Суд надзорной инстанции переквалифицировал действия осужденного с п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 107 УК РФ, признав убийство совершенным в состоянии аффекта, вызванного противоправными действиями потерпевшей

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.07.2003 N 341п03

(извлечение)

По приговору Пермского областного суда 6 октября 2000 г. Р. (судимый 27 июля 2000 г. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ) осужден по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
Он признан виновным в убийстве П.
18 июня 2000 г. в квартире между Р. и его сожительницей П. после совместного распития спиртных напитков возникла ссора, в ходе которой П. ударила Р. кухонным ножом в грудь.
В ответ Р. нанес П. не менее четырех ударов молотком по голове, причинив ей черепно-мозговую травму в виде вдавленных переломов костей свода черепа, кровоизлияний под твердую, мягкую мозговые оболочки и желудочки мозга, ушиба и отека головного мозга, ушибов мягких тканей лица, т.е. тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. В результате причиненных телесных повреждений П. скончалась на месте происшествия.
Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения.
В надзорной жалобе Р. просил об изменении приговора: переквалификации его действий с п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 107 УК РФ по тем основаниям, что П. внезапно нанесла ему удар ножом, причинив тяжелое ранение, и он, находясь в состоянии аффекта, убил ее.
Президиум Верховного Суда РФ 9 июля 2003 г. удовлетворил надзорную жалобу осужденного, указав следующее.
Как видно из приговора, суд установил, что в ходе ссоры П. нанесла Р. удар кухонным ножом в грудь и тогда Р. из личной неприязни и мести, с целью убийства не менее четырех раз ударил ее молотком по голове, от чего потерпевшая скончалась на месте происшествия.
Между тем Р. на следствии и в судебном заседании давал иные показания об обстоятельствах совершения преступления.
Так, он показывал, что П. находилась в сильной степени опьянения, вставала с постели, а он ее укладывал спать. Внезапно он увидел в ее руке нож, и в этот момент она нанесла ему удар. Что было дальше, он не помнит, а когда пришел в себя, то обнаружил, что лежит на полу и из груди у него торчит нож. П. лежала на кровати, голова ее была в крови, недалеко лежал молоток, который ранее среди других инструментов находился на журнальном столике. Так как в квартире больше никого не было, он понял, что это он ударил П. молотком по голове.
Как показали свидетели К. и К., в больнице Р. рассказал им, что потерпевшая ударила его ножом и он, находясь в шоковом состоянии, в ответ тоже ударил ее.
Такие же сведения содержатся и в рапорте работника милиции, выезжавшего на место происшествия.
Таким образом, по делу установлено, что после происшедшей ссоры, но без физического насилия и угроз, находившаяся в нетрезвом состоянии П. внезапно с целью убийства нанесла ножом удар Р., причинив ему тяжкие телесные повреждения.
В возбуждении уголовного дела по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ в отношении П. органами предварительного следствия было отказано в связи с ее смертью.
По мнению Президиума Верховного Суда РФ, Р. совершил убийство в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения в связи с противоправными действиями потерпевшей и причиненным ею тяжелым ранением, а не из мести, как это указано в приговоре.
О совершении Р. убийства в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения свидетельствует то, что после совершения П. покушения на его убийство и причинения ему тяжкого ранения, он запамятовал последующие события, находясь в тот момент в состоянии аффекта.
Поэтому Президиум Верховного Суда РФ изменил приговор областного суда и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ в отношении Р.: переквалифицировал его действия с п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ на ч. 1 ст. 107 УК РФ с изменением меры наказания, в остальном судебные решения по делу оставил без изменения.