Приговор по уголовному делу в отношении двух осужденных в части осуждения по ч. 3 ст. 327, ч. ч. 1, 2 ст. 325 УК РФ, в части признания виновным одного из осужденных по ч. 3 ст. 327 и назначения ему наказания по ч. 2 ст. 327 УК РФ, в части признания виновным другого осужденного по ст. 327 и назначения наказания по ч. 2 ст. 327 УК РФ отменен, дело в этой части производством прекращено за истечением сроков давности

Определение Верховного Суда РФ от 06.06.2002 N 22-О02-7

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Ермилова В.М.,
судей Борисова В.П. и Ботина А.Г.
рассмотрела в судебном заседании от 6 июня 2002 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных, адвокатов Бедаш А.Н., Артемова А.С. и потерпевших В., Т., Х. на приговор Верховного Суда Республики Северной Осетии — Алании от 30 января 2002 года, по которому:
Ч., <…>, судимый в 1991 году, с учетом внесенных изменений определением от 6 ноября 1997 года, по ст. ст. 112 ч. 1, 222 ч. 4, 105 ч. 2 п. п. "д", "к", "н" УК РФ к 15 годам лишения свободы —
осужден по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества, по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 11 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 70 УК РФ к 12 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима с конфискацией имущества;
Ч. по ст. ст. 33 ч. 3, 209 ч. 1 и ч. 2, 222 ч. 3, 325 ч. 1 и ч. 2, 226 ч. 4 п. п. "а", "б", 161 ч. 2 п. п. "б", "г" и ч. 3 п. п. "а", "б", "в", 327 ч. 3 УК РФ оправдан;
А., <…>, судимый в 1996 году по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден 13 июля 1998 года условно-досрочно на 2 года 23 дня —
осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда, по ст. 327 ч. 2 УК РФ (признан виновным по ст. 327 ч. 3 УК РФ) к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в размере 120 минимальных размеров оплаты труда в сумме 12 тысяч рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Д., <…>, несудимый —
осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по 226 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда, по ст. 327 ч. 3 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 9 годам лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в размере 120 минимальных размеров оплаты труда в сумме 12 тысяч рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Б., <…>, судимый 15 марта 2000 года по ст. ст. 228 ч. 1, 161 ч. 2 п. п. "а", "г", "д" УК РФ к 4 годам лишения свободы —
осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 226 ч. 3 п. "б" УК РФ (признан виновным по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ) к 5 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда, по ст. 327 ч. 3 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда и по совокупности преступлений и по приговору от 2000 года на основании ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в размере 120 минимальных размеров оплаты труда в сумме 12 тысяч рублей с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Ц., <…>, судимый в 1994 году по ст. 145 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, освобожден 27 сентября 1997 года —
осужден по ст. 161 ч. 3 п. "б" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ (в приговоре ошибочно указан п. "а", хотя признан виновным по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ) к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 226 ч. 3 п. п. "а", "б" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 325 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда, по ст. 327 ч. 2 УК РФ (признан виновным по ст. 327 УК РФ) к штрафу в виде 100 минимальных размеров оплаты труда и по совокупности преступлений на основании ст. 69 УК РФ к 10 годам лишения свободы с конфискацией имущества со штрафом в размере 120 минимальных размеров оплаты труда с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
Оправданы А. по ст. ст. 209 ч. 1 и ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ и Д., Б., Ц. по ст. ст. 209 ч. 2, 222 ч. 3 УК РФ.
Заслушав доклад судьи Ермилова В.М., объяснение адвоката Артемова А.С., поддержавшего кассационные жалобы в защиту осужденного Ч., заключение прокурора Титова В.П., полагавшего приговор в части осуждения осужденных по ст. ст. 327 ч. 3, 325 ч. 1 и 2 УК РФ отменить за истечением сроков давности и производством дело в этой части прекратить, снизить назначенное этим осужденным наказание по совокупности преступлений на 6 месяцев лишения свободы, а в остальном приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

Д., Б., А., Ц. и Ч. признаны виновными в разбое и в вымогательстве.
Кроме того, Д., Б., А., и Ц. признаны виновными в грабеже, в хищении оружия, в похищении документов и в подделке документов.
