверьянов потащили мужчину вниз под мост. Он пошел за ними. Увидел, что Аверьянов бросил в потерпевшего камень, потом повторил свои действия. После этого Аверьянов топил находившегося в воде потерпевшего, держал его за голову и давил в воду. Он (Клейменов) начал отходить к машине, заметил в руках Аверьянова куртку мужчины. Потерпевший отплывал по течению реки.
Потом они (осужденные) сели в автомобиль и поехали в сторону города. В магазине купили по банке спиртного напитка. Направились к автомашине <…>. По пути заехали на место происшествия. Он (Клейменов) пошел к мосту, увидел там лежащего потерпевшего и вернулся к машине Гоцыка. Подъехав к автомашине потерпевшего, остановились. Гоцык сел за руль <…>, он (Клейменов) — за руль <…>. Проехали несколько километров. На заправке поменялись машинами, Гоцык через некоторое время уехал домой. На предложение Аверьянова оставить автомашину потерпевшего в какой-то деревне он не согласился. Вернулись на ней в г. <…>. Договорились снять с машины колеса и продать, что и сделали. Аверьянов снял в салоне машины музыкальные колонки, которые они тоже продали.
При допросе в качестве подозреваемого (л.д. 63 — 68 т. 2) Аверьянов пояснял, что 20 апреля 2003 года он встретился с Клейменовым, с которым употреблял спиртное. Позвонили Гоцыку, предложили подъехать к ним, покататься на машине. Тот приехал около 24 часов на машине <…>. Катаясь по городу, он (Аверьянов) уснул. Проснулся тогда, когда они стояли во дворе домов <…>. У подъезда одного дома находился пьяный мужчина, рядом с которым стояла машина <…>. Гоцык и Клейменов подошли к тому мужчине. Гоцык взял мужчину "за шиворот" и посадил в свою машину на заднее сиденье. Все они поехали в направлении гаражей. Приехав туда, Гоцык вытащил мужчину из машины, ударил его кулаком в лицо. Нанес удар кулаком в лицо потерпевшего и Клейменов, от чего тот упал. Гоцык и Клейменов стали бить мужчину ногами по голове и телу, нанеся ему от 10 до 15 ударов каждый. Мужчина ничего не говорил, не сопротивлялся. Клейменов обыскал карманы одежды потерпевшего, достал документы, ключи от автомашин <…> и <…>. Гоцык и Клейменов потащили потерпевшего к ручью. Он (Аверьянов) шел рядом с ними. Мужчина признаков жизни не подавал. Когда мужчину отпустили, он покатился в ручей. Он (Аверьянов) и Гоцык кинули несколько камней в ручей мимо потерпевшего. Камни кидали "просто так". По предложению Клейменова поехали забрать автомашину потерпевшего; по словам Клейменова ее можно разобрать, а запчасти продать. На двух машинах <…> они поехали на полигон, расположенный при въезда в г. <…>. Доехав до КПП, остановились. Гоцык сказал, что видел мужчину, которого они били, тот идет по дороге в направлении г. <…>. Он (Аверьянов) и Клейменов сели к Гоцыку в автомашину <…> и поехали в сторону <…>. Увидели потерпевшего, обогнали его. Гоцык сказал, что мужчину нужно убить, поскольку он может все рассказать милиции.
Потерпевший сел к ним в машину на заднее сиденье и они поехали. У моста возле <…> озера Гоцык остановил машину и вместе с Клейменовым пошел под мост. Он (Аверьянов) знал, что мужчину сейчас убьют. Через несколько минут Гоцык вернулся, открыл дверь машины, позвал потерпевшего и они ушли. Потом его позвал Клейменов. Он (Аверьянов) увидел, что мужчина лежал, рядом с ним стояли Гоцык и Клейменов. Последний взял камень и "с размаху" кинул его в голову потерпевшего, попав ему в затылок. Он (Аверьянов) тоже взял камень и бросил его в голову мужчины, но промахнулся. Мужчина признаков жизни не подавал. Гоцык попросил его (Аверьянова) помочь оттащить мужчину в реку. Вместе с Гоцыком оттащили потерпевшего в речку, бросили в воду. Клейменов крикнул, чтобы он добил мужчину. Он (Аверьянов) взял камень и бросил его в потерпевшего. Куда попал, не видел, но услышал "хруст" — звук сухарей.
Потом они оттуда уехали. Он и Клейменов сняли с машины колеса и колонки, которые продали.
