Приговор: По ч. 3 ст. 263 УК РФ за нарушение правил безопасности движения железнодорожного транспорта. Определение ВС РФ: Приговор оставлен без изменения

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 24.12.2003 N 8-о03-49

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Лутова В.Н.
судей — Магомедова М.М. и Грицких И.И.
рассмотрела в судебном заседании от 24 декабря 2003 года кассационные жалобы осужденного Голубева Л.А., адвоката Белякова А.С. и потерпевшей Б. на приговор Ярославского областного суда от 13 октября 2003 года, которым
ГОЛУБЕВ Л.А. <…>
осужден:
по ст. 263 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком в 4 года.
По делу разрешены гражданские иски.
Голубев осужден за нарушение правил безопасности движения железнодорожного транспорта, в результате чего Б. и Л. получили телесные повреждения, от которых они скончались.
Заслушав доклад судьи Магомедова М.М., просьбу потерпевшей Б. об отмене приговора, мнение прокурора Шинелевой Т.П., полагавшей, что приговор является законным и обоснованным, Судебная коллегия

установила:

В кассационных жалобах:
Потерпевшая Б. указывает на то, что, несмотря на совершение Голубевым тяжкого преступления, суд посчитал, что он совершил преступление средней тяжести. В связи с чем полагает, что Голубеву назначено чрезмерно мягкое наказание. Судом необоснованно снижена сумма взысканная в счет возмещения морального вреда. Просит приговор отменить за мягкостью наказания назначенного Голубеву;
осужденный Голубев ссылаясь на то, что в деле нет доказательств подтверждающих, что он допустил нарушение правил безопасности дорожного движения и, что от его действий наступила смерть потерпевших, просит приговор отменить за отсутствием в его действиях состава преступления;
адвокат Беляков А.С. просит приговор в отношении Голубева отменить, а дело производством прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления.
В обоснование своих просьб она указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Исследованными в судебном заседании доказательствами установлено, что знак "красный щит" установлен не был, а лежал между рельсами на пути — за местом выполнения работ потерпевшими. Но несмотря на это в приговоре указано, что знак стоял. В деле имеются достаточно данных, что ремонтники часто не устанавливают знак "красный щит", действующие инструкции были несовершенны, многие работники не знали правила безопасности. Полагает, что наезд поезда на потерпевших произошел по вине последних не выполнивших инструкцию по безопасности. Указывает на то, что в ходе следствия были подменены вещественные доказательства, что суд вышел за рамки предъявленного Голубеву обвинения, а показания многих свидетелей в приговоре привел лишь частично, т.е. в той части которые были выгодны для обвинения.
В возражениях на кассационные жалобы осужденного и его адвоката государственный обвинитель Милюн Т.Ю. просит приговор оставить без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.
Выводы суда о виновности Голубева в нарушении правил безопасности движения железнодорожного транспорта в результате чего Б. и Л. получили телесные повреждения, от которых скончались, являются правильными и основаны на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно и правильно изложенных в приговоре.
Так, осужденный Голубев, хотя и отрицал нарушение им правил безопасности движения железнодорожного транспорта, подтвердил 10 февраля 2003 года под тепловоз, которым управлял он, попали Б. и Л. Потерпевшие получили телесные повреждения и скончались.
Согласно заключений судебно-медицинских экспертиз потерпевшие Б. и Л. 10 февраля 2003 года получили множество повреждений вследствие железнодорожной травмы, от которой они скончались.
Доводы жалоб осужденного и его адвоката о том, что Голубев не нарушал правила безопасности движения железнодорожного транспорта, что потерпевшие под поезд попали по своей вине, т.к. не установили перед "стрелкой" дорожный знак "красный щит" запрещающий проезд, что он подав звуковой сигнал и убедившись, что потерпевшие отошли метров на 8-10 от железнодорожного пути, перешел к правому пульту управления. Что его действия соответствовали существующим инструкциям, являются несостоятельными и опровергаются материалами дела.