Преступления совершены в 1998 — 1999 годах при отягчающих обстоятельствах, изложенных в приговоре.
В судебном заседании осужденные Ч., Б. и Ц. вину не признали, Д. и А. признали вину в самоуправстве.
В кассационных жалобах:
осужденный Ч. не согласен с приговором. Утверждает, что предъявленное ему обвинение не имеет к нему никакого отношения. Полностью согласен с содержанием жалобы своего адвоката и просит приговор отменить за недоказанностью его вины;
осужденный Д. считает, что его вина в предъявленных ему обвинениях не доказана, что все обвинение построено на показаниях потерпевших и свидетелей на предварительном следствии, от которых они в судебном заседании отказались. Не отрицает, что требуя свои деньги, он действовал не совсем правильными методами, за которые должен понести наказание, но не за преступления, которые он не совершал и за которые осужден. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;
осужденный А. считает, что приговор необоснованный, так как он противоречит фактическим материалам судебного следствия. Утверждает, что преступлений не совершал, а требовал свои деньги. Все его обвинение построено на показаниях потерпевших на предварительном следствии, о которых потерпевшие заявили в суде, что дать эти показания их заставили. Полагает, что суд дал неправильную оценку фактическим обстоятельствам дела и просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;
осужденный Б. также считает, что приговор необоснованный, что обвинение основано на показаниях потерпевших на предварительном следствии, от которых они в судебном заседании отказались. Утверждает, что умысла на совершение корыстных преступлений не было. Не отрицает, что Д. требуя свои деньги действовал не совсем правильными методами, а он был вместе с Д. и предъявлял к потерпевшим те же требования. Полагает, что суд дал неверную оценку фактическим обстоятельствам дела и просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;
осужденный Ц. утверждает, что никакого отношения к совершенным преступлениям не имеет, что все показания потерпевших на предварительном следствии были добыты под давлением оперативных служб, о чем они сами показали в суде. Полагает, что его непричастность к преступлениям подтверждается показаниями свидетелей Х.К., К. и других. Просит приговор в отношении него отменить и дело производством прекратить;
адвокат Бедаш в защиту осужденного Ч. считает, что суд исследовав материалы дела, к оценке доказательств подошел односторонне, принимая во внимание одни и отвергая другие доказательства, подтверждающие невиновность Ч. Полагает, что опознание потерпевшими Х. и В.Ч. по фотокарточке проведено с нарушениями требований ст. ст. 164 — 166 УПК РСФСР, поэтому протоколы этих опознаний не могут быть положены в основу обвинения, однако они признаны судом доказательствами вины Ч. По его мнению, показания потерпевших о том, что в учреждении ЯН-68/1 они встречались с осужденным, представившимся "Хабой", реальны, но это лицо не являлось Ч. Считает, что вина Ч. в совершенных преступлениях не доказана. Просит приговор отменить и уголовное дело в отношении Ч. прекратить за недоказанностью его вины, а также исключить из числа вещественных доказательств и описи имущества автомашину "Мицубиси ФТО-21" г. н. <…>, как предмет, не имеющий отношения к рассматриваемому уголовному делу и не принадлежащий осужденному Ч.;
