Ссылка в обвинительном заключении лишь на источники доказательств без изложения самих сведений, составляющих конкретное доказательство, является нарушением уголовно-процессуального законодательства и влечет за собой нарушение прав обвиняемого на защиту, поскольку лишает его возможности возражать против предъявленного ему обвинения

Определение Верховного Суда РФ от 19.03.2003 N 53-о03-15

Дело N 53-о03-15

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ в составе:

    председательствующего                        Кудрявцевой Е.П.,
судей Верховного Суда РФ                       Дубровина Е.В.,
Коннова В.С.

рассмотрела в судебном заседании от 19 марта 2003 года кассационное представление государственного обвинителя на постановление Красноярского краевого суда от 23 декабря 2002 года, которым уголовное дело в отношении
Г., <…>,
по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 105 ч. 2 п. п. "к", "н", 161 ч. 3 п. "в", 158 ч. 4 п. "в" УК РФ
возвращено прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ.
Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., мнение прокурора Кокорима Т.Ю., поддержавшей кассационное представление, Судебная коллегия

установила:

направляя данное дело прокурору, суд сослался на необходимость устранения препятствий для его рассмотрения судом, связанные с составлением обвинительного заключения с нарушением требований уголовно-процессуального закона.
В кассационном представлении со ссылкой на незаконность и необоснованность постановления суда поставлен вопрос о его отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд.
Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены обжалуемого постановления.
Согласно ст. 220 УПК РФ в обвинительном заключении следователь, наряду с другими обстоятельствами, обязан привести перечень доказательств, подтверждающих обвинение.
При этом законодатель в ст. 74 УПК РФ дает определение понятия доказательства. Доказательствами в соответствии с названным уголовно-процессуальным законом по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
Далее в ч. 2 ст. 74 УПК РФ дается ссылка на источники доказательств:
1) показания подозреваемого,
2) показания обвиняемого,
3) заключение и показание эксперта,
4) вещественные доказательства,
5) протоколы следственных и судебных действий,
6) иные документы.
В ст. ст. 76 — 81 УПК РФ дается определение понятий каждого из этих доказательств. В частности,
— согласно ст. ст. 76 — 79, 80 ч. 2 УПК РФ показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего, эксперта — это сведения, сообщенные ими на допросе в ходе досудебного производства в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона к осуществлению указанных процессуальных действий;
— согласно ст. 80 ч. 1 УПК РФ — заключение эксперта это представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом.
При таких обстоятельствах, с учетом того, что ст. 220 УПК РФ требует указать перечень доказательств, следователь в силу законодательного определения понятия доказательств обязан не только сослаться на источник доказательства, как это имеет место в обвинительном заключении по настоящему делу, но и обязан привести сами сведения, составляющие их содержание как доказательств.
Такое требование к указанию доказательств в обвинительном заключении вытекает также из положений ст. 87 УПК РФ, в соответствии с которой проверка доказательств следователем производится путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле. Поэтому ссылка в обвинительном заключении лишь на источники доказательств без изложения самих сведений, составляющих конкретное доказательство, лишает следователя возможности выполнить требования ст. 87 УПК РФ и делает невозможным такое сопоставление.
Положения названного Закона следователем по делу не выполнено.
Кроме того, иное изложение доказательств в обвинительном заключении влечет за собой нарушение права обвиняемого на защиту, поскольку лишает его возможности возражать против предъявленного ему обвинения.
Изложенное опровергает доводы государственного обвинителя о том, что закон не предусматривает необходимости раскрытия содержания доказательств.
При таких обстоятельствах суд обоснованно принял решение по данному делу о возвращении дела прокурору для устранения в течение 5-ти суток допущенных нарушений.
Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Красноярского краевого суда от 23 декабря 2002 года в отношении Г. оставить без изменения, а кассационное представление — без удовлетворения.