Приговор по делу о покушении на убийство общеопасным способом, причинении средней тяжести вреда здоровью, незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов оставлен без изменения, так как выводы суда о виновности осужденного являются правильными и основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, действиям виновного дана правильная юридическая оценка и наказание назначено соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела

Определение Верховного Суда РФ от 14.04.2003 N 33-о03-22

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего Каримова М.А.
судей Истоминой Г.Н. и Пелевина Н.П.
рассмотрела в судебном заседании от 14 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденного К. и адвоката Муленко Ю.Н. на приговор Ленинградского областного суда от 25 сентября 2002 года, которым
К., <…>, ранее не судимый,
осужден к лишению свободы по ч. 3 ст. 30, п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ сроком на 12 лет, по ч. 1 ст. 112 УК РФ сроком на 2 года, по ч. 1 ст. 222 УК РФ сроком на 3 года.
По совокупности преступлений в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ назначено 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.
К. признан виновным и осужден за покушение на убийство М. общеопасным способом, за причинение средней тяжести вреда здоровью Г.А., за незаконное приобретение огнестрельного оружия и боеприпасов.
Преступления совершены им 12 августа 1999 года во Всеволожском районе Ленинградской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.
Заслушав доклад судьи Истоминой Г.Н., мнение прокурора Митюшова В.П., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе адвокат Муленко Ю.Н. указывает, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным судом, настаивая на том, что К. не принимал участия в драке.
Суд необоснованно отверг последовательные показания осужденного о том, что 12 августа 1999 год он работал на ст. Сортировочная и в драке не участвовал. Показания же потерпевших противоречат как своим собственным, так и показаниям свидетелей, поэтому суд должен был истолковать все сомнения в пользу К.
Но даже если согласиться с выводом суда об участии К. в драке, и о том, что он произвел выстрелы из ружья, его действия неправильно квалифицированы судом по п. "е" ч. 2 ст. 105 УК РФ. Умысел осужденного на убийство потерпевшего не доказан. Стрелявший кричал: "Разойдитесь", часть дроби попал в представителя его группы, и после выстрелов драка была прекращена. Исходя из этого, считает, что действия стрелявшего из ружья надлежит квалифицировать как причинение вреда здоровью потерпевшего при превышении пределов необходимой обороны или по неосторожности.
Поскольку действия стрелявшего были совершены в условиях необходимой обороны или крайней необходимости, производство им двух выстрелов с целью прекратить драку не может влечь ответственность по ч. 1 ст. 222 УК РФ.
Наказание назначено К. чрезмерно суровое, несправедливое.
Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство.
Об этом же просит в своей кассационной жалобе осужденный К., утверждая, что 12 августа 1999 года в драке не участвовал, работал в тот день на ст. Сортировочная. Суд же необоснованно принял во внимание путаные, противоречивые показания потерпевших и свидетелей.
К уголовной ответственности он привлекается впервые, поэтому назначенное ему наказание в 14 лет лишения свободы является чрезмерно суровым.
В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Солодков В.В. просит оставить приговор без изменения.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденного К. в покушении на убийство, причинении вреда здоровью средней тяжести, незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов, правильными, основанными на исследованных в судебном заседании доказательствах, подробно изложенных в приговоре.
Доводы жалоб о непричастности осужденного к совершению преступлений не основаны на материалах дела и опровергаются следующими доказательствами.
Так, из показаний потерпевших М., Г.Д., Г., М.Г., Ф., А., Г-ва Д., А.Х., А-ва Х., следует, что выстрелы из карабина произвел К., причинив огнестрельные ранения М. и Г.А.
Показания указанных потерпевших и свидетелей о мотиве действий осужденного, связанных с его требованиями к потерпевшим платить деньги за право торговли на рынке, соответствуют показаниям свидетелей Ф., Т., Г.Г.
Показания потерпевших и свидетелей о применении К. огнестрельного оружия подтверждаются заключениями судебно-медицинского эксперта, согласно которым М. и Г.А. причинены огнестрельные дробовые ранения.
При таких обстоятельствах суд обоснованно признал достоверными показания указанных потерпевших и свидетелей и пришел к выводу о виновности К. в покушении на убийство М., причинении вреда здоровью Г.А. средней тяжести, незаконном приобретении огнестрельного оружия и боеприпасов.
Использование осужденным огнестрельного оружия, из которого он произвел выстрел в жизненно важный орган потерпевшего — голову, свидетельствует о том, что он предвидел и желал наступления смерти М., то есть действовал с умыслом на его убийство.
Производство К. выстрелов в потерпевшего, рядом с которым находились другие люди, представляло опасность и для других лиц, и реально им был причинен вред здоровью Г.А.
Действиям осужденного суд дал правильную юридическую оценку, оснований для изменения квалификации его действий не имеется.
Наказание назначено К. соразмерно содеянному, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела, а также влияния назначенного наказания на его исправление.
Оснований для признания наказания несправедливым и его смягчения, о чем ставится вопрос в жалобах, не имеется.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Ленинградского областного суда от 25 сентября 2002 года в отношении К. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.