Приговор по уголовному делу об убийстве, разбое, краже, незаконных передаче, хранении, перевозке, ношении оружия оставлен без изменения, так как назначенное наказание является справедливым с учетом характера совершенных преступлений, обстоятельств дела и данных о личностях осужденных, оснований для смягчения им наказания не имеется

Определение Верховного Суда РФ от 08.10.2002 N 11-О02-61

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Кузнецова В.В.,
судей Батхиева Р.Х., Лаврова Н.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 8 октября 2002 года кассационные жалобы осужденных М., И. и адвоката Бартенева Г.А. в защиту М. на приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 мая 2002 года, по которому
М., <…>, со средним образованием, судимый 13 февраля 2001 года по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно, 21 января 2002 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РСФСР и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы,
осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 15 годам, по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам с конфискацией имущества, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 18 годам с конфискацией имущества, а с частичным присоединением в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ наказания, не отбытого по приговору от 21 января 2002 года, окончательно к 20 годам в исправительной колонии строгого режима, с конфискацией имущества;
И., <…>, со средним образованием, судимый 21 января 2002 года по ст. 161 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РСФСР к 5 годам лишения свободы,
осужден к лишению свободы: по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 12 годам, по ст. 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ к 3 годам, по ст. 222 ч. 2 УК РФ к 3 годам, по совокупности этих преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, к 15 годам, а с частичным присоединением не отбытого по приговору от 21 января 2002 года наказания в соответствии со ст. 69 ч. 5 УК РФ окончательно к 18 годам в исправительной колонии строгого режима.
Постановлено взыскать с И., Н. и М. в пользу И.М. 32 000 рублей.
Разрешена и судьба вещественных доказательств.
Кассационные жалобы или кассационное представление прокурора в отношении осужденного настоящим приговором Н. не поданы.
Заслушав доклад судьи Батхиева Р.Х., объяснения осужденного М., поддержавшего доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Башмакова А.М., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

