Приговор: Осужденный-1 - по п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой; осужденные-2, 3 - по п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой. Определение ВС РФ: Приговор изменен, действия осужденного-1 переквалифицированы с п. п. "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003); действия осужденного-2 переквалифицированы с п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. п. "а", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003); действия осужденного-3 переквалифицированы с п. п. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 162 УК РФ на п. п. "в", г" ч. 2 ст. 162 УК РФ и на п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ (в ред. ФЗ N 162-ФЗ от 08.12.2003)

Надзорное определение Верховного Суда РФ от 19.02.2004 N 37-Д03-14

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации
в составе:
председательствующего Ермилова В.М.
судей Валюшкина В.А. и Ламинцевой С.А.
рассмотрела в судебном заседании 19 февраля 2004 года надзорную жалобу осужденного Трофимова В.В.
Приговором Железнодорожного районного суда г. Орла от 2 сентября 2002 года
Трофимов В.В. <…>,
осужден к лишению свободы по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ на 2 года, ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет с конфискацией имущества и по совокупности преступлений на 7 лет 3 месяца в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.
Определением судебной коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 8 октября 2002 года в приговор внесены изменения: в части осуждения Трофимова по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ приговор отменен и дело производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. Определено считать Трофимова осужденным по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 7 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества. В остальном приговор оставлен без изменения.
Постановлением президиума Орловского областного суда от 28 ноября 2002 года в приговор и кассационное определение в отношении Трофимова внесено изменение: исключено указание об осуждении Трофимова по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ. В остальной части судебные решения оставлены без изменения.
По этому же приговору
Полунин А.И. <…> судимый 20 марта 2001 года по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года,
осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. ст. 70, 74 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено 9 лет 3 месяца лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества,
и
Поляков К.Н. <…>
осужден по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на 8 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, судебные решения в отношении которых пересматриваются в порядке ст. 410 УПК РФ.
Заслушав доклад судьи Валюшкина В.А., заключение прокурора Гайданова В.О. об удовлетворении надзорной жалобы Трофимова и внесении изменений в состоявшиеся судебные решения в отношении Полунина А.И. и Полякова К.Н., Судебная коллегия

установила:

согласно приговору, с внесенными в него изменениями, Трофимов, Полунин и Поляков осуждены за разбой, совершенный при следующих обстоятельствах:
25 сентября 2001 года <…> Трофимов, Полунин, Поляков и М., в отношении которого дело прекращено ввиду отказа его от совершения преступления, после распития спиртных напитков решили открыто похитить имущество граждан, <…>.
Примерно в 3 часа 30 минут, Трофимов, Полунин и Поляков, надев на головы женские чулки, проникли в указанный дом и "совершили заранее не оговоренное разбойное нападение с причинением значительного ущерба потерпевшим Л., К., К., осознавая при этом, что их действия выходят за рамки предварительной договоренности в части применения ножа", найденного Поляковым на веранде в доме. Этим ножом и словесно Поляков угрожал Л., которая угрозы причинения вреда, опасного для жизни и здоровья, восприняла реально. Затем Поляков приставил нож к горлу лежавшего на диване в гостиной К., угрожая словесно причинением вреда, опасного для жизни и здоровья, а Полунин и Трофимов в это время связали потерпевшему руки. Потом Поляков и Полунин вывели из спальни Л. и последняя, реально восприняв угрозы Полякова словесные и ножом, как опасные для жизни и здоровья, отдала ему деньги в сумме <…> рублей.
После этого Поляков, угрожая ножом, заставил К., вышедшего из спальни, вернуться в нее, взял лежавшие на столе наручные часы и деньги в сумме <…> рублей, принадлежавшие К., и с похищенным ножом со стороны улицы препятствовал К. и К. покинуть дом через окно спальни.
За ним на улицу вышли Трофимов, с похищенным видеомагнитофоном, и Полунин. Всего ими похищено было денег и имущества на общую сумму <…> рублей.
Кроме того, Поляков и Полунин согласно приговору совершили разбой в отношении С. при следующих обстоятельствах:
19 сентября 2001 года они, находясь <…> в квартире С., после распития с ним спиртных напитков сговорились с целью хищения имущества напасть на него, используя нож в качестве оружия.
Поляков взял находившийся в квартире хозяйственный нож и передал Полунину, который путем его демонстрации С. "осуществил угрозу" причинения вреда, опасного для жизни и здоровья, воспринятую потерпевшим реально.
Они отвели С. в спальню, связали его, взяли из гостиной телевизор и с двумя ключами от квартиры на брелоке, ножом, дистанционным пультом телевизора ушли, причинив потерпевшему ущерб на общую сумму <…> рублей.
В надзорной жалобе осужденный Трофимов сообщает, что предварительной договоренности с Полуниным и Поляковым на совершение хищения чужого имущества путем разбоя не было, Поляков, угрожая потерпевшим найденным в доме ножом с ним не согласовывал эти действия, он, Трофимов, насилие, опасное для жизни или здоровья, не допускал, не угрожал потерпевшим, просит признать в его действиях грабеж. Он же обращает внимание на необоснованную квалификацию его действий по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ (неоднократность) с учетом отмены приговора и прекращения дела в части осуждения его по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, а также просит применить ст. 64 УК РФ и назначить наказание ниже низшего предела санкции соответствующей статьи уголовного закона.