Давая показания в качестве обвиняемого (л.д. 71 — 77 т. 2), Аверьянов признавал свою вину в том, что утром 21 апреля 2003 года совместно с Гоцыком и Клейменовым они убили человека, указывая, что от этого преступления он не имел корысти. Пояснял, что он, Гоцык, Клейменов в ту ночь катались на машине, все находились в нетрезвом состоянии. На улице <…> в автомобиль к ним потерпевшего посадил Клейменов. В районе гаражей мужчину из машину вытащили Гоцык и Клейменов и стали его избивать, били кулаками по голове, лицу, а когда тот упал, наносили удары ногами по различным частям тела. Удары руками и ногами наносили со значительной силой. Затем Клейменов и Гоцык отнесли потерпевшего к обрыву и бросили там. Он (Аверьянов) и Гоцык кидали камни в сторону речки, но он (Аверьянов) в мужчину камнями не попадал. Забрать машину потерпевшего предложил Клейменов. Собирались заехать в лес и разобрать ее на запчасти. Проехать в лес не смогли из-за снега. Убить мужчину предложил Гоцык, чтобы тот не сообщил об их (осужденных) действиях в милицию.
После их действий в отношении потерпевшего под мостом тело последнего поплыло по реке в сторону моста, а затем застряло в середине моста.
Утверждал, что решил убить мужчину находясь около моста, поскольку боялся, что его Гоцык и Клейменов тоже убьют, как и потерпевшего.
После убийства потерпевшего забрали его машину <…> и катались на ней в течение дня, а затем поставили ее в гараж <…>. Сняли с нее колеса и колонки. Потом эти предметы он и Клейменов продали.
Допросы на предварительном следствии в этих случаях были проведены в установленном законом порядке, с участием защитников осужденных. Перед допросами предусмотренные законом права подозреваемого, обвиняемого, положения ст. 51 Конституции РФ Гоцыку, Клейменову, Аверьянову разъяснялись, что каждый из них удостоверял своей подписью. По поводу объективности допросов, отражения в протоколах с их слов сведений замечаний, заявлений, ходатайств от осужденных и их защитников не поступало.
О виновности осужденных в совершении установленных приговором суда преступлений свидетельствует содержание записок, изъятых у них в ходе предварительного следствия.
В судебном заседании факт нелегальной переписки между собой Гоцык, Аверьянов и Клейменов признали. Клейменов указал, что изъятые у Гоцыка и Аверьянова записки составлены им.
Из содержания этих записок видно, что Клейменов излагал Гоцыку свою версию действий в отношении У., в том числе о их мотиве, обстоятельствах происшедшего, о том, что камнями в потерпевшего бросался лишь Аверьянов. Предлагал ему все это запомнить, о себе говорить, что дальнейшее не видел, ничего не знал (л.д. 130 — 131 т. 1). Писал, что под мостом насилие к У. применял Аверьянов, а они (Клейменов и Гоцык) испугались и ушли к машине (л.д. 145 т. 1). Указывал, чтобы Гоцык "запомнил" о том, что денег они у потерпевшего не брали, что они (Клейменов и Гоцык) в У. ничего не кидали. Отмечал, что если Гоцык так скажет, то изменится статья. Это надо говорить Аверьянову в глаза, а если последний будет говорить про деньги, ему (Гоцыку) следует сказать, что ничего не видел (л.д. 148 т. 1).
В своей записке Клейменову Гоцык указывал, что он "процентов на 95 пойдет в отказ" (л.д. 156 т. 1).
Свидетель М. пояснил в судебном заседании, что 20 апреля 2003 года он, его мать — М. и сожитель ее — У. приехали к родственнице, проживавшей в доме <…>. Машину <…> оставили у дома. Она была в исправном состоянии. У родственницы они употребляли спиртное, остались у нее ночевать. Проснувшись утром, не обнаружили у дома автомашины, не было и У. Не оказалось документов на автомобиль <…> и микроавтобус. Из его (М.) кармана пропало <…> рублей. В квартире оказалась бутылка водки, которой накануне не было.
Вначале они ожидали У., полагая, что он куда-то уехал, потом приняли меры его розыска, но результата не было. Вечером приехала Р. Начали искать машину. Нашли ее в <…>.
С Р. он (М.) проживал в гражданском браке. У нее были машины — <…> зеленого цвета и микроавтобус <…> белого цвета.