адвокат Артемов в защиту осужденного Ч. считает, что приговор является незаконным. Указывает, что в деле имеется постановление следователя о выделении из данного уголовного дела в отдельное производство в отношении: "огнестрельного оружия — пистолетов ПМ, различных ножей и бейсбольной биты", которыми осужденные пользовались при совершении инкриминируемых им деяний, и имущества, похищенного у Х. и В. По его мнению, данное выделение дела незаконно, так как невозможно раздельное расследование и рассмотрение этих дел, поэтому в соответствии со ст. 232 УПК РСФСР в случае неправильного разъединения дела оно подлежит направлению для дополнительного расследования. Кроме того, указывает, что суд не исследовал показания Х. о том, что перстень и часы ему вернули. Утверждает, что суд не привел в приговоре никаких доказательств, на основании которых пришел к выводу, что показания В. и Х. на суде о том, что подсудимый Ч. не то лицо, которое представлялось им в колонии, является надуманными и ложными. Полагает, что опознание В. и Х. Ч. по фотокарточке проведено с нарушением требований закона, поэтому не может быть положено в основу обвинения Ч. Ссылается на нарушение требований ст. 20 УПК РСФСР о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела, в частности о внешности Ч. в связи с показаниями В. и Х., показания Х. о причиненных ему телесных повреждений. Указывает основания, обязывающие проведение в отношении Б. судебно-психиатрической экспертизы, а поскольку требования закона не выполнены, то полагает, что ссылка в приговоре на протоколы следственных действий с участием обвиняемого Б. в подтверждение виновности Ч., незаконна. Утверждает, что не выполнено должным образом требования ст. 187 УПК РСФСР при проведении экспертиз, поэтому ссылка на них в приговоре незаконна. Полагает, что суд незаконно сослался на показания свидетелей Г.Д. и Е., так как они не указали источник своей осведомленности. Ссылается на то, что суд не исследовал показания свидетеля Д.К. и не допросил его в судебном заседании. Указанные нарушения уголовно-процессуального закона считает существенными, поэтому просит приговор отменить, дело направить на дополнительное расследование;
потерпевший В. утверждает, что на предварительном следствии он оговорил осужденных, подробно излагает причины, по которым он это сделал, указывает, что правдивые показания он дал в судебном заседании, но судом они не были услышаны. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение для восстановления справедливости;
потерпевший Т. утверждает, что никакого насилия со стороны осужденных к нему не применялось, что свой автомобиль ВАЗ-2106 он предложил добровольно, чтобы помочь своему другу Д.Д. отдать долг Д. Считает, что суд не учел его показаний о том, что ни при передаче, ни при разговоре о передаче его автомашины ВАЗ-21099 А.Д. не присутствовал, что подтверждается его показаниями на предварительном следствии. Ч. же он никогда не видел, и никаких отношений у него с ним не было. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение;
потерпевший Х. поясняет, что его допрашивали о событиях 3-х летней давности, когда в отношении него было совершено преступление. Работники, проводившие следствие, убедили его в том, что ранее судимый Ч., находясь в местах лишения свободы, создал банду для совершения тяжких преступлений, и именно его банда совершила в отношении него ряд преступлений. Учитывая, что он сможет возместить хотя бы часть причиненного ему ущерба, и что работники милиции не могут подсунуть ему других людей, он, не вникая в подробности, стал давать показания на осужденных приговором лиц. Однако, когда был объявлен приговор, и не были приняты во внимание его показания при рассмотрении дела, он понял, что из-за его оговора на предварительном следствии этих лиц, они оказались незаконно осужденными к большим срокам лишения свободы. Просит приговор отменить и направить дело на новое следствие.
Проверив материалы дела, и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.
Доводы кассационных жалоб не соответствуют материалам дела, из которых видно, что вина осужденных в совершенных преступлениях доказана собранными по делу доказательствами, полно и объективно исследованными в судебном заседании.
Так, вина осужденных А., Д., Б. и Ц. в грабеже подтверждается показаниями потерпевшего Т., свидетелей Т.О., Х.Д., Ц.Г. и другими доказательствами.
