Оправдательный приговор по делу о халатности оставлен без изменения, так как обязанность по надлежащему хранению оружия в должностные обязанности оправданного не входила, в связи с чем в действиях должностного лица отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 293 УК РФ

Определение Верховного Суда РФ от 05.06.2002 N 51-кпн02-12пр

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе
председательствующего — Степалина В.П.
судей — Кудрявцевой Е.П. и Шишлянникова В.Ф.
рассмотрела в судебном заседании от 5 июня 2002 года дело по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на приговор Центрального районного суда г. Барнаула от 25 июля 2001 года, которым
Ш., <…>, ранее не судимый, —
оправдан по ч. 1 ст. 293 УК РФ за отсутствием состава преступления.
Судебной коллегией по уголовным делам краевого суда 6 сентября 2001 года приговор оставлен без изменения, кассационный протест государственного обвинителя без удовлетворения.
Президиум Алтайского краевого суда 23 октября 2001 года приговор и определение суда кассационной инстанции оставил без изменения, протест прокурора края отклонил.
Заслушав доклад судьи Кудрявцевой Е.П., заключение прокурора Клевцовой В.Г., поддержавшей протест, Судебная коллегия

установила:

органами предварительного расследования Ш. обвинялся в совершении преступления при следующих обстоятельствах. Занимая должность заместителя прокурора Железнодорожного района г. Барнаула, он был наделен властными полномочиями, то есть являлся должностным лицом. В соответствии с п. 3 ст. 45 Закона Российской Федерации "О прокуратуре Российской Федерации", предусматривающим право прокуроров и следователей постоянно носить и хранить предназначенное для личной защиты боевое ручное стрелковое оружие и применять его, и на основании рапорта Ш. от 26 января 1998 года, последнему 24 февраля 1999 года было выдано служебное оружие — ПМ калибра 9 мм серии ШК N 6924, 1968 года выпуска.
В связи с поступавшими угрозами Ш. с конца октября 2000 года стал носить служебное оружие при себе, а при передвижении на личном автомобиле — в "бардачке" названного транспортного средства. При этом он действовал в нарушение ч. 4 ст. 22 Закона РФ "Об оружии", предусматривающей, что гражданское и служебное оружие должно храниться в условиях, обеспечивающих его сохранность, безопасность хранения и исключающих к нему доступ посторонних лиц, а также п. 5.1 Инструкции по организации учета, хранения и выдачи боевого ручного стрелкового оружия в органах прокуратуры РФ от 11 августа 1999 года, предусматривающего обязательность нахождения оружия непосредственно при лице, которому оно было выдано, в личном сейфе, в условиях, исключающих возможность хищения, утраты, порчи.
Около 10 часов 13 ноября 2000 года Ш. на личном автомобиле проследовал из принадлежащего ему гаража, расположенного по ул. Папанинцев, 115 в г. Барнауле к ОВД Железнодорожного района, находящемуся по адресу пр. Строителей, 46 г. Барнаула, где, покинув автомобиль на 15 — 20 минут, оставил оружие, снаряженное 8 патронами, в "бардачке" автомобиля. Затем проследовал на автозаправку "Магис" по пр. Строителей, 31. Зная, что служебное оружие находится в "бардачке", при расчете в кассе за бензин оставил дверь автомобиля со стороны водителя открытой, что повлекло хищение пистолета не установленными следствием лицами. Пропажу оружия обнаружил только при возвращении в гараж.
Таким образом, Ш. отнесся небрежно к исполнению своих обязанностей по хранению служебного оружия, оставив пистолет в открытом автомобиле, не обеспечил надлежащие условия его хранения, допустил возможность доступа к нему посторонних лиц, что повлекло хищение пистолета. Кроме того, Ш. в нарушение п. 5.7 Инструкции, которой обязывает незамедлительно сообщать об утрате оружия руководителю и докладывать рапортом прокурору, разрешившему выдачу, о хищении пистолета, своевременно не сообщил о происшествии, самонадеянно рассчитывая на его возвращение.
Кроме того Ш., находясь с 13 ноября 2000 года в очередном отпуске, в нарушение п. 5.3 Инструкции, в установленном порядке не сдал имеющееся у него оружие и боеприпасы к нему в комнату хранения оружия методико-криминалистического отдела прокуратуры края.
Своими действиями он причинил существенный вред интересам общества и государства, который выразился в дискредитации звания сотрудника прокуратуры и подрыве авторитета органов прокуратуры в целом, а также в незаконном выходе оружия в свободное обращение и создании предпосылок для его использования в преступных целях.
Оправдывая Ш. за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, суд мотивировал свое решение тем, что обязанность по надлежащему хранению оружия в должностные обязанности оправданного не входила, в то время как для квалификации действий как халатности необходимо, чтобы должностное лицо не выполнило или ненадлежащим образом исполнило обязанность, возложенную на него определенным нормативным актом.
В протесте со ссылкой на неполноту исследования материалов дела судом, на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела поставлен вопрос об отмене судебных решений по делу с направлением дела на новое судебное рассмотрение.
Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в протесте, Судебная коллегия не усматривает оснований для отмены судебных решений по делу.
Материалы дела исследованы судом полно, всесторонне и объективно. Из протокола судебного заседания следует, что судом исследованы все представленные следствием доказательства, которым дана оценка в приговоре в соответствии со ст. 314 УПК РСФСР. При этом судом установлено, что обязанности Ш. как должностного лица закреплены в приказе прокурора района N 1 от 10 января 2000 года. Требование о надлежащем хранении оружия данный приказ не содержит. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по службе в вину Ш. не инкриминировалось.
Закон "Об оружии" и Инструкция по организации учета, хранения и выдачи боевого оружия в органах Прокуратуры РФ не являются актами, определяющими круг служебных обязанностей Ш. по должности. С учетом изложенного суд обоснованно пришел к выводу об отсутствии в действиях Ш. состава преступления, предусмотренного ст. 293 ч. 1 УК РФ. Ответственность за небрежное хранение огнестрельного оружия предусмотрена специальной нормой Уголовного кодекса и только при наступлении определенных последствий, указанных в законе, что Ш. не вменялось и не установлено.
Кассационное определение и постановление президиума краевого суда соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона, определяющего требования к составлению названных процессуальных документов.
Руководствуясь ст. ст. 378, 379 УПК РСФСР, Судебная коллегия

определила:

протест заместителя Генерального прокурора Российской Федерации оставить без удовлетворения.

Председательствующий СТЕПАЛИН В.П.

Судьи КУДРЯВЦЕВА Е.П. ШИШЛЯННИКОВ В.Ф.