Так, из показаний свидетеля М. видно, что он ожидал приезда на тепловозе Голубева, т.к. с ним должен был переставить с одного пути на другой несколько вагонов. Посмотрев в сторону приближающегося тепловоза увидел, что под тепловоз попал путеец. Об этом он сообщил Голубеву и тот экстренно затормозил. Подбежав к тепловозу, под задней колесной парой увидел тело человека. Туда же подошел П. и сообщил, что под поездом еще один человек. Также видел раздавленный деревянный вкладыш в месте схождения рельсов на стрелочном переводе и знак "красный щит" под тепловозом.
Через несколько дней после происшествия к нему приходил Голубев и просил не говорить следователю, что он на "стрелке" видел знак "красный щит".
Свидетель К., дежурная по станции, показала, что в 8 часов 30 минут по рации услышала крики М.: "Куда едешь, там путейцы работают! Задавил! Ты, что их не видишь?".
Свидетель Ч. показал, что после происшествия ему поручил найти знак "Красный щит". Этот щит он обнаружил на колесной площадке, расположенной ближе к кабине машиниста. На знаке были повреждения без вмешательства человека этот знак в место, где он был обнаружен попасть не мог.
Аналогичные показания дал и свидетель Н.
Согласно п. п. 3.3, 3.7, 5.5 инструкции локомотивного депо и п. 6 дополнительных условий безопасности движения по эксплуатации маневровых тепловозов при обслуживании одним машинистом, а также показаний свидетеля Р., машиниста-инструктора, следует, что маневровый тепловоз, на котором работал Голубев, имеет пульты управления с правой и левой стороны кабины машиниста. Кроме того, с левой стороны локомотив оборудован двумя дополнительными зеркалами, позволяющими следить за действиями происходящими с левой стороны тепловоза при нахождении машиниста за правым пультом.
При следовании по криволинейным участкам машинист должен находиться за пультом, расположенным с внутренней стороны поворота. Машинист маневрового тепловоза обязан контролировать не только сигналы светофоров, но и видеть положение проезжаемых стрелочных переводов. Если машинист не видит положения "стрелка" он обязан остановиться. В районе стрелочного перевода, где был совершен наезд на потерпевших, Голубев не имел права переходить на правую сторону, т.к. при этом он терял контроль над положением "стрелки" и переставал видеть участок пути, на котором ранее им были замечены путевые рабочие.
Доводы жалоб о том, что в ходе следствия были подменены вещественные доказательства, не основанные на материалах дела.
Утверждения о том, что знак "красный щит" не был установлен потерпевшими проверялись в ходе следствия и судебного заседания, но они опровергнуты доказательствами, подробно приведенными в приговоре.
Несостоятельными и не основанными на материалах дела являются и утверждения жалоб о том, что суд сославшись на п. 6 дополнительных условий безопасности движения, вышел за рамки предъявленного органами следствия обвинения Голубеву.
Не основанными на материалах дела являются и доводы о приведении в приговоре показаний свидетелей лишь частично, что не приведены доказательства, свидетельствующие в пользу Голубева.
В судебном заседании допрошены все свидетели и исследованы доказательства, которые имели значение для правильного разрешения дела. В приговоре приведены эти показания и письменные доказательства без искажений.
То обстоятельство, что не все лица, работающие в депо знали инструкции безопасности, что потерпевшие нарушили некоторые положения этих инструкций, не может служить основанием для утверждения о невиновности Голубева.
Таким образом, оценив собранные доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о том, что Голубев нарушил правила безопасности движения железнодорожного транспорта повлекшее по неосторожности смерть двух лиц. Его действиям дана правильная правовая оценка.
Наказание осужденному Голубеву назначено в соответствии с законом, учетом содеянного, смягчающих обстоятельств и данных о его личности.
Согласно ч. 3 ст. 15 УК РФ неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание превышает 2 года являются преступлениями средней тяжести.
Поэтому доводы жалобы потерпевшей Б. о совершении Голубевым тяжкого преступления не основано на законе.
Гражданский иск, в том числе о возмещении морального вреда, разрешен в соответствии с законом. Поэтому оснований для отмены либо изменения приговора не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ярославского областного суда от 13 октября 2003 года в отношении Голубева Л.А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Голубева Л.А., адвоката Белякова А.С. и потерпевшей Б. — без удовлетворения.

Председательствующий В.Н.ЛУТОВ

Судьи М.М.МАГОМЕДОВ И.И.ГРИЦКИХ