В качестве водителя У. Р. предложил он, так как она часто уезжала из города, а у него (М.) не было прав на управление транспортом.
Через некоторое время после того, как они нашли <…>, пропал микроавтобус. Стали его искать, ездили со знакомыми по городу, по дворам. Увидели его возле одного дома <…>. Стали смотреть, кто подойдет к этому автомобилю. Увидели ребят — осужденных с девушкой, которые сели в микроавтобус, стали заводить двигатель и тогда они их задержали.
При обнаружении автомашины у нее были повреждения, отсутствовали колеса, музыкальные колонки, аккумулятор. На микроавтобусе тоже имелись повреждения, наклейки на нем были закрашены краской, госномера были заменены на иностранные знаки, которые раньше находились в кузове микроавтобуса.
Затем они узнали о смерти У.
Аналогичные обстоятельства изложили в суде потерпевшая Р., свидетель М. М., кроме того, пояснила, что в процессе поисков У. ее пригласили в отдел милиции, предъявили фотографии, на которых был изображен убитый У. Она опознала тело потерпевшего в морге.
Опознание потерпевшего М. подтверждается протоколом этого следственного действия от 28 апреля 2003 года.
Как видно из протокола осмотра места происшествия от 27 апреля 2003 года, труп У. был обнаружен под мостом, расположенным на <…> шоссе автодороги <…>, находился под перекрытием моста, на середине расстояния между его опорами в ручье. На трупе были: мужская сорочка, брюки, носки. Обувь отсутствовала.
Согласно заключению судебно-медицинского эксперта причиной смерти У., <…> явилась закрытая черепно-мозговая травма в виде перелома костей черепа, ушиба головного мозга.
У У. имелись: а) ушибленная рана в подбородочной области справа, ушибленные раны (2) в затылочной области, а также в левой височной и в лобной слева областях, множественные ссадины в областях правой щеки, левой ушной раковины, лба, кровоподтек в правой глазничной области, кровоизлияния в мягких тканях головы, под твердой и мягкой мозговых оболочках, перелом костей лицевого и мозгового черепа, ушиб мозга; б) множественные ссадины в области правой боковой поверхности живота с переходом на крыло подвздошной кости, множественные кровоподтеки в области правого и левого плеча, в области локтевых суставов, в области левого предплечья, в области голеней, в области коленных суставов.
Закрытая черепно-мозговая травма с признаками прижизненности образовалась не менее чем от 8 травматических воздействий тупых твердых предметов. Переломы костей черепа образовались в результате ударов с большой механической силой. Ушибленные раны в затылочной области причинены тупым твердым предметом с ограниченной травмирующей поверхностью четырехугольной формы с длиной сторон не менее 2,2×1,1 см. Ушибленная рана в левой височной области образовалась от однократного воздействия тупого твердого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью в виде трехгранного угла с длиной сторон не менее 1,4 см и 0,6 см. Вдавленный перелом на левой височной кости произошел от однократного воздействия тупого твердого предмета с ограниченной травмирующей поверхностью в виде трехгранного угла с длиной сторон не менее 1,2 см и 0,6 см. Перелом левой височной кости и рана в левой височной области образовались одномоментно.
Закрытая черепно-мозговая травма по степени тяжести телесных повреждений квалифицируется как причинившая тяжкий вред здоровью.
После причинения У. закрытой черепно-мозговой травмы смерть его наступила в течение небольшого промежутка времени.
Ссадины, обозначенные в п. "б", причинены давностью менее 12 — 24 часов до наступления смерти, а обозначенные в п. "б" кровоподтеки — давностью менее 2 — 3 суток до смерти потерпевшего. Они образовались прижизненно от действия тупых твердых предметов, по степени тяжести как в отдельности, так и в совокупности квалифицируются как не причинившие вреда здоровью.
В крови трупа У. был обнаружен этиловый спирт в концентрации 2,2% 0, что при жизни могло соответствовать средней степени алкогольного опьянения.
Из показаний свидетеля А. следует, что 21 апреля 2003 года он приобрел у Клейменова и Аверьянова 4 колеса в сборе. Позже они же принесли ему музыкальные колонки, за которые он отдал им <…> рублей.
Из протокола выемки от 28 апреля 2003 года видно, что А. добровольно выдал 4 колеса в сборе (с резиной "Матадор").
Потерпевшая Р. подтвердила, что именно эти колеса были похищены с ее автомашины <…>.
