Оправдательный приговор по уголовному делу об убийстве, покушении на убийство оставлен без изменения, так как обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны

Определение Верховного Суда РФ от 28.08.2002 N 46-О02-66

Председ.: Микшевич С.А.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Журавлева В.А.,
судей Семенова Н.В. и Червоткина А.С.
рассмотрела в судебном заседании 28 августа 2002 года
кассационный протест прокурора — государственного обвинителя, кассационную жалобу потерпевшего Б.С.
на приговор Самарского областного суда от 20 мая 2002 года, по которому
Б., <…>, ранее не судимый,
оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105, ч. 3 ст. 30 и п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ за отсутствием в его действиях составов этих преступлений.
Заслушав доклад судьи Семенова Н.В., выступление прокурора Мурдалова Т.А., поддержавшего доводы протеста, судебная коллегия

установила:

Б. оправдан по обвинению в убийстве Б.Д. и в покушении на убийство Б.В.
В кассационном протесте прокурор просит приговор отменить и направить дело на новое судебное рассмотрение, по тем основаниям, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, указывает, что из показаний свидетелей Н. и Е. следует, что к тому моменту, когда Б. появился с ножом в руке, посягательство братьев Б.Д. и Б.В. на Б.О. было закончено, и у Б. не было оснований полагать, что здоровью Б.О. и его здоровью угрожает опасность, а, кроме того, насилие, примененное к Б.О. и Б., не повлекло за собой причинение вреда их здоровью, поэтому способ и средство, избранные Б. были несоразмерны способу и средствам посягательства, вывод суда о том, что при появлении Б. с ножом на месте конфликта братья Б.Д. и Б.В. напали на него не подтвержден материалами дела, ситуационной судебно-медицинской экспертизой установлено соответствие показаний Б.В. количеству и локализации, описанный Б. механизм причинения ножевых ранений не соответствует выводам экспертизы, считает, что доводы Б. опровергнуты материалами дела.
В возражениях на кассационный протест Б. просит оставить его без удовлетворения.
В кассационной жалобе потерпевший Б.С. просит отменить приговор, считает, что судом дана неправильная оценка доказательствам, суд необоснованно не поверил показаниям потерпевшего Б.В., которые правдивы и подтверждаются другими доказательствами, показания же Б. о том, что братья напали на него, опровергаются материалами дела.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных протеста и жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены приговора.
Оправдывая Б. по обвинению в убийстве Б.Д. и в покушении на убийство Б.В., суд мотивировал свой вывод тем, что доводы потерпевшего Б.В. об обстоятельствах дела не подтверждены, а доводы Б. об обстоятельствах причинения им ранений потерпевшим не только не опровергнуты, но и в значительной степени соответствуют представленным в суд доказательствам.
Такой вывод суда, как это видно из материалов дела, подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств.
Так, потерпевший Б.В. показал, что сидевший на скамейке вместе с Б.О. Б. окликнул его и брата, когда они проходили мимо них, оскорбил их нецензурно и потребовал подойти к нему. Когда они подошли, Б. сразу же нанес ему, Б.В., удар ногой в лицо, а когда он упал, ударил лежащего ногой в голову. Затем он стал драться с Б.О., сбил его с ног и бил лежащего. Б.Д. дрался с Б., тот отступал от него и они скрылись за углом дома. В их отсутствие он продолжал бить Б.О., к нему подошли Н. и Е., по предложению Н. он прекратил бить Б.О. Затем пришел Б.Д., сказал, что Б. убежал. Все стали искать телефон, который потерял во время драки Б.Д., он услышал за спиной шаги, увидел в непосредственной близости от себя Б. с ножом в руке, который сразу ударил его ножом в живот и он упал. Б. подбежал к Б.Д. и ударил ножом в грудь. Он поднялся, чтобы помочь брату, Б. пытался ударить его в грудь, но удар пришелся в руку.