Из показаний потерпевшего Т. усматривается, что 1 августа 1998 года он сидел в летней кухне Д.Д. и смотрел телевизор. Примерно через полчаса пришел Д.Д., а с ним еще четверо ранее незнакомых ребят и один из них, по прозвищу "Муха", сразу стал спрашивать, где находится его автомашина ВАЗ-21099. Он ответил, что у него уже нет этой автомашины, и спросил, почему он ею интересуется. В ответ "Муха", как теперь ему стало известно это был А., заявил, что он должен им 10000 долларов США за то, что находится в интимной связи с дочерью Д.Д. Он возразил, что у него ничего с ней не было. Сказал, что машина в Южной Осетии, тогда они сразу все набросились на него и стали избивать, требуя, чтобы он сказал, где находится автомашина. Ему наносили удары по всему телу, сильно ударили стулом или каким-то деревянным предметом по спине. Били 10 — 15 минут, от побоев у него на голове образовались шишки, из носа текла кровь. Были синяки на лице, под глазами и по всему телу. Он признался, что оставил свою машину в залог родственнику Т.О., который живет в товариществе "Иристон". Двое остались с ним, а двое поехали к Т.О., но не застали его дома и вернулись. С него потребовали, чтобы машина до утра была у них. Он согласился. Примерно в 3 часа ночи на двух машинах они поехали к Т.О., которого он попросил вернуть машину. Т.О. возражал, но, увидев, что он избит, согласился. Ключи, техпаспорт, ПТС от машины он передал А. Его предупредили, чтобы в милицию он не обращался, иначе разделаются с ним и его семьей. В милицию он не обращался, так как боялся за жизнь своих близких. Причиненный ему ущерб составлял 180000 рублей. Впоследствии он узнал, что с А. были Д., Б., Ц. Он не может с уверенностью сказать, что Д. присутствовал, когда его избивали. Ему кажется, что Д. находился во дворе, а в садоводческое товарищество за машиной с ними не ездил.
Суд критически оценил показания Т. в отношении Д., поскольку он был в дружеских отношениях с Х.Е., который был родственником Д.
Оценка судом показаний Т. подтверждается показаниями А. на очной ставке с Т., признавшего, что ударил Т. по лицу, а Д., Ц., Б. нанесли Т. множество ударов за то, что Т. отказывался передать им свою машину. Впоследствии машину Т. продал Д. Х.Д. за 60 тысяч рублей.
Потерпевший Т. на очных ставках с Б., Ц. также подтвердил, что они были среди напавших и избивавших его лиц с целью завладения его автомашиной.
Показаниями свидетеля Т.О. по существу подтверждаются показания потерпевшего.
Из показаний свидетеля Х.Д. усматривается, что он купил автомашину ВАЗ-21099 у двух парней за 60 тысяч рублей, потом продал эту машину.
Свидетель Ц.Г. показал, что приобрел у Х.Д. автомашину ВАЗ-21099, а потом продал ее Х.Б.
Из показаний свидетеля Б.Р. видно, что он купил автомашину ВАЗ-21099 у Х.Б., но потом машину у него изъяли сотрудники милиции, которые объяснили, что эта машина была насильно отобрана у Т.
Вина осужденных также подтверждается: протоколом обнаружения и изъятия автомашины ВАЗ-21099 госномер <…> от 6 января 2001 года у Б.Р.; доверенностью серии 15 АО N 720811 выданной 3 августа 1998 года от имени собственника Т.Т. на имя Д., А. и Б. на право распоряжения этой автомашиной, что опровергает утверждение Д. и Б. о том, что к насильственному завладению этой автомашиной они не причастны, а также утверждение А., что эта машина на его имя не оформлялась; другими доказательствами, полно изложенными в приговоре.
Вина осужденных Ч., А., Д., Б. и Ц. в вымогательстве и в разбое, совершенных в отношении В. и Х. установлена показаниями потерпевших на предварительном следствии, свидетелей Т.Б., К.Д., К.Р., заключениями экспертов и другими доказательствами, анализ и оценка которым даны в приговоре.
