МКАС счел допустимым уменьшение задолженности ответчика, поскольку предметом контракта определялось право ведения рыбного промысла в 2000 году, и истец, обязавшись обеспечить выдачу компетентными органами России разрешений на лов рыбы в 2000 году, должен был обеспечить ответчику реальную возможность начала такого лова рыбы именно с 1 января 2000 г., что фактически сделано не было

Решение МКАС при ТПП РФ от 20.06.2002 по делу N 10/2001

(По материалам решения Международного коммерческого арбитражного суда при Торгово — промышленной палате Российской Федерации от 20 июня 2002 года N 10/2001)

Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово — промышленной палате Российской Федерации (далее — МКАС) рассмотрел дело по иску Предприятия, имеющего местонахождение на территории России (далее — Истец), к Фирме, имеющей местонахождение на территории Польши (далее — Ответчик), о взыскании денежной суммы в долларах США.
29 декабря 1999 года между сторонами был заключен Контракт, предметом которого являлась реализация договоренностей, достигнутых в ходе пятой сессии российско — польской смешанной комиссии по рыбному хозяйству в части условий работы польских рыболовных судов и оплаты (и связанных с ней финансовых расчетов) за право ведения польскими судами рыбного промысла в исключительной экономической зоне РФ в 2000 году.
В соответствии с Контрактом Ответчик обязывался произвести оплату за право ведения промысла.
По состоянию на 11 января 2001 г. Ответчик свои обязательства выполнил не в полном объеме, в результате чего образовалась задолженность.
Претензия, направленная Ответчику 21 декабря 2000 г., была оставлена без ответа.
Учитывая изложенное, Истец просил МКАС взыскать с Ответчика сумму основного долга, неустойку на основании Контракта: в случае неисполнения платежей в сроки, предусмотренные Контрактом, Ответчик обязан уплатить Истцу штрафные санкции в размере 0,07% от суммы задолженности за каждый день просрочки.
Кроме того, Истец просил взыскать с Ответчика расходы по уплате арбитражного сбора.
Ответчик обратился в МКАС с просьбой о прекращении арбитражного процесса либо отложения судебного заседания до времени завершения ведущихся переговоров с целью решения спора и взыскания арбитражных расходов, включая расходы на правовую помощь, дружественным путем.
В обоснование заявленного требования Ответчик указал, что между Истцом и Ответчиком ведутся переговоры с целью решения спора дружественным путем, что подтверждается перепиской сторон, а также протоколами встреч сторон. Кроме того, по требованию Истца в порту было произведено задержание судна, принадлежавшего Ответчику.
Ответчик указал также, что отношения между сторонами складываются на основании ряда межправительственных документов между РФ и Республикой Польша, в связи с чем использование судебных процедур в отношениях между сторонами должно иметь место только после того, как будут исчерпаны все условия для решения спорных вопросов дружественным путем.
В заседании представитель Истца заявил ходатайство об уменьшении его исковых требований. Уменьшение суммы исковых требований было вызвано тем, что стороны заключили соглашение о передаче судна в счет погашения долга Ответчика. Истец также снял свое требование об уплате договорной неустойки.
Представитель Ответчика возражал против требований Истца, указывая, что стороны продолжают ведение переговоров, в том числе по сумме задолженности Ответчика, которая подлежит уточнению в ходе заседаний польско — российской смешанной комиссии по рыболовству.
Кроме того, Ответчик пояснил, что он не имел возможности представить возражения по существу требований Истца, поскольку рассчитывал на разрешение спора дружественным путем.
Ответчик информировал МКАС и Истца о своих возражениях по существу спора, указав на необоснованность требований Истца, поскольку Ответчик не имел возможности выловить выделенную ему промысловую квоту. Это было обусловлено, в частности, тем, что разрешение на промысел в 2000 году со стороны органов Российской Федерации и Истца последовало с опозданием: Российской Федерацией был ограничен район промысла, а также введены лимиты на промысловое оборудование; вопреки заверениям органов Российской Федерации, в Охотском и Беринговом морях отсутствовали биологические ресурсы, достаточные для вылова выделенной промысловой квоты; а также имели место чрезвычайные гидрометеорологические аномалии.
Ответчик отметил, что действия Истца резко противоречат принципу взаимной выгоды в отношениях между сторонами, поскольку промысловые лицензии на 2000 год были выданы Ответчику с задержкой; Ответчику было запрещено осуществить перегруз выловленной в 1999 году рыбы, в результате чего Ответчик был обременен дополнительными затратами на ее разгрузку после 13 января 2000 года, исключающими его ответственность согласно статье 80 Венской конвенции о договорах международной купли — продажи товаров 1980 года.
Ответчик указал, что введение Российской Федерацией административных мер, ограничивавших район промысла и лимитировавших применяемые орудия лова, недостаток биологических ресурсов в Беринговом море, а также чрезвычайные гидрометеорологические аномалии следует признать обстоятельствами, подпадающими под действие статьи 79 (пункт 1) Венской конвенции и исключающими его ответственность. Указанные обстоятельства, по мнению Ответчика, могут быть отнесены и к числу форс — мажорных обстоятельств.