Из показаний же Б. следует, что когда он и Б.О. сидели на скамейке, к ним подошли братья Б.Д. и Б.В. и в грубой форме попросили закурить. Получив отказ, Б.В. стал придираться к Б.О., ударил его рукой, а Б.Д., обращаясь к нему, Б., сказал, чтобы он сидел и не дергался, т.к. у него в кармане пистолет. Оказывая сопротивление действиям братьев Б.Д. и Б.В., он ударил сначала Б.Д., а затем Б.В., началась драка. Б.В. сбил с ног Б.О., стал ногами наносить ему удары в голову и по туловищу, у Б.О. началось обильное кровотечение. Б.Д. дрался с ним Б., он отступал от Б.Д., затем побежал домой, Б.Д. преследовал его, но затем отстал. Считая, что жизни Б.О., оставшегося на месте происшествия в беспомощном состоянии, угрожает реальная опасность, он взял дома нож и вернулся к месту драки. Увидел там, помимо Б.Д. и Б.В., еще нескольких парней, все они избивали ногами лежавшего Б.О. Он, держа в руке нож, потребовал оставить Б.О. в покое и отойти в сторону. Братья Б.Д. и Б.В. напали на него стали наносить удары в различные части тела, натянули на голову свитер и он, зная о последствиях насилия, примененного к Б.О., понимая реальную угрозу его жизни и здоровью, стал наносить нападавшим на него неприцельные удары ножом, прекратил свои действия, когда его отпустили.
Доводы кассационного протеста и кассационной жалобы о том, что показания Б. опровергаются материалами дела, не могут быть признаны состоятельными.
Так, из показаний свидетеля Н. видно, что после того, как Б.Д. обратил Б. в бегство, агрессивно настроенный Б.В. наносил сильные удары ногами по туловищу лежавшего в луже крови Б.О. У него возникло опасение за жизнь потерпевшего, он и Е. стали удерживать Б.В., но тот неоднократно вырывался из их рук, и продолжал бить Б.О. Затем появился Б.Д., а вслед за ним Б. с ножом в руке, в присутствии которого Б.В. продолжал бить Б.О. Б. остановился и, не предпринимая каких-либо действий, стал кричать, чтобы Б.О. оставили в покое, при этом у него могло сложиться впечатление, что Б.О. бьют несколько человек. Сначала Е., а затем и он покинули место происшествия, уходя, он видел, что братья Б.Д. и Б.В., стоя лицом к Б., разошлись на несколько шагов и расположились левее и правее Б.
Свидетель Е. дал аналогичные показания об обстоятельствах избиения Б.В. лежавшего Б.О., а также показал, что на его вопрос о причинах избиения Б.О. один из братьев Б.Д. и Б.В. сказал, что они не поделили лавочку.
Свидетель Б.О. подтвердил, что братья Б.Д. и Б.В. спровоцировали конфликт и первыми применили к нему насилие.
Приведенными доказательствами опровергаются доводы протеста о том, что к моменту возвращения Б. с ножом посягательство в отношении Б.О. было прекращено, а также доводы протеста о том, что способ и средства защиты, избранные Б. были несоразмерны способу и средствам посягательства.
То обстоятельство, что, согласно заключениям судебно-медицинской экспертизы, в результате насилия здоровью Б.О. и Б. не было причинено вреда, само по себе не может свидетельствовать о том, что Б. избрал для обороны способ не соразмерный характеру нападения, поскольку характер примененного к Б.О. насилия и агрессивное поведение братьев Б.Д. и Б.В. в отношении Б. давало основания Б. считать, что посягательство на него и Б.О. было сопряжено с насилием, опасным для их жизни и здоровья.
Не могут быть признаны состоятельными и доводы протеста о том, что выводы судебно-медицинской экспертизы подтверждают показания потерпевшего Б.В. об обстоятельствах нанесения Б. ножевых ранений ему и Б.Д. и опровергают показания Б. о тех же обстоятельствах.
Судом исследовалось указанное заключение судебно-медицинской экспертизы, для чего в судебное заседание был вызван судебно-медицинский эксперт, который пояснил, что выводы экспертизы были сделаны при условии статичных позиций потерпевших и обвиняемого, без учета того, что в процессе конфликта конфликтующие стороны двигались и меняли положение, поэтому суд пришел к правильному выводу о том, что данные проведенной судебно-медицинской экспертизы не опровергают объяснения Б. о механизме причинения им ножевых ранений потерпевшим.
При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что Б. действовал в состоянии необходимой обороны и обоснованно оправдал Б.
На основании изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Самарского областного суда от 20 мая 2002 года в отношении Б. оставить без изменения, а кассационные протест и жалобу — без удовлетворения.