Проверив дело, обсудив доводы Трофимова В.В., изложенные в надзорной жалобе, Судебная коллегия находит ее подлежащей удовлетворению по следующим основаниям.
Как видно из показаний осужденных Трофимова, Полунина и Полякова, у них была предварительная договоренность на незаконное проникновение в дом Л. в целях хищения чужого имущества и, чтобы они не были опознаны, надели на головы женские чулки. О применении к потерпевшим насилия и угроз применения насилия, опасного для жизни или здоровья, сговора не было. Предметы, которые можно было бы использовать в качестве оружия, с собой не брали.
Судом установлено, что, находясь в доме, Поляков на веранде нашел хозяйственный нож и, не согласовывая свои действия с соучастниками преступления, стал ножом и словесно угрожать потерпевшим расправой.
По показаниям потерпевших Л., К. и К., со стороны осужденных Трофимова и Полунина угроз и насильственных действий, опасных для жизни или здоровья, не было. Примененное ими насилие выразилось лишь в связывании Трофимовым и Полуниным рук К. и в том, что Полунин помог Полякову вывести Л. из спальни. Им расправой угрожал с демонстрацией ножа один Поляков.
Однако показания потерпевших в части соисполнительства Трофимова и Полунина в совершении с Поляковым разбоя, без предварительного сговора, противоречивы, эти обстоятельства надлежащим образом не исследованы, в связи с чем имеющиеся сомнения с учетом положений ст. 49 Конституции Российской Федерации должны толковаться в пользу осужденных.
Так, в то время, как в приговоре указано о выводе Л. из спальни в зал Поляковым и Полуниным, потерпевшая в судебном заседании 26 августа 2002 года на вопросы государственного обвинителя ответила, что с Поляковым был Трофимов, а Полунин в зале в это время связывал К. На этом же заседании Л. показала, что Поляков в спальне высказал угрозу: "Порублю на куски, давай золото". Но в судебном заседании 9 апреля 2002 года, как видно из его протокола, Л. показывала, что Поляков в спальне лишь требовал, чтобы она встала с постели и вышла в зал к дивану, на котором лежал К. Всем этим противоречиям оценка не дана.
Вывод суда о том, что К. связывали Полунин и Трофимов в то время, когда Поляков к горлу потерпевшего приставил нож, основан на показаниях одного К., но не были учтены их непоследовательность, а также неисследованность вопроса о возможности признания их доказательством ввиду наличия у К. психического заболевания и отказа его пройти психиатрическую экспертизу, производство которой суд назначал своим определением (л.д. 373, 380).
Кроме того, необоснованны ссылки в приговоре в качестве доказательств, подтверждающих выводы суда, на показания Трофимова, Полякова, Полунина, данные на предварительном следствии, так как они не оглашались, а в соответствии с положениями ст. 240 УПК РФ приговор может быть основан лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.
Таким образом, при изложенных обстоятельствах действия Полякова, связанные с его вооружением в доме потерпевших хозяйственным ножом, демонстрацией его и словесными угрозами расправой, свидетельствуют об эксцессе исполнителя преступления и в соответствии с положениями ст. 36 УПК РФ это освобождает остальных соучастников от уголовной ответственности за разбой, что во внимание суд не принял.
Вывод суда о совершении Поляковым разбоя по предварительному сговору с Трофимовым и Полуниным находится в противоречии и с положениями ч. 2 ст. 35 УК РФ, так как преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении такого преступления, а в материалах уголовного дела нет сведений о том, что осужденные предварительно договаривались о применении при нападении на потерпевших насилия или угроз насилием, опасных для жизни или здоровья, поэтому каждый из нападавших должен нести ответственность за фактически им содеянное.
Сами осужденные, Трофимов и Полунин, считали себя виновными только в совершении грабежа, то есть открытом хищении чужого имущества, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище.
При изложенных обстоятельствах следует признать необоснованной квалификацию действий осужденных не только по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ (совершение разбоя группой лиц по предварительному сговору), а в отношении Трофимова и по п. "б" ч. 2 ст. 162 УК РФ, но для Трофимова и Полунина необоснованной в целом как разбой, поэтому в соответствии с положениями п. 1 ч. 1 ст. 379 и п. 1 ст. 380 УПК РФ, а также изменениями, внесенными в уголовный закон, действия Трофимова и Полунина подлежат переквалификации на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.03 г.), а в отношении Полякова исключение из приговора его осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 162 УК РФ.
По эпизоду хищения имущества С. 19 сентября 2001 года действия Полякова и Полунина подлежат переквалификации по следующим основаниям.
