Приговор по делу о краже, разбое и убийстве изменен: ввиду изменения уголовного законодательства исключено указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества, применении принудительных мер медицинского характера и признака неоднократности в отношении кражи

Определение Верховного Суда РФ от 11.02.2004 N 66-О04-10

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кудрявцевой Е.П.
судей Русакова В.В. и Линской Т.Г.
рассмотрела в открытом судебном заседании 11 февраля 2004 года кассационные жалобы осужденных Куклина Р.С. и Самойлюка А.Я. на приговор Иркутского областного суда от 20 ноября 2003 года, по которому
КУКЛИН Р.С. <…>
осужден по п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.
В силу п. "г" ч. 1 ст. 97; ч. 2 ст. 99 УК РФ назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.
САМОЙЛЮК А.Я. <…>
осужден по п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы; по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к девяти годам лишения свободы с конфискацией имущества; по ч. 3 ст. 158 УК РФ к трем годам лишения свободы.
В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено пятнадцать лет лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.
На основании п. "г" ч. 1 ст. 97; ч. 2 ст. 99 УК РФ Самойлюку А.Я. назначены принудительные меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения от алкоголизма у психиатра.
Куклин и Самойлюк признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на Б. совершенное 24 апреля 2003 года <…> в целях хищения чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; за убийство Б. сопряженное с разбоем; за кражу чужого имущества, совершенную группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, по признаку неоднократности.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Русакова В.В., мнение прокурора Филимонова А.И., полагавшего судебное решение в отношении Куклина и Самойлюка изменить, судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах:
— осужденный Куклин просит об изменении приговора в части переквалификации его действий на ст. 111 УК РФ, предусматривающей ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, указывая, что умысла на убийство потерпевшей у него не было, удары потерпевшей были нанесены Самойлюком;
— осужденный Самойлюк просит о переквалификации его действий на ст. 111 УК РФ со смягчением наказания, ссылаясь на то, что намерения убивать потерпевшую у него не было, он лишь хотел оглушить потерпевшую с целью потери последней памяти; указывает, что инициатива совершения преступления исходила от Куклина, изготовившего маски, орудие преступления; по мнению осужденного Самойлюка, именно от последнего удара Куклина могла наступить смерть потерпевшей, просит учесть, что он страдает неизлечимым заболеванием и смягчить ему наказание.
В возражении государственный обвинитель Хлебодарова Е.В. считает, что оснований к изменению приговора не имеется.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.
Виновность осужденных Куклина и Самойлюка в совершении преступлений материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.
Так, в период предварительного расследования Самойлюк в категорической форме пояснял о том, что 24 апреля 2003 года в ходе распития спиртных напитков Куклин предложил ему совершить разбойное нападение на Б. с целью хищения денег. Он согласился с предложением Куклина, взяв с собой металлическую трубу. На головы он и Куклин одели капроновые чулки. Когда вошли в дом, Б. увидев их испугалась. Тогда он и Куклин стали наносить Б. удары; он — металлической трубой, а Куклин — монтировкой. По требованию Куклина Б. указала, где находятся деньги и Куклин завладел деньгами в сумме <…> рублей, после чего он предложил Куклину оглушить Б. чтобы та ничего не помнила. После этого, Куклин нанес Б. не менее пяти ударов и он с Куклиным с места преступления ушли, но затем через несколько часов вернулись в дом Б. увидев, что та мертва, похитили продукты питания.
Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания Самойлюка в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.
В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия, из которого следует, что в доме <…> на полу в комнате был обнаружен труп Б. с признаками насильственной смерти.
Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы смерть Б. наступила в результате закрытой черепно-мозговой травмы со множественными рвано-ушибленными ранами головы.
Выводы судебно-биологической экспертизы свидетельствуют о том, что обнаруженная на брюках Куклина и на обуви Самойлюка кровь, по своей групповой принадлежности от потерпевшей Б. не исключается.
Виновность Куклина и Самойлюка в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.
Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Куклина и Самойлюка в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище и с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; в убийстве группой лиц, сопряженном с разбоем и в краже чужого имущества, совершенной группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, верно квалифицировав их действия по п. "в" ч. 3 ст. 162; п. п. "ж, з" ч. 2 ст. 105, ч. 3 ст. 158 УК РФ.
Выводы суда о наличии у Куклина предварительного сговора с Самойлюком на совершение разбоя надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями Самойлюка в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют согласованным и совместным действиям Куклина и Самойлюка при совершении разбоя.
Доводы кассационных жалоб о том, что у Куклина и Самойлюка не было намерения совершать убийство, не могут быть признаны состоятельными, поскольку орудия преступления — металлическая труба и монтировка, которыми наносились удары в места расположения жизненно важных органов — свидетельствует об умысле Куклина и Самойлюка на убийство.
Ссылка Куклина на то, что он не знал о намерении Самойлюка применить металлическую трубу при нападении на потерпевшую, не имеет юридического значения для квалификации его действий, поскольку по делу установлено (и не оспаривается в жалобах), что применение металлической трубы в отношении Б. имело место в присутствии Куклина, он знал о применении трубы при нападении на Б. но несмотря на это не прекратил своих преступных действий, а, напротив, использовал, воспользовался примененным насилием с использованием указанного орудия преступления для последующего завладения чужим имуществом. Учитывая то обстоятельство, что оба и Куклин, и Самойлюк, имея умысел на убийство Б. и оба принимали участие в процессе лишения ее жизни, то независимо от чьих конкретных ударов наступила смерть потерпевшей, Куклин и Самойлюк правильно признаны соисполнителями убийства.
Виновность Куклина и Самойлюка в совершении кражи чужого имущества подтверждается совокупностью приведенных в приговоре доказательств и не оспаривается в жалобах.
Объем похищенного правильно установлен с учетом показаний потерпевших и других материалов дела. Других причин пропажи продуктов питания из дома потерпевшей, кроме совершенной Куклиным и Самойлюком кражи, из материалов дела не усматривается.
Как установлено по делу и не оспаривается в жалобе, кража совершалась из квартиры потерпевшей, к которой ни Куклин, ни Самойлюк никакого отношения не имеют. Поскольку Куклин и Самойлюк противоправно вторглись в данную квартиру с целью кражи, они правильно признаны совершившими кражу с незаконным проникновением в жилище.
Вывод суда о мотивах действий Куклина и Самойлюка соответствует имеющимся в деле доказательствам.
Наказание назначено Куклину и Самойлюку в соответствии с требованиями, ст. ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному ими и с учетом всех конкретных обстоятельств дела.
Однако, в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 года в УК РФ, имеющими обратную силу, судебная коллегия находит необходимым исключить из приговора указание суда о назначении Куклину и Самойлюку дополнительного наказания в виде конфискации имущества, квалифицирующего признака "неоднократность" при совершении кражи и назначение принудительных мер медицинского характера.
Несмотря на исключение из осуждения Куклина и Самойлюка по ч. 3 ст. 158 УК РФ квалифицирующего признака неоднократности, других изменений, с учетом того, что объем преступных действий, совершенных Куклиным и Самойлюком и данные о их личности оставлены без изменения, а наказание по совокупности преступлений назначено справедливое, оснований для смягчения наказания, о чем содержится просьба в кассационных жалобах, судебная коллегия не усматривает.
За исключением вносимых изменений, данное дело органами предварительного следствия — расследовано, а судом первой инстанции — рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы.
Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.
Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Иркутского областного суда от 20 ноября 2003 года в отношении Куклина Р.С., Самойлюка А.Я. изменить: исключить из приговора указание о назначении дополнительного наказания в виде конфискации имущества; признака неоднократности и применение принудительных мер медицинского характера.
В остальной части тот же приговор в отношении Куклина Р.С. и Самойлюка А.Я. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Куклина Р.С. и Самойлюка А.Я. — без удовлетворения.