Производство по делу по заявлению прокурора о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Карачаево-Черкесской Республики "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" по мотиву издания обжалуемого Закона с превышением полномочий прекращено неправомерно, поскольку соответствие федеральному закону законов субъектов РФ, если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности, проверяется судами общей юрисдикции

Определение Верховного Суда РФ от 01.10.2002 N 30-Г02-5

Дело N 30-Г02-5

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

    председательствующего                            Кнышева В.П.,
судей                                           Горохова Б.А.,
Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании от 1 октября 2002 г. дело по заявлению прокурора Карачаево-Черкесской Республики о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Карачаево-Черкесской Республики "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" по кассационному протесту прокурора Карачаево-Черкесской Республики на решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 июля 2002 г., которым заявление удовлетворено частично и по частному протесту того же прокурора на определение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 июля 2002 г., которым производство по делу в остальной части прекращено по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Корчашкиной Т.Е., объяснения представителя Правительства Карачаево-Черкесской Республики К. (довер. N 533-02 от 19.03.02), заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., поддержавшей доводы протестов, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

прокурор Карачаево-Черкесской Республики (далее — КЧР) обратился в суд с заявлением о признании Закона КЧР "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" противоречащим Федеральным законам: "О лицензировании отдельных видов деятельности", "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд".
Решением Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 июля 2002 г. признаны противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению п. 3 ст. 5, подпункт 2.1.1 п. 2 ст. 10 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 12 февраля 1999 г. "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" со дня вступления решения в законную силу.
После вступления решения в законную силу оно подлежит обязательному опубликованию в газете "День Республики".
Определением того же суда от 25 июля 2002 г. производство по делу в остальной части заявления по мотиву издания обжалуемого Закона Республики с превышением полномочий прекращено по п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР.
В кассационном протесте прокурора Республики поставлен вопрос об отмене решения суда в связи с тем, что дело рассмотрено не в полном объеме.
В частном протесте прокурора Республики поставлен вопрос об отмене определения суда в связи с неправильным толкованием норм материального права и неправильным применением норм процессуального права.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного и частного протестов, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим оставлению без изменения, а определение суда — подлежащим отмене по следующим основаниям.
Признавая противоречащими федеральному законодательству вышеуказанные нормы обжалуемого Закона Республики, регулирующие вопросы лицензирования деятельности по закупкам, поставкам, переработке, хранению и реализации (продажа, торговля) сельхозпродукции, сырья и продовольствия, суд первой инстанции правомерно сослался на то, что Федеральный закон "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 08.08.2001 N 128-ФЗ в редакции Федерального закона от 13 марта 2002 года N 28-ФЗ (ст. 17) не предусматривает выдачу лицензий на осуществление той же деятельности. Введение же лицензирования иных видов деятельности возможно путем внесения дополнений в предусмотренный настоящим Федеральным законом перечень видов деятельности, на осуществление которых требуется лицензия (п. 3 ст. 17).
Данные выводы суда никем не оспариваются.
Довод кассационного протеста о том, что заявление прокурора рассмотрено судом не в полном объеме, не влечет незаконность решения суда в указанной части.
В то же время следует согласиться с доводами частного протеста о незаконности определения суда, которым производство по делу прекращено.
Прекращая производство по делу по основаниям п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР, суд указал, что заявление прокурора мотивировано тем, что законодательный орган Республики не полномочен был принимать оспариваемый нормативный правовой акт, поскольку принятие таких актов относится к исключительной компетенции Российской Федерации, т.е., по мнению суда, прокурор просил разрешить спор, имеющий конституционное значение, вне связи с разрешением конкретного дела, в порядке абстрактного нормоконтроля, а потому такой спор в соответствии со ст. 125 Конституции Российской Федерации подсуден Конституционному Суду Российской Федерации.
С таким выводом суда согласиться нельзя.
В соответствии со ст. 125 Конституции РФ Конституционный Суд Российской Федерации разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам ведения органов государственной власти Российской Федерации.
Суд допустил неправильное толкование названной нормы Конституции. В постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11.04.2000 "По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации" разъяснено, что согласно ст. 125 Конституции Российской Федерации проверка конституционности нормативных актов в случае противоречия Конституции Российской Федерации осуществляется в порядке конституционного судопроизводства. Соответствие же федеральному закону законов субъектов Российской Федерации, если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности, проверяется судами общей юрисдикции.
Как видно из заявления, прокурор обратился в суд, оспаривая все положения Закона Карачаево-Черкесской Республики "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции сырья и продовольствия для государственных нужд" от 12.02.99 как противоречащие федеральному законодательству: Закону РФ "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд", Федеральному закону "О лицензировании отдельных видов деятельности". Вопрос о неконституционности оспариваемого Закона прокурором не ставился.
Указание же в заявлении на то, что Закон принят по предметам ведения Российской Федерации, чем нарушен п. "о" ст. 71 Конституции Российской Федерации, не свидетельствует о том, что прокурором оспаривалась конституционность Закона Республики.
Пунктами 7, 8 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону" также разъяснено, что судам следует иметь в виду, что исходя из смысла п. 2 ст. 9, п. 2 ст. 19, п. п. 1 и 3 ст. 29 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации" заявление прокурора о признании противоречащим федеральному законодательству нормативного правового акта субъекта Российской Федерации подается в соответствующий суд. Правовой акт может быть признан судом противоречащим закону, если он издан органом либо должностным лицом с превышением предоставленной им законом компетенции или с нарушением действующего законодательства, том числе и Конституции Российской Федерации.
В соответствии с п. 2 ст. 115 ГПК РСФСР дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти и должностных лиц субъектов Российской Федерации подсудны верховному суду республики, краевому, областному суду, суду города федерального значения, суду автономной области и суду автономного округа.
Закон субъекта Российской Федерации "О закупках и поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия для государственных нужд" от 12.02.99 оспаривался прокурором Карачаево-Черкесской Республики по тому основанию, что он принят с превышением полномочий и с нарушением законов Российской Федерации, следовательно, данное дело должно было быть разрешено Верховным судом республики.
Ссылка в определении суда на п. 1 Договора о разграничении предметов ведения полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти суверенных республик в составе РФ от 31.03.92 также не может быть признана правильной.
В соответствии со ст. 30 Федерального закона "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" от 24.06.99 N 119-ФЗ (в редакции от 20.05.02) в случаях, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О Конституционном Суде Российской Федерации", споры, связанные с разграничением предметов ведения и полномочий, передачей органами государственной власти друг другу осуществление части своих полномочий, рассматриваются Конституционным Судом Российской Федерации. Споры, связанные с разграничением предметов ведения и полномочий (что имеет место в данном случае), могут быть вынесены на рассмотрение судов общей юрисдикции.
При таких обстоятельствах у суда не имелось оснований к прекращению производства по делу, определение суда подлежит отмене.
Руководствуясь ст. ст. 304, 305, 311, 317 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 июля 2002 г. оставить без изменения, определение Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики от 25 июля 2002 г. отменить, передать вопрос на новое рассмотрение в суд первой инстанции.