Потерпевший В. на предварительном следствии показал, что в середине января 1996 года, управляя автомашиной ВАЗ-2106, он допустил столкновение с микроавтобусом. В автобусе были ребята, как оказалось из Гэсовской преступной группы, которые избили его и К.Р.., К.К. и Х.Е. Лицо, выдававшее себя за владельца автобуса, потребовало забрать автобус и заплатить за него 18 тысяч долларов США. Автобус за указанную сумму взял К.К., а он передал ему 2000 долларов на ремонт автобуса и они дружески расстались. В марте 1998 года к нему пришли Д. и Б., сказали, что они пришли к нему за деньгами за аварию. Он ответил, что он ничего не должен, а если должен, то почему не приехал сам К.К., на что Д. заявил, что за ним остался долг 10 тысяч долларов США. После его категорического отказа, Д. в грубой форме потребовал поехать с ними, угрожая неприятностями для него и его семьи. Он согласился и на следующий день с Т.Б., К.Д. и Х. приехал к Осетинскому театру, где его ждали Д. и Б., которые изложили ему суть своих требований и сказали, что есть человек, который подтвердит, что он — должник. Подумав, что это К.К., он согласился с ним встретиться. На следующий день в этом же составе они встретились в условном месте, и Б. заявил, что нужно ехать на "лесозавод" к криминальному авторитету. Д. через какого-то сотрудника колонии ЯН 68/1 оформил пропуск в колонию. В комнату свиданий прошли он, Д., Б., Х.О. Через некоторое время туда пришел Ч., представился сам. Д. и Б. называли его "Хаба". С Ч. пришли еще трое, одного из них, А., по прозвищу "Муха", он запомнил. Д. изложил суть вопроса, но он настаивал на присутствии К.К.Ч. заявил, что будет и К.К., после чего они разошлись. Через месяц Д. и Б. сообщили, что К.К. приехал и нужно снова встретиться на лесозаводе. На следующий день они встретились, при этом был К.К., который сказал, что у него претензий к нему нет, что он не просил никого выступать от его имени, что он не пойдет к авторитету, и чтобы его оставили в покое. Когда приехали в колонию и зашли в комнату свиданий вместе с Х.Е., Д. и Б., он увидел, что К.К. действительно не пришел. В комнату зашли Ч. и А., были еще какие-то парни. Ч. сообщил о занимаемом им положении в колонии, что он хозяин лесозавода, и что он скажет, то и будет. А. приподнял куртку и показал имеющиеся у него ножи. Д. опять рассказал об аварии в 1996 году и подчеркнул, что требует 10 тысяч долларов США. На замечание Х. они высказали угрозы в адрес Х. Потом Д. и Б. потребовали с него еще 30 тысяч рублей для освобождения Ц.Ч. пригрозил Х., что тот от него никуда не денется.
Далее потерпевший подробно пояснил об обстоятельствах вымогания у него имущества и разбойного нападения на него, совершенных Ч., Д., А., Б. и Ц.
Потерпевший Х. на предварительном следствии также подробно показал об обстоятельствах, совершенных в отношении него осужденными, вымогательстве и разбое.
В частности, из его показаний усматривается, что он решил оказать моральную поддержку В. и познакомился с Д., А. и другими лицами. Когда В. уехал в г. Тынду, они стали устраивать разборки с ним. Вначале июля 1998 года в кафе Д. и другие сказали ему, что поскольку В. скрылся, а он, Х., заступался за него, то должен им выплатить 10000 долларов США. Ему стали угрожать, если он не согласится на их требования, сказали, что поступило указание "Хаби" забрать у него автомашину или 20000 долларов США. Он сказал, что хочет сам встретиться с "Хаби", на что они согласились. Примерно через неделю, он приехал на своей машине на лесозавод. В комнату свиданий с "Хабой" зашли Д., А. и другие лица. Достав нож, "Хаба" стал ему угрожать, и его стали избивать. Д. вытащил из кармана его брюк ключи от автомашины, а "Хаба" снял с его руки золотой перстень с бриллиантом и золотые часы с браслетом. Когда он вышел, то увидел, что машину его угнали. Ему был причинен ущерб на сумму 285000 рублей.
Из заключений экспертов усматривается, что на основании медицинской документации установлено, что у Х. имелись повреждения в виде сотрясения головного мозга, ушибленной раны лица, кровоподтеков лица, туловища, которые образовались от воздействия тупых твердых предметов, возможно в срок 3 июля 1998 года и квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью.
На предварительном следствии потерпевший Х. показал, что после его избиения ему стало плохо, и его отвезли в больницу г. Ардон, где ему было стыдно сказать, что его избили в колонии, и он сказал, что упал в горах.
Адвокат Артемов в кассационной жалобе ссылается на то, что показания Х. на предварительном следствии о том, что у него были переломы ребер и перелом левой ноги не подтверждаются выводами судебно-медицинской экспертизы, однако судом не установлено причинение указанных телесных повреждений Х.
Из протоколов опознания видно, что среди предъявленных Х. лиц, он опознал Ц. и Б., а также по фотокарточкам опознал Ч.
