Судебные постановления об отказе помощнику военного прокурора в допуске в судебное заседание по уголовному делу в качестве государственного обвинителя как не наделенному соответствующими полномочиями отменены, поскольку Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" и Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержат запрета на поддержание государственного обвинения помощником прокурора

Определение Верховного Суда РФ от 03.04.2003 N 5н-043/03

Дело N 5н-043/03

Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего               генерал-лейтенанта юстиции
Уколова А.Т.,
судей                                   генерал-майора юстиции
Петроченкова А.Я.,
генерал-майора юстиции
Коронца А.Н.

рассмотрела уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора РФ — Главного военного прокурора генерал-лейтенанта юстиции Савенкова А.Н. на постановление председателя Калининградского гарнизонного военного суда от 27 августа 2002 г. и постановление президиума Балтийского флотского военного суда от 5 декабря 2002 г. по уголовному делу в отношении военнослужащего лечебно-диагностического центра Балтийского флота старшего матроса Д., <…>, несудимого, на военную службу призванного в ноябре 2000 года, обвиняемого по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ.
Заслушав доклад генерал-майора юстиции Коронца А.Н. и объяснение военного прокурора управления Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Ластовского В. Ф., поддержавшего доводы представления, Военная коллегия

установила:

согласно постановлению председателя Калининградского гарнизонного военного суда помощнику военного прокурора Калининградского гарнизона майору юстиции Л. было отказано в допуске в судебное заседание по уголовному делу в отношении Д. для участия в качестве государственного обвинителя как не наделенному соответствующими полномочиями.
В надзорном представлении предлагается названное постановление и постановление президиума Балтийского флотского военного суда от 5 декабря 2002 г., оставившего постановление без изменения, отменить в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.
В представлении указывается, что согласно п. 6 ст. 5 УПК РФ государственным обвинителем является должностное лицо органа прокуратуры, а в случае, когда предварительное следствие проведено в форме дознания, по поручению прокурора, также дознаватель либо следователь, поддерживающие от имени государства обвинение в суде по уголовному делу.
Конкретизируя понятие "прокурор", п. 31 упомянутой статьи относит к этой категории должностных лиц прокуратуры и помощников прокуроров, действующих в пределах своей компетенции, что полностью согласуется с нормами, содержащимися в ст. ст. 35 и 54 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
При таких обстоятельствах следует прийти к выводу о неправильном толковании закона судами первой и надзорной инстанций, в связи с чем вынесенные ими судебные решения подлежат отмене.
Проверив материалы дела, доводы надзорного представления и выслушав объяснение военного прокурора управления Главной военной прокуратуры подполковника юстиции Ластовского В.Ф., поддержавшего доводы представления, Военная коллегия приходит к выводу, что обжалуемые судебные решения подлежат отмене.
Как видно из постановления судьи суда первой инстанции, отказ в допуске помощника военного прокурора Калининградского гарнизона Л. к участию в судебном заседании в качестве государственного обвинителя по уголовному делу в отношении Д. обоснован ч. ч. 4 и 6 ст. 37 УПК РФ, согласно которым полномочия прокурора по поддержанию государственного обвинения в суде вправе осуществлять только прокурор района, города, их заместители, приравненные к ним прокуроры и вышестоящие прокуроры.
Этой же позиции придерживается и президиум флотского суда, между тем закон не содержит запрета на поддержание государственного обвинения помощником прокурора.
По мнению Военной коллегии, правильный ответ на этот вопрос вытекает из анализа названной статьи в совокупности со ст. ст. 5 УПК РФ, 35 и 54 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", который не был сделан нижестоящими военными судами, в отличие от Главного военного прокурора, всесторонне проанализировавшего эти нормы закона с изложением своих выводов в надзорном представлении.
Оценив обжалуемые судебные решения и доводы прокурора о несоответствии их требованиям уголовно-процессуального закона, суд надзорной инстанции считает, что представление обоснованно и подлежит удовлетворению.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 407 и 408 УПК РФ, Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

определила:

надзорное представление заместителя Генерального прокурора РФ — Главного военного прокурора генерал-лейтенанта юстиции Савенкова А.Н. удовлетворить.
Постановления председателя Калининградского гарнизонного военного суда от 27 августа 2002 г. и президиума Балтийского флотского военного суда от 5 декабря того же года в отношении Д., обвиняемого по п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ, отменить.