Так, согласно выводам суда, Поляков и Полунин, находясь в квартире С., вступили в предварительный сговор на хищение его имущества с использованием ножа в качестве оружия, после чего Поляков взял находившийся в квартире хозяйственный нож, передал его Полунину, а последний путем демонстрации ножа потерпевшему тем самым "осуществил угрозу" применения насилия, опасного для жизни или здоровья, воспринимавшуюся С. реально.
Однако такой вывод, приведенными в приговоре доказательствами не подтверждается.
Из положенных в основу приговора показаний потерпевшего С. вытекает, что, как только другие участники совместной выпивки ушли, Поляков передал нож Полунину и последний "угрожал его применением, путем демонстрации", что вызвало у С. опасения за свои жизнь и здоровье. Затем осужденные отвели его в спальню, связали и вышли. Позже обнаружил хищение из гостиной телевизора.
В то время, как данные показания потерпевшего неполно раскрывали обстоятельства, совершенного преступления, и отличались от его объяснений и показаний на предварительном следствии, все это суд оставил без внимания.
В судебном заседании не исследовались поданное в РОВД заявление С. о совершенном хищении (л.д. 16), его объяснение (л.д. 23), протоколы допросов в качестве потерпевшего (л.д. 31 — 33, 37), из которых усматривается, что в заявлении и объяснении С. вообще не указывает об угрозах ножом со стороны осужденных, а на допросах показывал о появлении у Полунина ножа в обстановке, исключающей наличие у него предварительного сговора с Поляковым на применение ножа в качестве оружия.
По его показаниям, Полунин начал искать нож, чтобы "нарезать хлеб". Они вместе его искали на кухне, но оказалось, что нож был у Полякова и тогда последний передал нож Полунину и тут последний с ножом в руке завел его в спальню, положил на кровать лицом вниз, кто связывал руки и ноги не видел. Поляков был рядом. Словесно угрозы никто не высказывал, но он "думал, что они могут причинить какой-либо вред здоровью при помощи ножа, т.к. опасался за свою жизнь".
Без оценки остались исследованные в судебном заседании показания свидетелей С. и К. в той части, что он, С., им не сообщал об угрозах ему ножом и опасениях за свои жизнь и здоровье (л.д. 346 — 347, 362 — 363).
В свою очередь осужденные Поляков и Полунин, не признавая вину в совершении разбоя, показали, что во время распития спиртных напитков в квартире потерпевшего у них состоялся предварительный сговор на открытое хищение телевизора. С. изолировали в спальню, потом в гостиной взяли телевизор и ушли. Потерпевший был напуган, не сопротивлялся, угрозы не высказывали, нож специально не демонстрировали. По показаниям Полякова, он участвовал в связывании С., хозяйственный нож находился у него, им не угрожал, а использовал для перерезания в квартире проводов телефона и телевизора.
К показаниям Полякова и Полунина суд отнесся критически, сославшись на показания того же С., при этом не мотивировал, почему ему доверяет больше, чем осужденным.
При изложенных обстоятельствах имеются сомнения в достоверности показаний С. в части совершенного Поляковым и Полуниным в отношении него разбоя, которые в соответствии с положениями ст. 49 Конституции Российской Федерации должны толковаться в пользу обвиняемого.
Принимая во внимание, что суд не учел ряд обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы, то это в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 379 и п. 1 ст. 380 УПК РФ является основанием для внесения изменений в судебные решения и по данному эпизоду, заключающиеся в переквалификации содеянного Поляковым и Полуниным, с разбоя на грабеж, то есть на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ.
Вносимые в приговор изменения, с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, данных о личности виновных и все обстоятельства дела, являются основанием для назначения Полякову, Трофимову и Полунину более мягкого наказания.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 408 — 410 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Железнодорожного районного суда гор. Орла от 2 сентября 2002 года, определение судебной коллегии по уголовным делам Орловского областного суда от 8 октября 2002 года и постановление президиума Орловского областного суда от 28 ноября 2002 года в отношении Трофимова В.В., Полунина А.И. и Полякова К.Н. изменить:
— переквалифицировать действия Трофимова В.В. со ст. 162 ч. 2 п. п. "б", "в", "г" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.03 г.), по которой назначить 5 (пять) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима;
— переквалифицировать действия Полунина А.И. со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "в", "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.03 г.), по которой назначить 7 (семь) лет лишения свободы и на основании ст. ст. 74 и 70 УК РФ, окончательно назначить Полунину А.И. 8 (восемь) лет и 3 (три) месяца лишения свободы в исправительной колонии общего режима;
— переквалифицировать действия Полякова К.Н.: со ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ на ст. 162 ч. 2 п. п. "в", "г" УК РФ по эпизоду в отношении К. и Л., по которой назначить 7 (семь) лет лишения свободы, и на ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.03 г.), по эпизоду в отношении С., по которой назначить 2 (два) года лишения свободы.
На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 162 ч. 2 п. п. "в", "г" и 161 ч. 2 п. п. "а", "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.03 г.), окончательно назначить Полякову К.Н. 8 (восемь) лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В остальном состоявшиеся судебные решения оставить без изменения, а надзорную жалобу — без удовлетворения.