На очных ставках с Ц., Б., А., Ч. потерпевший Х. подтвердил свои показания в отношении них, как лиц, совершивших в отношении него преступные действия.
Из показаний потерпевшего усматривается, что наряду с похищением имущества, у него было похищено из автомашины гладкоствольное охотничье ружье. Потом ему вернули ружье, но не то, которое у него было похищено.
Из протокола выемки видно, что у Х. были изъяты дубликат лицензии и охотничье ружье модели ИЖ-81 12 калибра, которое по его показаниям ему дали Д. и Ц.
Вышеизложенные показания потерпевших на предварительном следствии объективно подтверждаются показаниями свидетелей К.К., Х.Е., Х.Э., а также протоколами очных ставок на предварительном следствии потерпевшего В. с А., Д., Б., Ц. и Ч., на которых В. подтверждал свои показания о преступных действиях указанных лиц, протоколом следственного эксперимента, заключениями экспертиз и другими доказательствами.
Из протоколов опознания лиц видно, что В. опознал среди предъявленных ему лиц Б. и Ц., а также по фотокарточкам Ч.
Доводы жалоб адвокатов о том, что опознание В. и Х. Ч. проведено с нарушением требований ст. ст. 164 — 166 УПК РСФСР является неосновательным, поскольку из протокола опознания видно, что нарушений закона при опознании не допущено.
По заключению экспертов на основании данных судебно-медицинского освидетельствования, у В. имелись рубцы в лобной области волосистой части головы, в теменной области головы слева, левой голени, которые являются следствием заживления ушибленных ран. Эти раны могли образоваться от действия тупых твердых предметов или ударов об таковые. В области правой ягодицы имеется рубец, который является следствием заживления резаной или колото-резаной раны. Рана могла образоваться от действия режущего или колюще-режущего орудия. Все эти повреждения могли возникнуть в мае 1999 года и квалифицируются как причинившие легкий вред здоровью.
Как видно из показаний потерпевшего В. на предварительном следствии, А. ударил его ножом в правую ягодицу, и он был избит осужденными.
Судом тщательно проверялись доводы потерпевших о том, что на предварительном следствии под воздействием работников милиции они оговорили осужденных, что парень, представившийся им в колонии Ч., не похож на подсудимого Ч., о чем они и адвокаты утверждают и в кассационных жалобах. Эти доводы, как необоснованные, убедительно опровергнуты в приговоре. Выводы суда мотивированы и не вызывают сомнений.
Проанализировав и оценив полно изложенные в приговоре доказательства в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, суд обоснованно признал доказанной вину осужденных и правильно квалифицировал преступные действия Ч. по ст. ст. 163 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б" УК РФ, А., Ц., Д. и Б. — по ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б", 163 ч. 3 п. "б", 226 ч. 3 п. п. "а", "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, по указанным в приговоре квалифицирующим признакам.
Оценка доказательствам по делу дана судом в соответствии с требованиями ст. 71 УПК РСФСР, поэтому доводы кассационных жалоб о неправильной оценке судом доказательств по делу, являются неосновательными.
При таких обстоятельствах с доводами кассационных жалоб о том, что вина осужденных в совершенных преступлениях не доказана, нельзя согласиться.
Неосновательными являются и утверждения о допущенных органами следствия и судом существенных нарушениях уголовно-процессуального закона, указанных в кассационных жалобах.
Из материалов дела видно, что как органы следствия, так и суд исследовали обстоятельства дела с достаточной полнотой, всесторонне и объективно.
Из заключений проведенных экспертиз видно, что экспертам, которым было поручено проведение экспертиз, в соответствии с требованиями ст. 187 УПК РСФСР разъяснены права и обязанности, в том числе и ответственность за дачу ложного заключения. Считать, что ссылка на заключения экспертов в приговоре является незаконной, как это утверждается в жалобе адвоката, нет оснований.
Все доказательства по делу собраны в соответствии с требованиями ст. ст. 69, 70 УПК РСФСР.
Доводы кассационных жалоб о применении недозволенных методов следствия опровергаются материалами дела, поэтому являются неосновательными.