Оценив доказательства по делу с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, все их в совокупности с точки зрения достаточности для разрешения дела, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Клейменова, Аверьянова и Гоцыка в разбойном нападении на У. группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов — камней, используемых ими в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в убийстве У. группой лиц по предварительному сговору, сопряженном с разбоем, Гоцыка в неправомерном завладении автомобилем <…> без цели его хищения.
Действия Клейменова, Аверьянова и Гоцыка по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ судом квалифицированы правильно. В связи с изменениями, внесенными в УК РФ Федеральным законом РФ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" от 8 декабря 2003 года, согласно которому п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ утратил силу, действия Гоцыка с п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ подлежат переквалификации на ч. 1 ст. 166 УК РФ в редакции закона от 13 июня 1996 года.
Выводы суда мотивированы, они соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.
Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно.
Положенные в основу обвинения осужденных доказательства получены в установленном законом порядке, их допустимость сомнений не вызывает.
Каждое из доказательств подтверждается другими фактическими данными по делу, все они в совокупности согласуются между собой. Всем им, в том числе показаниям осужденных, которые они давали на предварительном следствии, при постановлении приговора дана верная юридическая оценка.
Доказательства по делу позволили суду обоснованно признать, что осужденные заранее договорились на завладение чужим имуществом и на убийство потерпевшего.
С этой целью они преследовали У. Отвезли его с улицы <…> в ночное время в безлюдное место за черту города (в район гаражей), где избивали У. руками и ногами втроем, в процессе чего тот терял сознание. После этого осужденные сбросили его в овраг с водой, а когда тот подал признаки жизни, закидали его камнями. Полагая, что он мертв, осужденные сразу завладели автомашиной <…>, направились в обусловленное ими место для сокрытия автомобиля. Обнаружив У. живым, реализуя умысел на хищение автомашины и убийство потерпевшего, вывезли его "в глухое" место, затащили под мост, где убили.
Действовали осужденные совместно, согласованно, содействуя друг другу в достижении общего для них результата. Характер своих действий и действий других каждый из них понимал. Совершение в отношении У. разбойного нападения, его убийства охватывалось умыслом осужденных.
Дав анализ доказательствам по делу, суд обоснованно пришел к выводу о наличии у Клейменова, Аверьянова и Гоцыка умысла на завладение чужим имуществом с насилием, опасным для жизни и здоровья У., на лишение жизни последнего. Каждый из них сознавал, что действуют они группой лиц.
Действуя совместно с умыслом, направленным на совершение убийства, применяя к потерпевшему насилие, Клейменов, Аверьянов и Гоцык непосредственно участвовали в процессе лишения жизни У.
Не соглашаться с выводом суда о том, что осужденные являлись соисполнителями разбойного нападения на У. и его убийства при разбойном на него нападении, оснований нет.
В данном случае собственник автомашины <…>, кому она принадлежала в момент нападения на У., значения не имеет, на правовую оценку действий осужденных не влияет.
Фактические обстоятельства происшедших событий, мотив действий Клейменова, Аверьянова и Гоцыка в отношении потерпевшего У. установлены правильно и верно указаны в приговоре.
Самооговора осужденных, оговора их друг другом судебная коллегия не усматривает. Их показания в приговоре получили надлежащую оценку.
Рассмотрение дела без допроса в судебном заседании судебно-медицинского эксперта не помешало и не могло помешать суду всесторонне разобрать дело, при наличии исследованных в судебном заседании доказательств не повлияло и не могло повлиять на выводы суда о виновности осужденных в содеянном, на постановление законного и обоснованного приговора.
Заключение эксперта в суде исследовано. В нем разрешены все вопросы, в том числе о причине смерти У., о механизме причинения ему телесных повреждений, времени получения им черепно-мозговой травмы, имеющие значение для правильного принятия решения по делу. Выводы, изложенные в заключении, являются ясными, понятными, они не противоречат материалам дела.
Требования ст. 15 УПК РФ судом не были нарушены.