Рассмотрев материалы дела, выслушав представителей Истца и Ответчика, МКАС установил следующее.
1. Контракт от 29 декабря 1999 г., заключенный между сторонами, предусматривает, что в случае, если стороны не могут прийти к соглашению дружественным путем, все споры, претензии и разногласия подлежат разрешению в Международном коммерческом арбитражном суде при ТПП РФ (г. Москва), решение которого будет окончательным и обязательным для обеих сторон.
Учитывая изложенное, МКАС признал себя правомочным органом по рассмотрению спора.
2. В соответствии с Соглашением о передаче судна в счет погашения долга Контракт о ведении судами Ответчика рыбного промысла в исключительной экономической зоне РФ считается исполненным частично в объеме согласованной цены судна. Обязательства Ответчика по Контракту уменьшаются на зачтенную Истцом сумму.
Между тем Ответчик, возражая против уплаты задолженности, ссылался на несвоевременное получение разрешений на лов рыбы; введение Российской Федерацией административных правил, ограничивающих район промысла и введение промыслового оборудования, лимитирующего промысел; отсутствие биологических ресурсов в Охотском и Беринговом морях, достаточных для вылова выделенной промысловой квоты минтая в 2000 году; наступление в районах лова чрезвычайных гидрометеорологических аномалий, повлиявших на снижение количества минтая, пригодного для промыслового вылова.
В обязанности Истца входило лишь обеспечение предоставления польской стороне на платной основе промысловой квоты на вылов рыбы, а также обеспечение своевременной выдачи компетентными органами России разрешений судам Ответчика на работу в исключительной экономической зоне Российской Федерации.
Обстоятельства, на которые ссылался Ответчик и которые, по его мнению, исключают его ответственность за частичную неоплату предоставленного ему права лова рыбы по Контракту, не могут быть приняты полностью во внимание МКАС, так как, во-первых, отнесение наступивших в районах лова чрезвычайных гидрометеорологических аномалий к обстоятельствам форс — мажора требует согласно Контракту представления свидетельств, выданных Торговой палатой или иным компетентным органом, но такое свидетельство форс — мажора Ответчиком не было представлено; во-вторых, отсутствие достаточных ресурсов рыбы в районах лова является предпринимательским риском Ответчика.
Вместе с тем МКАС исходит из того, что утверждение Ответчика об опоздании со стороны органов Российской Федерации и Истца в выдаче разрешений на промысел в 2000 году должно быть принято во внимание по следующим основаниям.
В заседаниях МКАС Ответчик ссылался на то, что фактически разрешение на работу его судов в исключительной экономической зоне было получено позже. Представленный Ответчиком телекс также косвенно свидетельствует о том, что на указанную дату польские суда еще не получили разрешения на промысел и выгрузку рыбы в Беринговом море, а лов ее на основании копий разрешений не был разрешен представителями ФПС.
В связи с этим МКАС полагает, что, поскольку предметом Контракта определялось право ведения польскими судами рыбного промысла в 2000 году, Истец, обязавшись обеспечить выдачу компетентными органами России разрешений на лов рыбы в 2000 году, должен был обеспечить Ответчику тем самым реальную возможность начала такого лова рыбы именно с 1 января 2000 г., что фактически сделано не было.
С доводом Истца, что следует принимать во внимание только формально зафиксированную в лицензии дату, нельзя согласиться. Общий принцип лицензирования заключается в том, что дата составления и выдачи лицензии должна быть одной и той же. Например, в Федеральном законе от 08.08.2001 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" понятие "лицензия" определяется как "специальное разрешение на осуществление вида деятельности при обязательном соблюдении лицензионных требований и условий, выданное лицензирующим органом юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю", а понятие "лицензируемый вид деятельности" определяется как "вид деятельности, на осуществление которого на территории Российской Федерации требуется получение лицензии". Таким образом, выдача лицензии неразрывно связана с ее получением. Учитывая изложенное, МКАС считает справедливым и допустимым уменьшение задолженности Ответчика.
3. В соответствии с п. 2 параграфа 6 Положения об арбитражных расходах и сборах, являющегося приложением к Регламенту МКАС, если иск удовлетворен частично, то арбитражный сбор возлагается на Ответчика пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований и на Истца — пропорционально той части исковых требований, в которой иск не удовлетворен.
МКАС обязал Фирму, имеющую местонахождение на территории Польши, уплатить Предприятию, имеющему местонахождение на территории России, сумму задолженности по Контракту (с учетом уменьшения, указанного в п. 2 выше) и возместить расходы Истца по уплате арбитражного сбора.