В жалобе также необоснованно утверждается о незаконности ссылки в приговоре на показания свидетелей Г.Д. и Е., поскольку свидетели предупреждены об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, и оценка им дана судом в совокупности со всеми материалами дела.
Ссылка в жалобе на то, что в судебном заседании не допрошен свидетель Д.К. и не исследованы его показания на предварительном следствии, то это обстоятельство не повлияло на полноту судебного следствия и правильность оценки доказательств по делу.
Несостоятельными являются и доводы жалобы адвоката о том, что психическое состояние Б. вызывает сомнение. Из материалов дела видно, что оснований для такого утверждения не имеется.
Выделение из настоящего уголовного дела в отдельное производство материалов указанных в постановлении следователя, в том числе указанных в кассационной жалобе адвоката, не противоречит требованиям ст. 26 УПК РСФСР, поэтому не может являться основанием для отмены приговора.
Изложенными в приговоре доказательствами установлена также вина осужденных А., Д., Б. и Ц. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 327 ч. 3, 325 ч. 1 и 2 УК РФ, однако приговор в этой части подлежит отмене с прекращением дела в этой части производством.
Со дня совершения этих преступлений небольшой тяжести прошло более двух лет, следовательно, в силу ст. 78 УК РФ в связи с истечением сроков давности указанные лица подлежат освобождению от уголовной ответственности.
Кроме того, в резолютивной части приговора суд указав о признании А. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 327 ч. 3 УК РФ, назначил ему наказание по ст. 327 ч. 2 УК РФ, а в отношении Ц. при признании его виновным не указал часть ст. 327 УК РФ, наказание ему назначил по ч. 2 ст. 327 УК РФ, хотя из описательной часта приговора видно, что Ц. признан виновным по ч. 3 ст. 327 УК РФ. Допущенное судом нарушение требований ст. 315 УПК РСФСР, также является основанием для отмены приговора в этой части.
Назначенное наказание осужденным соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела. Оснований для смягчения им наказания не имеется.
Вместе с тем, суд допустил невнимательность при назначении наказания Ц. по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, по которой он признан виновным, ошибочно указав п. "а" ч. 3 ст. 163 УК РФ. Поэтому в этой части приговор подлежит уточнению.
Что касается доводов кассационной жалобы адвоката об автомашине "Мицубиси ФТО 21", то этот вопрос выделен в отдельное производство, поскольку следственными органами не выяснено из какого источника и законным ли путем приобретена эта автомашина.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

определила:

приговор Верховного Суда Республики Северная Осетия — Алания от 30 января 2002 года в отношении А., Д. в части их осуждения по ст. ст. 327 ч. 3, 325 ч. 1 и 2 УК РФ, Б. в части признания виновным по ст. 327 ч. 3 и назначения ему наказания по ст. 327 ч. 2 УК РФ, Ц. в части признания виновным по ст. 327 и назначения наказания по ст. 327 ч. 2 УК РФ отменить и дело в этой части производством прекратить за истечением сроков давности;
изменить в части приговор в отношении Ц., считать назначенным ему наказание в виде 8 лет лишения свободы с конфискацией имущества по п. "б" ч. 3 ст. 163 УК РФ, а не по п. "а" ч. 3 этой статьи;
А. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б", 163 ч. 3 п. "б". 226 ч. 3 п. п. "а", "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, окончательно назначить 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Ц. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б", 163 ч. 3 п. "б", 226 ч. 3 п. п. "а", "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, окончательно назначить 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Д. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б", 163 ч. 3 п. "б", 226 ч. 3 п. п. "а", "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ окончательно назначить 8 (восемь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима;
Б. на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 161 ч. 3 п. "б", 162 ч. 3 п. "б", 163 ч. 3 п. "б", 226 ч. 3 п. "б", 162 ч. 2 п. п. "а", "б", "г" УК РФ, назначить 9 лет лишения свободы с конфискацией имущества и на основании ст. 69 ч. 5 УК РФ с частичным присоединением наказания по приговору от 15 марта 2000 года окончательно назначить 9 (девять) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.
В остальном приговор в отношении А., Ц., Д. и Б., а также в отношении Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы — без удовлетворения.