осужденные признаны виновными:
М. — в разбойном нападении на Я. с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью и в его убийстве, сопряженном с разбоем;
И. — в незаконной передаче, хранении, ношении и перевозке огнестрельного оружия группой лиц по предварительному сговору, в убийстве Г. из-за неприязненных отношений и в краже чужого имущества, совершенной неоднократно, группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с причинением значительного ущерба потерпевшим.
Преступления совершены в ноябре 2001 года в Зеленодольском районе Республики Татарстан при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.
В судебном заседании М. и И. в предъявленном обвинении виновными себя признали частично.
В кассационных жалобах и дополнениях к ним:
осужденный М. и адвокат Бартенев Г.А., излагая свое несогласие с приговором в части квалификации действий осужденного, утверждают, что умысел был направлен на кражу имущества, что арматура предназначалась для вскрытия квартиры, а не для убийства, что потерпевший Я. случайно оказался дома и неожиданно напал на М. Считают, что доказательств о совершении разбойного нападения в деле отсутствуют. Просят приговор изменить, переквалифицировать действия М. со ст. ст. 105 ч. 2 п. "з", 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. ст. 105 ч. 1 и 158 ч. 2 п. п. "а", "б", "в", "г" УК РФ, смягчив наказание;
осужденный И., не соглашаясь с выводом суда о виновности в убийстве Г., утверждает, что виновен только в том, что показал М. и М.Д. ее дом в селении Устяшки. Указывает, что он находился за гаражом, когда другие зашли в квартиру, что он принял участие только в хищении чужого имущества. Считает, что суд необоснованно сделал вывод о его виновности на основании показаний, данных им на предварительном следствии в связи с психическим и физическим воздействием работников милиции, а также заблуждением, в которое ввел его недобросовестный защитник. При этом ссылается на показания М. в судебном заседании о том, что он убил Г. во время потасовки случайным выстрелом из обреза. Утверждает, что не принял во внимание смягчающие наказание обстоятельства и назначил слишком суровое наказание. Просит приговор в части осуждения его по ст. 105 ч. 1 УК РФ отменить и производство прекратить, наказание смягчить в пределах минимально возможного.
В письменных возражениях потерпевшие Я. и И.М. излагают свое несогласие с доводами жалоб в защиту осужденных и считают, что эти доводы не соответствуют закону.
Судебная коллегия, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, находит приговор в отношении М. и И. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям.
Вывод суда первой инстанции о виновности М. и И. в совершении преступлений, за которые они осуждены, основан на доказательствах, имеющихся в материалах дела, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании.
Соответствует фактическим данным и вывод суда о мотивах и способах убийства потерпевших Я. и Г.
Как видно из материалов дела, осужденный М. и И. на предварительном следствии давали подробные показания об обстоятельствах совершения преступлений, изменив их в судебном заседании в части убийства Г., утверждая, что убийство ее совершил не И., а М.
Вопреки установленным судом фактическим обстоятельствам дела в кассационных жалобах в защиту осужденных содержатся суждения о непричастности И. к убийству потерпевшей Г., что показания на предварительном следствии об убийстве ее давались им, из-за насилия со стороны работниками милиции и обмана.
Эти доводы проверялись и не подтвердились.
Заявление И. о том, что адвокат путем обмана склонил его к даче определенных показаний, также не основан на материалах дела.
Такие же показания, согласующиеся с другими доказательствами, добытыми по настоящему делу, он давал неоднократно.
Нельзя согласиться и с доводами М. о том, что убийство Г. совершил он, а убийство Я. не связано с разбоем.
Суд обоснованно сослался в приговоре на показания осужденных М., И., данные на предварительном следствии, а также осужденного Н., потерпевших Г.О., Я., Я.Р., И.М., свидетелей М.Д., М.С., У.Т., К., из которых усматривается, что группа лиц, в том числе и осужденные, по предварительному сговору решили совершить кражу из квартиры Я. Я.Р., что М. убил неожиданно для всех оказавшегося дома Я. с целью завладения имуществом, что Г. убил И.
Показания указанных лиц соответствуют и сведениям, содержащимся в письменных источниках доказательств, и опровергают доводы осужденного И. о своей невиновности в убийстве Г., высказанные в судебном заседании и содержащиеся в кассационной жалобе.
Доводы о недостаточности и фальсификации доказательств, о применении незаконных методов при допросе И., о непричастности И. к убийству Г., в судебном заседании тщательно проверялись, выяснялись и причины противоречий в доказательствах.
В приговоре правильно изложены и другие фактические данные, содержащиеся в письменных документах, в протоколах осмотра мест происшествий, выдачи М.Д. обреза, из которого убита Г., в актах экспертиз.
Согласно протоколам осмотра мест происшествий и актам экспертиз, трупы Я. и Г. нашли в указанных осужденными местах и с локализацией телесных повреждений в указанных ими местах тела.
Как видно из актов экспертиз, смерть Я. наступила от открытой черепно-мозговой травмы, имелись и другие повреждения, причиненные от не более пяти воздействия твердого тупого предмета с ограниченной контактирующей поверхностью незадолго до наступления смерти. Смерть Г. наступила от огнестрельной раны в области черепа с переломами костей. Входное отверстие расположено в теменно-затылочной области средней линии. Обрез, выданный М.Д., переделанный из заводского одноствольного охотничьего ружья, выстрелом из которого убита Г., исправлен и пригоден для производства выстрелов. След обуви, оставленный в жилище Я. оставлен подошвой обуви на левую ногу М.
Сведения, содержащиеся в актах экспертиз, подтверждают выводы суда о виновности осужденных М. и И.
Эти выводы не противоречат показаниям свидетелей, как утверждается в жалобах, а сообщаемые осужденными время пребывания в жилищах и их действия, могут и не совпадать с другими доказательствами.
Как видно из протокола судебного заседания, все доводы осужденных, аналогичные тем, которые приводятся в кассационных жалобах, выдвигавшиеся ими в свою защиту, тщательно проверялись и не подтвердились.
Суд первой инстанции тщательно исследовал все доказательства, дал им надлежащую оценку в приговоре, как каждому в отдельности, так и в совокупности, с которыми оснований не соглашаться нет.
При таких данных содержащиеся в кассационных жалобах доводы в защиту осужденных, являются необоснованными.
Согласно актам судебно-психиатрических экспертиз М. и И. психическим заболеванием не страдают, могли в момент совершения преступлений и могут в настоящее время осознавать и руководить своими действиями.
С учетом материалов дела и выводов указанных экспертиз суд обоснованно признал осужденных М. и И. вменяемыми за содеянное.
Органами предварительного следствия и судом при рассмотрении дела в судебном заседании каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменения приговора, не допущено, дело рассмотрено в соответствии требованиями закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.
Анализ приведенных в приговоре и других доказательств, имеющихся в материалах дела, свидетельствует о том, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, касающиеся содеянного и самих М. и И.
Совершенным осужденными М. и И. преступлениям дана правильная правовая оценка.
Оснований для отмены приговора в части осуждения за убийство Г., как об этом просит И., или изменения приговора в части убийства Я., как не сопряженного с разбоем, как указано в жалобах в защиту М., судебная коллегия не находит.
Правильно приведены в приговоре и обстоятельства, влияющие на назначение наказания. Назначенное наказание является справедливым с учетом характера совершенных преступлений, обстоятельств дела и данных о личностях осужденных М. и И. Оснований для смягчения им наказания, не имеется.
На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Татарстан от 27 мая 2021 года в отношении М. и И. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.