Доводы в жалобах: осужденных и адвокатов об отсутствии у Клейменова, Аверьянова и Гоцыка предварительного сговора на совершение преступлений и умысла у них на разбойное нападение и убийство У.; Аверьянова о том, что он спал, ничего не знал, цели хищения автомашины не преследовал; Клейменова и его защитника, что У. мог упасть с высоты собственного роста о камни и получить телесные повреждения, повлекшие его смерть; о наступлении смерти потерпевшего по неосторожности; утверждения Клейменова о наличии в его действиях кражи, а не разбоя, адвоката Струкова А.Е. о необоснованном вменении Клейменову разбоя; Гоцыка о том, что в убийстве У. он участия не принимал; его и защитника Выблова И.А. о недоказанности участия Гоцыка в установленных судом преступлениях; их ссылки на то, что Гоцык действовал из-за боязни за свою жизнь, в силу психического принуждения со стороны Аверьянова и Клейменова, находясь под их контролем; доводы адвоката Выблова И.А. о действиях Гоцыка у гаражей из хулиганских побуждений или на почве личных неприязненных отношений, о том, что у Клейменова имелся эксцесс исполнителя, Гоцык являлся лишь пособником в краже и убийстве У., несостоятельным, на материалах дела не основаны.
Эти версии тщательно проверялись, своего подтверждения не нашли, как опровергнутые доказательствами по делу, они судом обоснованно отвергнуты.
Не соглашаться с выводами суда оснований не имеется.
Осужденные находились в дружеских отношениях. Опасаться Гоцыку Аверьянова и Клейменова оснований не было. С их стороны в отношении него какого-либо принуждения не наблюдалось. Сам Гоцык указывал в судебном заседании, что угроз они ему не высказывали, попыток этому не делали. Поступавшим предложениям Гоцык не противоречил. Суд обоснованно указал, что осужденные, в том числе Гоцык, были свободны в своих поступках. Он имел реальную возможность беспрепятственно покинуть соучастников преступлений при наличии к тому желания.
Все осужденные действовали сознательно, последовательно, целенаправленно, по собственной воле.
На предварительном следствии осужденным неоднократно разъяснялась ст. 51 Конституции РФ.
В судебном заседании им, в том числе Клейменову, разъяснялись права подсудимого, в том числе, что он вправе отказаться от дачи показаний, чем Клейменов и Аверьянов воспользовались в суде. В судебном заседании Клейменову и Аверьянову неоднократно предлагалось дать показания по обстоятельствам дела (л.д. 77, 89, 110, 111, 112, 115 т. 6), однако они заявляли, что показания давать не будут.
Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и в судебном заседании не допущено.
Наказание Гоцыку по ч. 1 ст. 166 УК РФ судебная коллегия назначает с учетом характера и степени общественной опасности этого преступления, его личности, установленных приговором обстоятельств по делу.
Наказание ему по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (за исключением конфискации имущества), по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ и по совокупности преступлений (за исключением конфискации имущества), а также Клейменову и Аверьянову (за исключением конфискации имущества) назначено в соответствии с требованиями ст. ст. 6, 60 УК РФ, в том числе с учетом данных, указанных в жалобах. Назначенное наказание Клейменову и Аверьянову, а также Гоцыку по названным статьям уголовного закона и в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ чрезмерно суровым, несправедливым не является. При назначении наказания требования закона соблюдены.
Для смягчения назначенного наказания в виде лишения свободы Клейменову и Аверьянову, а также Гоцыку по п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и по совокупности преступлений, для применения в отношении Клейменова и Гоцыка ст. 64 УК РФ, как о том они ставят вопрос в жалобах, судебная коллегия оснований не находит.
С учетом Федерального закона Российской Федерации от 8 декабря 2003 года указание суда о назначении осужденным по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества из приговора подлежит исключению.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Мурманского областного суда от 26 ноября 2003 года в отношении Клейменова М.Е., Аверьянова П.В. и Гоцыка В.И. изменить:
исключить указание суда о назначении им по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ и в порядке ч. 3 ст. 69 УК РФ дополнительного наказания в виде конфискации имущества;
переквалифицировать действия Гоцыка В.И. с п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ на ч. 1 ст. 166 УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года), по которой назначить ему наказание два года три месяца лишения свободы;
на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 166 УК РФ (в редакции закона от 13 июня 1996 года), п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105, п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ, путем частичного сложения назначенных наказаний назначить Гоцыку В.И. наказание двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
В остальном данный приговор в отношении них оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Клейменова М.Е., Аверьянова П.В., Гоцыка В.И., адвокатов Выблова И.А. и Струкова А.Е. — без удовлетворения.

Председательствующий В.Н.ЛУТОВ

судьи: А.И.ПОХИЛ И.И.ГРИЦКИХ

Верно: Судья Верховного Суда РФ И.И.ГРИЦКИХ